Форум » Красота спасёт мир! » Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение) » Ответить

Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение)

administrator: Поэзия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия.... Стихи, которые мы любим.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

надежда: Где-то там за поворотом моя Волшебная Страна "Вглядись: тропинка чуть видна. Пророс терновник меж камней... О, это Праведных тропа. Немногие идут по ней. А вот широкий, тарный путь, Где на лугах блестит роса… То этот путь – стезя Греха, А не дорога в Небеса. И вот чудесная тропа В холмах зеленой стороны. То путь в Волшебную Страну. Мы по нему идти должны." Дж. Толкиен

надежда: ОДИНОЧЕСТВО А знаете вы, что такое Женское одиночество? Когда в одеяле двое, Но прижиматься не хочется... Любимая книга закрыта Вторую неделю, кажется... И новое платье забыто, А тушь по щекам размажется... И если в работе по горло С утра и до поздней ночи... А глупых, пустых ухажеров И тело уже не хочет... Когда с телефоном в обнимку Не спишь, только чутко дремлешь.... Кокетство вдруг стало ужимкой Но все же его приемлешь... Когда в холодильнике пусто Но в баре вино хорошее... Когда поначалу вкусно, А после лишь счет запрошенный... Когда за зимою осень, А следом опять зима... Когда никого не просишь, А только лишь я сама... Вы знаете, что же такое Женское одиночество?... Когда уже жить не стоит Да и не очень хочется... интернет.

Леся: Край берёзовый Если мне воспеть берёзу Свыше дан наказ, Я её святые слёзы Воспою для Вас. Я её печальный облик В рифму облеку, Шёпот листьев, птичий оклик. Раны на веку... Как светло-то на просторе. Дивный свет струит; На высоком косогоре. Милая, стоит... Подойду я и, любуясь, Косоньки ветвей Соберу-ка в прядь тугую... Вей же, ветер, вей! Нe сломить березу в бурю Коль душа алмаз, Даже средь осенней хмури Радуешь ты глаз! В зимнем сне, в мороз трескучий. На краю села. На обрыве-то, над кручей, Как же ты мила! А весною... Боже правый! Красивее нет! Молодых листочков нежен, Изумруден цвет! Ты в любое время года Чудно хороша И для русского народа Ты его душа!Т. В. Герасимова

Леся: Из Интернета Радость в голосе ветра и в блеске лучей, Радость в шуме лесном, Радость в сердце живом! В небе вольные тучки быстрей и быстрей Хороводом плывут, Душу к солнцу зовут. С тихой песней войду в переливную рожь: Пробегает в колосьях струистая дрожь, Шелестит и шуршит золотая волна, И кругом тишина Светлой чары полна! И, кивая в просветы, вдоль узкой межи, Васильки-синецветы смеются во ржи.

Леся: Из Интернета Скрипач играл забытые мотивы, Смычок в руке - волшебное перо. Посланник красоты и гордой лиры... Играл на бис... В слезах его лицо. Лилась надеждой музыка разлуки, Надеждой предстоящих новых встреч. Шумящий зал затих под эти звуки... Лишь тихий плачь, да вздрагиванье плеч. Играл солист ниспосланный любовью. Терзала скрипка музыкой без слов. С отчаяньем каким-то, с грустной болью, Несла в сердца мир потаенных снов. Переливались звуки лунным светом, Сонетами прекраснейших стихов. - То вечность с нами делится секретом, Любовь и верность в музыке без слов.

Леся: Вот и все... - Ну, вот и все, - вздохнув, старушка, сказала деду. - Видно срок… И он, растерянно в подушку, ей прошептал. - Погодь, чуток… - Вот свадьбу правнуку сыграем, тогда уж вместе и уйдем… Оборвалось собачьим лаем, Мелькнуло что-то за окном. - Скажи, просила мол, любя, простить её, за все, что было, и пусть не сердятся зятья, невесток всех, скажи, любила… И не стесняясь горьких слез, Ему вдруг вспомнилось былое, Как вечерами средь берез, Бежал он к ней в село чужое. Как после, горюшка хлебнув, Их тенью молодость мелькнула. Как уходил он на войну, И как война без ног вернула… Он посмотрел в ее глаза, В них ни слезинки, ни печали, Лишь чуть поблекла синева И губы тихо прошептали: - А ты, живи... поберегись, ко мне ходи, как на свиданье... И было видно, как сплелись, Их руки в нежное прощанье...Николай Загумёнов

надежда: Родителям посвящается... Летят года и даты, Словно ветер, Мы выросли с тобой давным-давно. Мы взрослые, И в то же время дети - Для мамы с папой. Сколько лет прошло А мы все также чувствуем участье, Родительскую близость и любовь, И понимаем, что ведь это счастье, Когда роднятся души, а не кровь. Любимые родители. желаем, Чтоб счастливо вы жили много лет, Чтобы с улыбкой каждый день встречали, А жизнь дарила радость вам и свет. Летят года, Весь мир вокруг меняя. Но неизменно только лишь одно - Родительская, чистая. святая Любовь, с которой нам всегда светло. УВАЖАЙТЕ!ЦЕНИТЕ! БЕРЕГИТЕ! БУДЬТЕ ДОСТОЙНЫ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ!!!

Леся: В тот вечер возле нашего огня... «Был черный небосвод светлей тех ног, и слиться с темнотою он не мог». В тот вечер возле нашего огня увидели мы черного коня. Не помню я чернее ничего. Как уголь были ноги у него. Он черен был, как ночь, как пустота. Он черен был от гривы до хвоста. Но черной по-другому уж была спина его, не знавшая седла. Недвижно он стоял. Казалось, спит. Пугала чернота его копыт. Он черен был, не чувствовал теней. Так черен, что не делался темней. Так черен, как полуночная мгла. Так черен, как внутри себя игла. Так черен, как деревья впереди, как место между ребрами в груди. Как ямка под землею, где зерно. Я думаю: внутри у нас черно. Но все-таки чернел он на глазах! Была всего лишь полночь на часах. Он к нам не приближался ни на шаг. В паху его царил бездонный мрак. Спина его была уж не видна. Не оставалось светлого пятна. Глаза его белели, как щелчок. Еще страшнее был его зрачок. Как будто был он чей-то негатив. Зачем же он, свой бег остановив, меж нами оставался до утра? Зачем не отходил он от костра? Зачем он черным воздухом дышал? Зачем во тьме он сучьями шуршал? Зачем струил он черный свет из глаз? Он всадника искал себе средь нас.Иосиф Бродский

Мироль: Я очень люблю С.Есенина. Не удивляйтесь тому, что я сейчас выложу видео. Этими роликами я хочу показать, как великие стихи вливаются в другую культуру, как гармонично они там звучат. Но это кроме того, что я безумно люблю этого исполнителя, я преклоняюсь перед его голосом. Когда встречаются вместе великая поэзия, великая музыка и гениальное исполнение, то вот что может получиться Простите, если кто-то сочтет, что это не в тему.

Мироль:

Леся: Из Интернета На что мы тратим жизнь... На что мы тратим жизнь! На мелочные ссоры, На глупые слова, пустые разговоры, На суету обид, на злобу - вновь и вновь. На что мы тратим жизнь... А надо б на любовь. Сжигаем жизнь до тла всё на пустое что-то - На нудные дела, ненужные заботы... В угоду обществу придумываем маски... На что мы тратим жизнь! А надо бы на ласки. Мы распыляем жизнь на сумрачную скуку, На «имидж» и «престиж», ненужную науку, На ложь и хвастовство, на дармовую службу. На что мы тратим жизнь?.. А нужно бы на дружбу. Куда-то всё спешим, чего-то добываем. Чего-то ищем всё - а более теряем; Всё копим - золото, тряпьё и серебро... На что мы тратим жизнь! А надо б на добро. Волнуемся, кричим, по пустякам страдаем; С серьёзностью смешной вещички выбираем. Но сколько не гадай - всё выберешь не ту. На что мы тратим жизнь... А надо б на мечту. Боимся радости, боимся верить в сказки, Боимся и мечты, и нежности, и ласки; Боимся полюбить, чтоб после не тужить... На что мы тратим жизнь?! А надо просто ЖИТЬ!

Леся: Ты не могла иль не хотела Мою почувствовать истому, Свое дурманящее тело И сердце бережешь другому. Зато, когда перед бедою Я обессилю, стиснув зубы, Ты не придешь смочить водою Мои запекшиеся губы. В часы последнего усилья, Когда и ангелы заплещут, Твои сияющие крылья Передо мной не затрепещут. И ввстречу радостной победе Мое ликующее знамя Ты не поднимешь в реве меди Своими нежными руками. И ты меня забудешь скоро, И я не стану думать, вольный, О милой девочке, с которой Мне было нестерпимо больно.Николай Гумилёв

Леся: Марина ЦветаеваПод лаской плюшевого пледа Под лаской плюшевого пледа Вчерашний вызываю сон. Что это было? - Чья победа? - Кто побежден? Все передумываю снова, Всем перемучиваюсь вновь. В том, для чего не знаю слова, Была ль любовь? Кто был охотник? - Кто - добыча? Все дьявольски - наоборот! Что понял, длительно мурлыча, Сибирский кот? В том поединке своеволий Кто, в чьей руке был только мяч? Чье сердце - Ваше ли, мое ли Летело вскачь? И все-таки - что ж это было? Чего так хочется и жаль? Так и не знаю: победила ль? Побеждена ль? 23 октября 1914

Леся: Из Интернета У весенних дождей запах талой воды, Запах снежных проталин и звонких капелей, А ещё в них упругая сочность травы, И хрустальная трель соловьёв-менестрелей. У весенних дождей водопадная страсть, Влажный шёпот стекла, на котором губами Ищут капли пути, чтоб скорее упасть В мир, который мы прячем от них под зонтами… У июльских дождей запах гроз и тепла, Запах синего неба и ранних рассветов, И звенят в колокольчиках колокола, И смывается пыль с радуг и разноцветов. Летний дождь собирается в реки – ручьи, Наиграется солнышко в них пузырями, И забрызганный ветер подхватит лучи, Зачерпнув их смешинки стократно горстями… У осенних дождей запах павшей листвы, Объезжает леса золотая карета, Акварельная нота сырой красоты – Вот и всё, что осталось на память от лета. Затяжная печаль, серый отзвук тоски, Все прозрачные дали становятся ближе, И бледнее и реже цветные мазки, И без птиц на аллеях всё тише, и тише… Ну а я не грущу, у меня свой расчёт, Обещают дожди? Пожимаю плечами – Мне б тебя отыскать, ну а там пусть течёт! Я гулял бы с тобою всю жизнь под дождями…

тузя: Чому раніше не зустрів тебе я, Та важко загасити почуття. І погляд і слова, й усмішка твоя Й солодких поцілунків полум’я Між нами вже не загасити. Далеко зараз від тебе я Та важко загасити почуття. Згадаю знов уста твої Волосся запах твій ....... І враз вогонь в душі І сни .......... лише про тебе. Ще осінь шелестіла жовтим листям І сонце дарувало нам тепло Тебе зустрів я, ............... й закохався І нам удвох так весело було. Твої солодкії уста як маки, А очі сяють як зірки. Від всього серця я тебе кохаю Моя ти ... ...................назавжди.

тузя: Сергей Есенин * * * Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный, Я не буду больше молодым. Ты теперь не так уж будешь биться, Сердце, тронутое холодком, И страна березового ситца Не заманит шляться босиком. Дух бродяжий! ты все реже, реже Расшевеливаешь пламень уст О моя утраченная свежесть, Буйство глаз и половодье чувств. Я теперь скупее стал в желаньях, Жизнь моя? иль ты приснилась мне? Словно я весенней гулкой ранью Проскакал на розовом коне. Все мы, все мы в этом мире тленны, Тихо льется с кленов листьев медь... Будь же ты вовек благословенно, Что пришло процвесть и умереть.[/

Леся: О, встречи дивное волненье! Взгляд заревой... Крылатый крик... Ты осязаемо, виденье! К тебе я трепетно приник... Я по морям туманным плавал, томился в пасмурной стране, и скучный бог и скучный дьявол бесцельно спорили во мне. И на полночных перепутьях Страсть появлялась предо мной - босая, в огненных лоскутьях, с закинутою головой... Но не просил я ласок ложных, я тосковал в садах земных... Среди сомнительных и сложных искал я верных и простых. О достиженье, крылья, зори! Мечта оправдана вполне! С алмазной песнею во взоре ты наклоняешься ко мне...В. Набоков

Леся: Владимир Набоков. Исполняет Boris Vetrov. Музыка Zeus Farber

Леся: Из Интернета А жизнь – игра... А жизнь – игра на пораженье, И не свести её к ничьей… И только наше отраженье Царапнет золото церквей. Круг обязательно замкнётся, И обнуляя ход часов, Что нам как эхом отзовётся На стрелке дрогнувшей весов? Какой немыслимой расплатой Душе аукнутся грехи? И быть ли вечно ей распятой От домыслов и чепухи… А те, чьим был я продолженьем, Поймут ли смысл моих утрат, Или с покорным сожаленьем Осудят каждую стократ? Пусть будет свет лампад прозрачен На том, чего не изменить – Век не бессмысленно истрачен, Раз было в нём кого любить. И я согрет любовью этой, И хоть с грехами, как с сумой, Готов платить любой монетой За счастье рядом быть с тобой. Пусть жизнь – игра на пораженье, И не свести её к ничьей, Я ей давно дарю прощенье За то, что ты была моей…

Леся: Из Интернета Я знаю... Я знаю, как тобой переболеть – Сказать себе, что я тебя придумал, И долго в пламя пристально смотреть, И не хмелеть, чтоб вдруг не передумал… Сжать голову и память запереть На сто замков матерого цинизма, И в звездопад загадывать не сметь Ни толики ненужного лиризма… И слушать, как звенит немая ночь, Ведя смычком по крылышкам цикады, И рассмеяться – некому помочь Душе к тебе прорваться из блокады! Тебе пробиться к сердцу не успеть, Чтоб ритмы сбить и разорвать аорту, Я все придумал, не о чем жалеть – Не написалась сказка, ну и к черту! Мешая дым костра и сигарет, Щекой заросшей раскровить ладони, И повторять: Ты слышишь, тебя нет! И не было, стоящей на перроне… Я не хочу ни видеть твоих глаз, Ни слышать голос, ни касаться кожи… Мне одному так хорошо сейчас, И без меня тебе, наверно, тоже. Из горлышка лить в пересохший рот, На грудь роняя с подбородка капли – А тот, который где-то тебя ждет, Ты говоришь, он лучше? Это вряд ли… Его я тоже вычеркну с листа – Не целовал, не обнимал чужое! Я выжигаю искрами костра В своих зрачках колечко золотое. Мне до рассвета думать о тебе, Мне до тумана водкою лечиться, Чтобы забыться утром и во сне К тебе прижаться и тобой напиться…

Леся: Я ревную тебя Я смертельно устал от ран, Но меня ничего не лечит. Я ревную тебя к годам, Отшумевшим до нашей встречи. Я ревную тебя к ветрам, Что ласкают тебя весною, К сновидениям и к стихам, Посвящённым тебе не мною. Я ревную тебя к звезде, Что горит тебе повсеместно, И к заветной твоей мечте, Если мне в ней с другими тесно. Я ревную огнём в душе Ко всему, чего волей судеб С тобой не было вообще И к тому, что, возможно, будет. Вячеслав Игнатович

Лена Киев: Любить иных - тяжелый крест Любить иных - тяжелый крест, А ты прекрасна без извилин, И прелести твоей секрет Разгадке жизни равносилен. Весною слышен шорох снов И шелест новостей и истин. Ты из семьи таких основ. Твой смысл, как воздух, бескорыстен. Легко проснуться и прозреть, Словесный сор из сердца вытрясть И жить, не засоряясь впредь, Все это - не большая хитрость Б.Пастернак

Леся: Здесь лапы у елей дрожат на весу, Здесь птицы щебечут тревожно - Живешь в заколдованном диком лесу, Откуда уйти невозможно. Пусть черемухи сохнут бельем на ветру, Пусть дождем опадают сирени, - Все равно я отсюда тебя заберу Во дворец, где играют свирели!Твой мир колдунами на тысячи лет Укрыт от меня и от света, - И думаешь ты, что прекраснее нет, Чем лес заколдованный этот. Пусть на листьях не будет росы поутру, Пусть луна с небом пасмурным в ссоре, - Все равно я отсюда тебя заберу В светлый терем с балконом на море!В какой день недели, в котором часу Ты выйдешь ко мне осторожно, Когда я тебя на руках унесу Туда, где найти невозможно? Украду, если кража тебе по душе, - Зря ли я столько сил разбазарил?! Соглашайся хотя бы на рай в шалаше, Если терем с дворцом кто-то занял! Владимир ВЫСОЦКИЙ

Лена Киев: Александр Блок НЕЗНАКОМКА По вечерам над ресторанами Горячий воздух дик и глух, И правит окриками пьяными Весенний и тлетворный дух. Вдали над пылью переулочной, Над скукой загородных дач, Чуть золотится крендель булочной, И раздается детский плач. И каждый вечер, за шлагбаумами, Заламывая котелки, Среди канав гуляют с дамами Испытанные остряки. Над озером скрипят уключины И раздается женский визг, А в небе, ко всему приученный Бесмысленно кривится диск. И каждый вечер друг единственный В моем стакане отражен И влагой терпкой и таинственной Как я, смирен и оглушен. А рядом у соседних столиков Лакеи сонные торчат, И пьяницы с глазами кроликов "In vino veritas!"* кричат. И каждый вечер, в час назначенный (Иль это только снится мне?), Девичий стан, шелками схваченный, В туманном движется окне. И медленно, пройдя меж пьяными, Всегда без спутников, одна Дыша духами и туманами, Она садится у окна. И веют древними поверьями Ее упругие шелка, И шляпа с траурными перьями, И в кольцах узкая рука. И странной близостью закованный, Смотрю за темную вуаль, И вижу берег очарованный И очарованную даль. Глухие тайны мне поручены, Мне чье-то солнце вручено, И все души моей излучины Пронзило терпкое вино. И перья страуса склоненные В моем качаются мозгу, И очи синие бездонные Цветут на дальнем берегу. В моей душе лежит сокровище, И ключ поручен только мне! Ты право, пьяное чудовище! Я знаю: истина в вине. In vino veritas! — Истина — в вине! (лат.)

Леся: Мне душными ночами снится город, Как будто жизнь другая наяву. Я чувствую невыносимый холод, Все оттого, что без тебя живу. Зачем в который раз так безотвратно Иду я в телефонный автомат? Звоню тебе и жду ответа жадно, Зачем в толпе ищу забытый взгляд? Как сердце мое бьется в ожиданье! Сквозь столько вдруг промчавшихся всех лет. Зачем я так хочу с тобой свиданья В стране любви, которой больше нет? Но я не помню, что мосты сгорели, Что между нами тысячи преград. Зачем я снова жду тебя и верю?... Мне снится сон. Который год подряд.Ирина Балацкая

Леся: Из Интернета Эта шикарная женщина ОСЕНЬ Себя подарила беспутному ветру, И что он ни скажет, и что ни попросит, Ему отдавала, не чувствуя меры. Листвы разноцветной большие охапки Бросала к ногам его брачным букетом, И буйные краски, и солнца остатки, И слезы дождей, и туман пред рассветом... А ветер беспутный шатался по свету, Любя самого лишь себя, свою прихоть, И даже шикарную женщину эту Старался как можно больнее обидеть. Сорвать с нее платье нахальным порывом, Чтоб голая так до зимы постояла... А Осень прощала, лишь с тихим надрывом Уже обреченные слёзы роняла. В зимовьих объятьях она умирает, И проседь теперь в волосах, а не просинь. Под снежной накидкой никто не узнает Эту шикарную женщину - ОСЕНЬ...

Леся: А. Чернов Святая ночь Святая ночь... Залит огнями храм. Молитвы грешников восходят до небес, Как в алтаре зажженный фимиам... Христос воскрес! Воистину воскрес! Природа нежным трепетом полна, Мерцают звезды в глубине небес. Царит над грешным миром тишина… Христос воскрес! Воистину воскрес! Как перед бурей замерла трава... Затих пред Тайною дремучий старый лес. Лишь ветер шепчет нежные слова: «Христос воскрес! Воистину воскрес!»

Леся: о. Виктор (Грозовский) Христос Воскресе! Ликует нынче вся Земля - Христос Воскрес! Пришла Победа! Для бедняка и короля, Для итальянца и для шведа. Пришёл на Землю всех спасти, Открыл врата для Жизни Вечной, Тем, кто готов свой крест нести, И кто хотел бы жить беспечно, Для тех, кто слишком долго спал И в час последний стал трудиться, Кто до восхода солнца встал - Входи победой насладиться. Постился ль кто, а кто и нет, Возвеселитесь нынче оба: Христос Воскрес! И смерти нет, Прощенья свет изшел из Гроба. Войти нас в радость пригласил, Нам всем обещана награда, Не бойтесь смерти, темных сил, Воскресший Сын - наша Ограда. От вечной смерти оградил, Когда спустился в преисподню, Все силы ада сокрушил, Связав бесовской силы сводню. Смерть! Жало вырвано твоё. Ад! Где ж теперь твоя победа? Весь Мир ликует и поёт От православного до шведа!

Леся: Из Интернета Любовью обожженная душа молилась в храме, стоя на коленях, Она просила счастья для того, кто в ночь ушел едва заметной тенью. Кто все ее надежды изорвал и сердце заковал в замерзших лужах. Полужива... С молитвой на устах просила за того, кто был так нужен. Ладонь еще хранила нежность рук, прощальный поцелуй ожогом тлеет, Так в старину клеймили всех рабов, но лишь она об этом не жалеет. Горели свечи в тусклой тишине... пред алтарем, святыми образами... И до утра молилась за него... За человека с грустными глазами...

Леся: Я называюсь именем Твоим, Хоть я на то и не имею права, И этой горькой истины отрава Над жизнью опускается, как дым. Я называюсь именем Твоим, Веселая, общительная, злая, Безмолвная, ехидная, смешная. Какой сейчас я покажусь другим? Всю жизнь мою, как исповедь, сквозь грим, Невольно те, кто рядом, принимают. И, может быть, порой не понимают, Как называюсь именем таким. Я называюсь именем Твоим, Не потому, что на Тебя похожа, Мне стыдно видеть образ Твой, и все же Я просто не сумела бы иным. Я даже в мыслях не могу сказать, Произнести, что я Тебе не верю, Что свет погас, и затворились двери, И что Тебя нам незачем искать. И потому, хоть и в укор себе, «Я христианка», - вновь в ответ сказала, Как будто начиная все сначала, Когда меня спросили о Тебе. Наталья Павлова

Леся: Юрий Шмидт Прости, Господь Прости, Господь, что я в тебя не верил, Что не носил к крещенью данный крест. Я свою душу закрывал, как двери. Не Ты меня по жизни вел, а бес. Прости за то, что не прощал злословий И не одной молитвы не читал. Не понимал: за что истек Ты кровью И пред Тобой колен не преклонял. Прости за то, что жаждал я богатства И мог чужую боль перешагнуть. Не понимал я слово «Святотатство» И не искал для очищенья путь. Не прогони! Молю об искупленьи. Прими в свой Храм, я пред Тобой стою. Перед Распятьем преклонил колени. Прими, прошу, Ты исповедь мою.

Зося: Из интернета Какая право же нелепость, Ты вышел просто покурить... А я готовила рулеты, Мы собирались кофе пить.. С тех пор прошло почти полгода... Ты до сих пор не докурил? Сто раз менялася погода И кафе в чашечках остыл... Соседка добрая сказала, Что где-то рядом, квартал-два, С блондинкой яркою видела, Курящим до сих пор, тебя... Хочу сказать я вам девченки: Не отпускайте мужиков... Пусть курят, гады на балкане... Без брюк, без маек, без трусов!!!

Леся: Могила Неизвестного солдата Могила Неизвестного солдата! О, сколько их от Волги до Карпат! В дыму сражений вырытых когда-то Саперными лопатами солдат. Зеленый горький холмик у дороги, В котором навсегда погребены Мечты, надежды, думы и тревоги Безвестного защитника страны. Кто был в боях и знает край передний, Кто на войне товарища терял, Тот боль и ярость полностью познал, Когда копал «окоп» ему последний. За маршем - марш, за боем - новый бой! Когда же было строить обелиски?! Доска да карандашные огрызки, Ведь вот и все, что было под рукой! Последний «послужной листок» солдата: «Иван Фомин», и больше ничего. А чуть пониже две коротких даты Рождения и гибели его. Но две недели ливневых дождей, И остается только темно-серый Кусок промокшей, вздувшейся фанеры, И никакой фамилии на ней. За сотни верст сражаются ребята. А здесь, от речки в двадцати шагах, Зеленый холмик в полевых цветах - Могила Неизвестного солдата... Но Родина не забывает павшего! Как мать не забывает никогда Ни павшего, ни без вести пропавшего, Того, кто жив для матери всегда! Да, мужеству забвенья не бывает. Вот почему погибшего в бою Старшины на поверке выкликают Как воина, стоящего в строю! И потому в знак памяти сердечной По всей стране от Волги до Карпат В живых цветах и день и ночь горят Лучи родной звезды пятиконечной. Лучи летят торжественно и свято, Чтоб встретиться в пожатии немом, Над прахом Неизвестного солдата, Что спит в земле перед седым Кремлем! И от лучей багровое, как знамя, Весенним днем фанфарами звеня, Как символ славы возгорелось пламя - Святое пламя вечного огня!

Леся: Шекспир. Сонет № 2 Когда твоё чело избороздят Глубокими следами сорок зим, Кто будет помнить царственный наряд, Гнушаясь жалким рубищем твоим? И на вопрос: «Где прячутся сейчас Остатки красоты весёлых лет?» — Что скажешь ты? На дне угасших глаз? Но злой насмешкой будет твой ответ. Достойней прозвучали бы слова: «Вы посмотрите на моих детей. Моя былая свежесть в них жива, В них оправданье старости моей». Пускай с годами стынущая кровь В наследнике твоем пылает вновь! Перевод С. Я. Маршака

Леся: Шекспир. Сонет № 3 Прекрасный облик в зеркале ты видишь, И, если повторить не поспешишь Свои черты, природу ты обидишь, Благословенья женщину лишишь. Какая смертная не будет рада Отдать тебе нетронутую новь? Или бессмертия тебе не надо, - Так велика к себе твоя любовь? Для материнских глаз ты - отраженье Давно промчавшихся апрельских дней. И ты найдешь под старость утешенье В таких же окнах юности твоей. Но, ограничив жизнь своей судьбою, Ты сам умрешь, и образ твой - с тобою. Перевод С. Я. Маршака

Dv_Desire: Байрон Г.Дж. К Времени Все мчится на крылах твоих: Мелькают весны, медлят зимы, Гоня к могиле всех живых. Меня ты наделило, Время, Судьбой нелегкою - а все ж Гораздо легче жизни бремя, Когда один его несешь! Я тяжкой доли не пугаюсь С тех пор, как обрели покой Все те, чье сердце, надрываясь, Делило б горести со мной. Да будет мир и радость с ними! А ты рази меня и бей! Что дашь ты мне и что отнимешь? Лишь годы, полные скорбей! Удел мучительный смягчает Твоей жестокой власти гнет: Одни счастливцы замечают, Как твой стремителен полет! Пусть быстротечности сознанье Над нами тучею висит: Оно темнит весны сиянье, Но скорби ночь не омрачит! Как ни темно и скорбно было Вокруг меня - мой ум и взор Ласкало дальнее светило, Стихии тьмы наперекор. Но луч погас - и Время стало Пустым мельканьем дней и лет: Я только роль твержу устало, В которой смысла больше нет! Но заключительную сцену И ты не в силах изменить: Лишь тех, кто нам придет на смену, Ты будешь мучить и казнить! И, не страшась жестокой кары, С усмешкой гнев предвижу твой, Когда обрушишь ты удары На хладный камень гробовой!

Леся: Будь счастливой, птица... Осень паутинки развевает, В небе стаи будто корабли - Птицы, птицы к югу улетают, Исчезая в розовой дали... Сердцу трудно, сердцу горько очень Слышать шум прощального крыла. Нынче для меня не просто осень - От меня любовь моя ушла. Улетела, словно аист-птица, От иной мечты помолодев, Не горя желанием проститься, Ни о чем былом не пожалев. А былое - песня и порыв. Юный аист, птица - длинноножка, Ранним утром постучал в окошко, Счастье мне навечно посулив. О любви неистовый разбег! Жизнь, что обжигает и тревожит. Человек, когда он человек, Без любви на свете жить не может. Был тебе я предан, словно пес, И за то, что лаской был согретым, И за то, что сына мне принес В добром клюве ты веселым летом. Как же вышло, что огонь утих? Люди говорят, что очень холил, Лишку сыпал зерен золотых И давал преступно много воли. Значит, баста! Что ушло - пропало. Я солдат. И, видя смерть не раз, Твердо знал: сдаваться не пристало, Стало быть, не дрогну и сейчас. День окончен, завтра будет новый. В доме нынче тихо... никого... Что же ты наделал, непутевый, Глупый аист счастья моего?! Что ж, прощай и будь счастливой, птица! Ничего уже не воротить. Разбранившись - можно помириться. Разлюбивши - вновь не полюбить. И хоть сердце горе не простило, Я, почти чужой в твоей судьбе, Все ж за все хорошее, что было, Нынче низко кланяюсь тебе... И довольно! Рву с моей бедою. Сильный духом, я смотрю вперед. И, закрыв окошко за тобою, Твердо верю в солнечный восход! Он придет, в душе растопит снег, Новой песней сердце растревожит. Человек, когда он человек, Без любви на свете жить не может.Эдуард Асадов

Леся: ДВЕ КРАСОТЫ Хоть мать-природа не сидит без дела. Но идеалы скупо созидает. И красота души с красивым телом Довольно редко в людях совпадает. Две высоты, и обе хороши. Вручить бы им по равному венцу! Однако часто красота души Завидует красивому лицу. Не слишком-то приятное признанье, А все же что нам истину скрывать?! Ведь это чувство, надобно сказать, Не лишено, пожалуй, основанья. Ведь большинство едва ль не до конца Престранной «близорукостью» страдает. Прекрасно видя красоту лица, Душевной красоты не замечает. А и заметит, так опять не сразу, А лишь тогда, смущаясь, разглядит, Когда все то, что мило было глазу, Порядочно и крепко насолит. А может быть, еще и потому, Что постепенно, медленно, с годами, Две красоты, как женщины в дому, Вдруг словно бы меняются ролями. Стареет внешность: яркие черты Стирает время властно и жестоко, Тогда как у духовной красоты Нет ни морщин, ни возраста, ни срока. И сквозь туман, как звездочка в тиши, Она горит и вечно улыбается. И кто откроет красоту души, Тот, честное же слово, не закается! Ведь, озарен красивою душой, И сам он вечным расплеснется маем! Вот жаль, что эту истину порой Мы все же слишком поздно понимаем...Эдуард Асадов

Dv_Desire: Афанасий Фет СОСНЫ Средь кленов девственных и плачущих берез Я видеть не могу надменных этих сосен; Они смущают рой живых и сладких грез, И трезвый вид мне их несносен. В кругу воскреснувших соседей лишь оне Не знают трепета, не шепчут, не вздыхают И, неизменные, ликующей весне Пору зимы напоминают. Когда уронит лес последний лист сухой И, смолкнув, станет ждать весны и возрожденья,- Они останутся холодною красой Пугать иные поколенья.

Леся: На распущенной розе устроил кроватку фагот...На распущенной розе устроил кроватку фагот, Аромат выпивая, стонал очень нежно и тонко: Про морской бережок, про пустынные пляжи и грот, И про звук, что услышав в прибоях, исполнит он звонко. Целовал лепестки, прикасаясь губами к цветку, То звенел, то рычал, то сворачивал в радугу ноты, Отдавался всей музыкой сердца на стане, листку, И купал свое тело в цветочной сюите заботы. Исполнялись сонаты, теплейшею вязью ладов, На струне, зажигающей страсти, старинной гитары, Что пришла помогать, лунной песне цветущих садов… А потом, на диезе, включились в оркестр фанфары. Превращалась соната в какой-то классический рок, Иногда затихала, и снова гремела, как грозы… А фагота не слышно… Затерянный в звуках листок Он споет в тишине, над распущенным венчиком розы.Элисс Молодовская



полная версия страницы