Форум » Красота спасёт мир! » Поэзия о собаках (продолжение) » Ответить

Поэзия о собаках (продолжение)

administrator: Стихи о наших самых лучших, самых преданных, самых любимых - о наших собаках. Начало здесь.

Ответов - 236, стр: 1 2 3 4 5 6 All

gellmari: Sidorenko

Sidorenko: gellmari Жил да был Человек. Одинок (не считая собаки). Ни жены, ни детей... Сам прислуга и сам господин. После смерти его оказалось, что некому плакать, Потому что Собака отправилась следом за ним. Вот бредет по пескам он в томительных поисках рая. А вокруг – никого. По земле расстилается дым. И воды – ни глотка. От жары и от жажды сгорают. И собака измученно следом плетется за ним. Бесконечна дорога. На ней ни травинки, ни знака. Очевидно и Данте Чистилище видел таким. Человек еле шел. Но ему помогала собака, Та, которая в пекло отправилась следом за ним. Вдруг они увидали, как башнями город сверкает. Водопады... И птицы слагают Создателю гимн. И Привратник сказал: "Заходи! Тебя Рай ожидает! " Но Собаку он не захотел в рай пустить вместе с ним. Человек без сомнений и слов отказался от рая. Что поделаешь тут, если был он с рожденья таким. И таинственный город мгновенно в тумане растаял. И ушел Человек. И Собака ушла вслед за ним. Сколько дней они шли... И ночей... Кто об этом узнает? Человек шел и падал, и шел, адской жаждой томим. И забыл он о найденном и о потерянном рае. И Собака его одиноко трусила за ним. Время там не течет. Не светает там и не темнеет. И ничтожно то, что в нашем мире казалось большим. Новый город возник... Был он меньше. И краски скромнее. Человек постучал... А Собака шла следом за ним. -Я с дороги... - едва прохрипел Человек, - я с дороги. И Собака хрипела. Был хрип непохожим на лай. -Дайте... каплю... воды... и Собаке, и мне. Ради Бога! И Привратник сказал: "Заходите. Вас ждут. Это рай." "Был бы рад я войти. Как мечтал я о рае! Однако... За воротами должен остаться я с другом моим." И Привратник сказал: "Заходите к нам вместе с Собакой." И вошел Человек. И Собака вошла вместе с ним. "Ну а там что за рай? Где водою нас не напоили? Где хоромы. И где низвергается с гор водопад?" И Привратник сказал: "Хорошо, что туда не пустили, Потому что не рай это. Замаскированный ад." "Но зачем над воротами вывеска точно такая? И зачем он манил нас прохладою сладкой своей?" И Привратник сказал: "Это все - только видимость рая. Это ад. Он для тех, кто бросает в дороге друзей." ***** Если в мире комочек счастья, Я знаю, где его взять, Если грустно порою в ненастье, Я знаю, кого позвать. Если любовь бесконечна, Я знаю, где есть бесконечней, Если жизнь быстротечна, Я знаю, кто помнит вечно. Если верить нельзя никому, Я знаю, кому рассказать, Если хочется быть одному. Я знаю, кого обнять. Ты всё лучшее в мире вобрал, По кусочку света сложил, Счастье мира в лапки собрал – И человек щенка получил. Это дождик, но летний только, Это лучик в росинке звездой, Это солнце в огромном небе, Это как беготня под луной. Это стали пружинка на взводе, Это старт, начало начал, Это вызов самой природе Это если б весь мир не молчал. И сердечко пока пусть мало, Но вмещает такую любовь, Что людям понять не дано, А чудо рождается вновь. И ты станешь большим Азиатом, Конечно сильнее всех, Умненьким будешь и большелапым, И в жизни будет успех. Но под шкурой большой собаки, В глазах преогромных вдруг, Я вижу тень малыша-забияки И слышу сердечка пылкого стук

Sidorenko: ***** Расскажу я вам люди, Не совсем чтоб о чуде – будет прост мой недолгий рассказ. В рыжей шкуре я бегал И любил человека: Это счастьем зовется у нас. Сын старинной породы Я нанизывал годы, Ликовал, отмечая весну. Время мчалось недаром- Стал я сивым и старым И однажды навеки уснул. Вытер слезы хозяин: «Больше ты не залаешь, не примчишься как прежде на зов. Спи спокойно, любимый…». Но какая могила удержала собачью любовь? Убегать беззаботно, оставлять без присмотра Тех, кого на земле защищал? Да когда так бывало, Чтоб меня не дозвались, Чтоб на выручку я опоздал?... …А потом было вот что, Как-то зимнею ночью Возвращался хозяин домой. Я – по обыкновенью – Бестелесною тенью Провожал, укрываемый тьмой. Было тихо вначале Только сосны шептали Да поземка мела под луной… Недоступную взгляду Я почуял засаду У развилки дороги лесной! Что, хозяин, мне делать? Мне, лишенному тела, Как тебе на подмогу успеть?... Я рванулся из тени, Из нездешних владений И возник перед ним на тропе! Перед смертью-старухой Я не ползал на брюхе, Не скулил, не просился назад. Под напором свирепым просто лопнули цепи – «Поспеши, мой хозяин и брат!» Изумлен нашей встречей Он пошел, не переча, Доверяя любимому псу По тропе безымянной Прочь от тех окаянных, Затаившихся в темном лесу. И до самого дома По дороге знакомой Мы дошли, точно в прежние дни. Как бывало, бок о бок… Лишь следы по сугробам На двоих оставались одни... "САМЫЙ ЛУЧШИЙ ЩЕНОК" Опасайтесь поддаться влиянью словесного звона, Выбирая щеночка, возьмите себе на заметку: Самый лучший щенок сидит у заводчика дома, А не ищет хозяина, запертый в тесную клетку. Очень сложно подчас оценить малыша непредвзято, Не поверить словам, гладко льющимся в силу привычки... Нынче многие знают, какие больные щенята И с какой "родословной" бывают в продаже на "Птичке". Сколько слез было прoлито теми, кого обманули, Кто спасти не сумел обретенного только что друга... Дорогой покупатель! Следите, чтоб Вас не толкнули За холодную грань все того же порочного круга... Жаль, понятие "совесть" порой растяжимей резины, И без совести люди бывают и в нашем сословье – "Размноженцы", что оптом сплавляют щенков в магазины – Очень маленьких, слабых, без всяких гарантий здоровья. Продавцу магазина погибший щеночек не важен – Покупатель российский и сам не особо разборчив... Но щенок – ведь не вещь, не товар для оптoвой продажи, Не объект, подлежащий списанию в случае порчи!.. Жаль, понятие "совесть" порой растяжимей резины, И без совести люди бывают и в нашем сословье – "Размноженцы", что оптом сплавляют щенков в магазины – Очень маленьких, слабых, без всяких гарантий здоровья. Продавцу магазина погибший щеночек не важен – Покупатель российский и сам не особо разборчив... Но щенок – ведь не вещь, не товар для оптoвой продажи, Не объект, подлежащий списанию в случае порчи!.. Жаль, на это на все наплевать молодым бизнесменам: Пусть не лучший товар – магазину реклама поможет! И щенков, что похуже, скупают по сниженным ценам, А потом продают в магазине в три раза дороже. Из уютной квартиры – в мир полок, опилок и сеток, Стеллажей с наполнителем, пыльных коробок, картонок... Спертый воздух и шум, и толпится народ между клеток... Как он вынесет это, породистый нежный ребенок? Магазин процветает – к чему соблюденье приличий, Раз продажи идут и исправно работает касса? Сбились кучкой щенята... Не видя меж ними различий, Продавец сообщает: "Они у нас все – шоу-класса!" Опасайтесь поддаться влиянью словесного звона, Выбирая щеночка, возьмите себе на заметку: Самый лучший щенок сидит вместе с мамою дома, И никто не запрет его в тесную грязную клетку.

Леся: Муки заводчиковИзучены крови, прочитаны книги, Учтен экстерьер, и здоровье, и дух, Отец обалденный, все с этим согласны, И мать - просто супер, вам скажут все вслух. Вот выросли «детки», прошло все нормально. Но вновь стоит выбор: кого же себе? Вдруг будет кудрявым? Прямым? Или жестким? Останется крохой иль рост до небес? Что будет с зубами? Опустятся яйца? Купировать уши иль пусть уж висят? Распустится лапа? Не слишком ли белый? И что там с углами? - мыслишки свербят. Как хвостик посажен? Куда тянет в ринге? Научится ль ровно и прямо бежать? Откуда взялась эта робость на ринге? И что с головой? - не могу я понять. И снова сюрприз - эти светлые глазки. А дальше - еще: генетический брак. Как может собака иметь недостатки, Которых не предполагалось никак. Ну как же не вскрыть себе вены, ребята? Такие удары легко ль пережить? Не зря нас, «собачников», слышал когда-то, Зовут мазохистами, где ж тут шутить. Счета ветврачей? Интерес? Или «слава»? Мы жили бы лучше, имея pet-dog, Но всем нам знакомо то чувство, вы правы, Когда «Совершенство» вдруг входит в ваш дом. Оно родилось, и в том ваша заслуга Ведь выбор родителей делали вы, Вас ждет испытание нового круга - Да, выставки, гонка за титулом и... Дай Бог, чтоб Сокровище ваше и дальше Во всем и всегда приносило вам свет, И в год, как сейчас, чтоб выглядело также, Когда недостатков в нем нет.Линда Хазен Льюин

Sidorenko: "Приобрети Псину и не тени резину" Своей хозяйке посвещаю Вот перед нами трасса Её преодолеть Должны с тобой мы вместе Промчаться, пролететь Волненье перед стартом. Дрожь в лапах не унять Скорей сорваться с места Бежать, бежать, бежать. Дан старт, барьер, взяв с ходу Уже я тут как тут Ну, где же ты хозяйка Показывай маршрут. Туда или обратно, Мне прыгать в колесо Туннель за ним иль слалом Смотрю тебе в лицо Оттуда на качели Со всех я лап спешу Взбегаю, опускаюсь По трассе я кружу В туннель вбегаю мягкий Про бум бы не забыть Вот знак моей хозяйки Скорей на стол вскочить Там надо задержаться, А хочется бежать Опять дрожу всем телом Скорей бы продолжать И вот лечу я снова По горке вверх и вниз Барьер. Держись хозяйка И мы получим приз По-собачьи Лева Сазонов Нежно ласкает небо Воздух девственно чистый, Тихо идёт по дороге Пёс. Бесконечно быстрый Ветер срывает гнёзда. Падают в лужи звёзды, Рвут гладь воды на части. В чём же собачье счастье? Чуть приоткрою дверцу, Вычислю все этапы. Бьётся собачье сердце, Трутся собачьи лапы. Он по-собачьи видит, Смело решает задачи. Только из глаз невинных Слёзы текут собачьи. Мы же заметим тупо: 'Что понимает псина? Как же наверно глупо Грязной шныряться скотиной?' Скажем: 'Себе дороже.' Или начнём смеяться, Мы ж по-собачьи можем Только совокупляться.

gellmari: Sidorenko

Sidorenko: gellmari **** Твоей любви хватило бы на тысячу, А верности твоей - на миллион! Собака - это вечное открытие! Собака - бесконечный разговор. Я знаю, нас, собачников, не вылечишь, Мы вирусом одним заражены, Мы любим их порой до неприличия, И видимо, уже обречены! **** Растревоженной птицей всколыхнулась Душа - Друг мой верный,Собака,КАК ЖЕ ТЫ ХОРОША!!! Упаду на колени-запах шерсти,как мед. Кто собак не любил,тот меня не поймет... * * * Читайте собакам стихи, Как сказки читаете детям. За всех приручённых на свете Читайте собакам стихи. Читайте собакам стихи - И будете поняты лучше. Никто не умеет так слушать! Читайте собакам стихи! Читайте собакам стихи. Их души ласкает созвучье. Рифмуется сущее с сучьим. Читайте собакам стихи. Читайте им радость и грусть. Разлуку читайте и счастье. В глаза заглядевшись собачьи, Читайте стихи наизусть. Читайте собакам стихи. Являя нам преданность снова, Собаки нас любят за слово. Читайте собакам стихи... ***** "Люблю собак, в глаза им посмотрю - Любовь и верность в золотом сосуде. "Хорошие мои!" - им говорю. Хочу сказать - хорошие вы люди!

Леся: Жила-была Собачка - Везде-Свой-Нос-Совачка, Она свой нос совала Во всякие места. Её предупреждали: - Оставь свою привычку! С такой привычкой можно Остаться без хвоста! Упрямая Собачка Везде-Свой-Нос-Совачка Упрямо отвечала: - На хвост мне наплевать! Хотите - рычите, Хотите - помолчите, Но я не перестену Свой нос везде совать! - А что же было дальше? Нам очень интересно! - Мне тоже интересно, Тут нечего скрывать! Но только, К сожаленью, Мне это неизестно - Уж я-то в это дело Свой нос не стану совать!

Sidorenko: "Один клочок собачьей жизни" ...Я проснулась, как всегда, резко. Раннее летнее солнце назойливо втиснулось в приоткрытый левый глаз. Как обычно, зверски хотелось есть. Я выбралась из ямы, которая была моим домом прошлой ночью. Надо запомнить это место, ведь если повезет, следующей ночью снова придется искать убежище, а эта яма была даже по-своему уютна. Я встала, вся мокрая от росы, отряхнулась, размяла затекшие мышцы. Пора в путь. Я чувствовала себя отдохнувшей, хотя слегка мешало то, что мой левый глаз так и не захотел открыться полностью и насладиться рассветом, надежно затаившись за отекшим веком. Здорово меня цапанула эта рыжая гадина вчера. Впрочем, ей тоже досталось. Надо найти еду. Недалеко был рынок, но я туда не совалась: местные псины чужаков к «кормушке» не подпускали. Да, в стае жить легче, но меня почему-то никуда не принимали, поэтому я постоянно кочевала с места на место… …Блинный ларек! Осторожно подхожу: кажется, других собак в поле зрения нет. Неужели повезло? У ларька толпятся люди, поглощая ароматное лакомство. Живот подвело от одного запаха, желудок скрутил болезненный спазм. Когда я ела последний раз? Не помню, сейчас это не важно. Я внимательно оглядела публику, пытаясь определить наиболее перспективный «объект». Пожилая, полная дама с пухлым мальчиком. Вряд ли. Лицо у женщины озлобленное, сварливое, а мальчишка капризный и избалованный. Лучше подойду к тем девчонкам. Девчонки, смазливенькие, беззаботные, увлеченно обсуждали что-то (какие-то джинсы и нового ухажера какой-то Светки), временами хихикая, и кажется, про свои блины с вареньем забыли. Пытаюсь заглянуть им в глаза, захожу с разных сторон, стыдливо и робко переминаясь и сглатывая слюни. Нет, жизнерадостные девчушки меня даже не замечают. Тыкаюсь носом в ногу одной из них, она скользит по мне невидящим взглядом и автоматически делает шаг в сторону. Бесполезно. В их сияющем, уютном и ярком мирке я просто не существую, в нем нет места подобным досадным мелочам. Оглядываю серую, жующую массу. Делать нечего. Иду к той, первой, женщине с высокомерным лицом. Может, мальчонка пожалеет? Но стоило мне приблизиться, почтенная матрона замахала на меня зонтом и, брезгливо скривив толстощекое, лоснящееся лицо, закричала: «А ну пошла! Пошла вон, паршивая! » Я остановилась в нерешительности, и вдруг в глазах потемнело и перехватило дыхание от удара тяжелым мужским ботинком в живот. Взвизгнув от боли и обиды, я отлетела в сторону. Грубый мужской голос выплюнул вслед: «У, развелись твари! Так бы и перестрелял всех! » Белобрысый мальчуган захохотал и стал бросать в меня камни, которых у него, похоже, были полные карманы. Ненавижу детей! Я поджала хвост и поспешила прочь. Чему же вы учите ребенка? Ведь он и вас потом не пожалеет. Откуда ему знать про сострадание и милосердие? Вдруг послышался тихий свист. Я вскинула голову. Свистел молодой человек в морской форме. Увидев, что я на него смотрю, похлопал по ноге, подзывая поближе. Ну уж нет, я слышала множество историй о жестоких забавах курсантов. Все же я медлила, разглядывая его лицо. Глаза были хорошие, синие и ясные. Я помахала ему хвостом, но не приблизилась. Тогда он положил свои еще даже не надкушенные блинчики на траву за ларьком и отступил на несколько шагов. «Иди, не бойся. Я тебя не трону.» Я осторожно подошла. Блины были с мясным фаршем. Объедение! Тут я не выдержала и набросилась на долгожданный обед, краем глаза продолжая следить за юношей. Он еще немного постоял, глядя на меня, вздохнул и стремительно пошел прочь, ни разу не обернувшись. Видно, боялся, что я увяжусь следом… …Станция метро. Я проскользнула между тяжелых, стеклянных дверей в вестибюль. Здесь было тепло и сухо, пахло резиной, механизмами и толпой. Если повезет с дежурным, можно переждать здесь дождь. Главное, не путаться под ногами, а то отдавят лапы. Это в лучшем случае. Я направилась в уголок и тут увидела черную, кудрявую собаку. Она лежала прямо у турникетов, задние лапы у нее подергивались. Больна или просто обессилила. Люди механически обходили ее, даже не взглянув на распростертое на грязном полу худое тельце. Ладно хоть не гнали прочь, видимо дежурный на станции был хороший, пожалел, а может, ему было просто лень или все равно. Тут мое внимание привлекла юная девушка. Она застыла в стороне от людского потока и не сводила глаз с неподвижной фигурки. Надо же, кто-то заметил свалявшийся, мокрый коврик, когда-то бывший живым и теплым существом. Я легко прочитала в ее больших блестящих глазах искреннюю жалость к несчастному животному, боль и тоску от привычности подобной картины. Но за ними серыми тенями вставали строгие родители, страх перед ответственностью и неизбежными трещинами в устоявшемся, привычном мирке. И слабая девочка почти бегом бросилась прочь, раздираемая ненавистью и презрением к себе, полностью сознавая свое малодушие. Мне не было ее жаль. Я знала, что пройдет совсем немного времени, и способность чувствовать Мировую Скорбь (которую взрослые снисходительно называют «юношеским максимализмом») притупится. Девочка научится прятать глаза и проходить мимо, полюбит носить шоры и укроет хрупкое сердце надежным панцирем. Так бывает со всеми. Я подошла к собаке. Она даже не подняла головы. Заглянув ей в глаза, я поняла, что она обречена: в ее душе не было ничего, кроме разочарования. Отчаянно хотелось истошно и надрывно завыть, но я молча вышла под дождь, оставив безучастное ко всему окружающему создание смотреть остановившимся взглядом в пустоту… …Я мчалась со всех ног, в ушах стоял отчаянный лай, часто переходящий в истошный визг, когда смертоносная игла достигала цели, глаза слепил яркий и мертвый свет электричества. Я мчалась не разбирая дороги, не оглядываясь. Все бежала и бежала, пока вдруг не поняла, что стало совершенно темно и тихо. И это было страшнее всего. Я отдышалась и осторожно пошла обратно, уже зная, что люди ушли. На пустыре лежали собаки, в основном молодые, некоторые еще совсем малыши – такие первыми попадаются, их губит детская наивность и доверчивость, а еще старые, у которых уже не осталось сил бороться. Лежали тихо и неподвижно. И уже не дышали. Вдруг шерсть у меня на загривке вздыбилась и я в ужасе припала к земле. В абсолютной тишине со всех сторон на меня смотрели живые собачьи глаза. Я никогда до этого не видела, как умирают от дитиллина. Я не могла сдвинуться с места. Я стояла и смотрела в полные тоски и боли глаза. Собаки, виновные лишь в том, что стали не нужны людям, умирали, захлебываясь в немом крике. Молча. Медленно. Жутко. Их тела были мягкими и податливыми, словно у плюшевых игрушек, набитых ватой. Только игрушкам не бывает так страшно и больно. Дитиллин «дарит» телу небывалый покой, мышцы перестают подчиняться, легкие не могут больше дышать и только упрямое сердце не сдается. Тук-тук… тук-тук… тук-тук… Удушье… Тук-тук… Больно… Тук-тук… Очень больно… Тук-тук… Помогите… Тук-тук… Пожалуйста, не мучайте меня… Тук-тук… Больно… Тук-тук… Страшно! … Тук-тук… Не хочу умирать… Где же ты, Человек? Казалось, время остановилось. У кого просить помощи? У людей? Люди - это те, которые только что устроили здесь бойню и ушли, оставив беспомощных животных умирать в адских муках? У них?! А влажные измученные глаза все смотрели мне в душу, все спрашивали «За что?», а я ничего не могла им ответить. Мне сегодня повезло, а вам нет. Может, вы медленнее бегаете. Может, вы слишком доверчивы и до последней минуты не могли поверить, что люди причинят вам зло. Ведь раньше они приходили, чтобы покормить, а иногда даже приласкать. Но не в этот раз. Вы поплатились за то, что не умели видеть в человеке врага. Не знаю, сколько это продолжалось. Говорят, от дитиллина умирают полчаса или час. На самом деле прошла целая вечность, пока наконец потухла последняя пара темных, бархатных глаз и мир покинула еще одна израненная собачья душа. Они долго боролись. Они очень хотели жить. Я устало побрела прочь, а следом подлым шакалом крался кошмар, который давно стал моей тенью. Совсем рядом с пустырем сверкала яркими огнями ночная улица, из многочисленных баров и игорных клубов неслась громкая музыка, по дороге мчались машины, по тротуару сновали люди. Все как обычно. Все как всегда… Только дождь почему-то шел горячий и соленый, будто кровавые слезы. Но люди не обращали на это внимания, у них было полно более важных забот… …Надо было искать место для ночлега. В ямке, как вчера, спать было страшно: вдруг ловцы вернутся. Хотелось забиться в узкую, глухую и темную щель, где меня никто не сможет найти. Я свернула в знакомый двор, когда-то я жила здесь неделю. У входа в один из подъездов по-прежнему сидел облезлый, худой эрдельтерьер. Раньше он жил здесь, но хозяева выгнали его на улицу и вот уже 2 месяца каждый день проходят мимо. А он сидит и терпеливо ждет, когда родные люди простят его и позовут домой… …Безопасного места я так и не нашла. Устроилась под скамейкой автобусной остановки. Место было плохое, могли нагрянуть местные бомжи и забить на мясо, но сил идти дальше не осталось. Ладно, сон у меня чуткий, может, успею улизнуть. Вдруг невдалеке остановился тонкий силуэт. Белесый свет фонарей размыл лицо и превратил глаза в темные лесные озерца. Я принюхалась: девушка, пахнущая кофе и лимоном. -Пойдем со мной, - тихо сказала она и, сев на корточки, протянула ко мне тонкую бледную руку. – Я ведь тоже совсем одна. Я подошла и ткнулась носом в мягкую, теплую ладонь. Замерла в долгожданном убежище ее рук. Она шептала мне в острое лисье ухо нежные слова и плакала. А я вспоминала своих малышей, беззащитные пушистые комочки, мое бесценное сокровище в тайнике простуженного двора-колодца. Они погибли прошлой зимой. Я была такая неопытная! Милая, добрая девочка, ну почему ты не пришла раньше?..

Леся: Автора, к сожалению, не знаю Хвостатый мой, как я тебя люблю! Художник Adriana-Johanna Haanen (1814-1895) Я маюсь от усталости иль лени, И просто от того, что мало сплю. Но пёс мой утыкается в колени И говорит: «А я тебя люблю!» Я бьюсь над вечным бытовым вопросом, Когда ресурсы подошли к нулю, Но пёс мой прикоснется мокрым носом И говорит: «А я тебя люблю...» Кто грезит о богатстве, кто о власти, Все тянутся к рулю или к рублю. А у меня моё простое счастье, Хвостатый мой, как я тебя люблю!

С_ветлана Ба: Леся, какая прелесть!!! Очень растрогалась-- до соплей!

Леся: Собачья верность Заболела собака… Встать не может на лапы, и не ест, и не пьет, и не лает, и не хочет гулять. Эскулапы причину не знают. Ведь собака молчит и не может сказать, где болит! Кто бы в дом ни вошел, тот погладит ее, приласкает, и собака с печалью чужую любовь принимает. У нее же внутри все горит, потому и хандрит. И, свернувшись в углу, вспоминает… Вот она на подстилке своей, а сама наблюдает: на диване хозяйка лежит, будто спит… И куда-то потом исчезает... Только запах ее все витает… Самых ласковых рук не хватает, а собака по ним так скучает. Лишь в ночной тишине не молчит, очень тихо скулит. Чтоб не слышал никто – подвывает. Все животное понимает! Оно память свою охраняет! Это люди быстрей забывают… У собаки же все болит, потому теперь и лежит, Есть не может, не пьет и не лает, не встает, во дворе не гуляет. Ей особенных слов не хватает, а другие - таких не знают. От тоски она умирает…Татьяна Василиади

AQUA: Недавно, один из моих клиентов, рассказал о своей первой встрече с ризеншнауцером - да так смачно и ярко, что непроизвольно срифмовался вот такой рассказик.... ---------------------------------------- Шел через парк я однажды с гулянки После обычной студенческой пьянки. За поворотом с лешим столкнулся, Чуть сигаретой не поперхнулся. Черный как ворон, взгляд из-под челки, Ну, а клыки – позавидуют волки. Смотрит внимательно черт с бородою, Вся его поза грозит мне бедою. Не шевелюсь, он ко мне подбегает, Лапы на плечи мне возлагает, В морду мне хэчет, каплет слюною, Точно решил он поужинать мною! Тут из кустов выбегает хозяйка - Дыбарем челка, короткая майка. Грозно орет: «А ну, место! Лежать!», И еще что-то про чью-то там мать… Падаю наземь, не возражаю. «Где ж мое место?!», - соображаю. Черт отскочил и прилег на дороге. Глаз открываю, а тут чьи-то ноги! Голос тревожный: «Вам плохо, мужчина?» А за спиной ухмыляется псина. Смотрит глумливо и жопой виляет, С лапы на лапу переступает. Видимо, хватит лежать на дороге, Но встать не могу, будто ватные ноги. А эта смеется и мне помогает: «Да ну, вы не бойтесь, он просто играет!» В праведном гневе гордо поднялся, Высказать, что накипело, собрался. Но тут я наткнулся на острых два взгляда…. «А…. лучше пойду я – оно мене надо…»

Sidorenko: За поводок моей «родной» собаки. РАЗМЫШЛЕНИЯ "ИПОшной" СОБАКИ НА СЛЕДУ Торчит из травы деревянный флажок, Длиннющий прицеплен ко мне поводок, А вот и судья. Изучает чертёж, Да, на этом следу колбасы не найдешь... Начальная точка. А пахнет как вяло. Наверно топтался хозяин Мухтара. Вот здорово дрались мы с ним. Просто класс! Он в ухо вцепился, а я ему в глаз! Но лучше б топтала хозяйка Маркизы, А "ейная" сучка была бы мне призом. Ну ладно, пошёл я. Иду и иду, Какая-то палка лежит на следу, Ой "ё"! Это ж "вещь", вероятно, была, Ну ладно, надеюсь она не одна. Ворона летит. Вот счастливая птица, Куда захотелось, туда и летится, Кусочек нашла и жуёт на лету... О чем это я? Я ж по следу иду! А запаха нет... Видно угол прошёл, Кружочек, другой... Слава Богу - нашёл! И снова иду. А колбаски всё нет... На кой он мне сдался, безвкусный сей след!!! И судьи за мною плетутся толпой, А может в лесок завести их глухой.... Да ладно, последняя видно прямая, Вот "вещь". Полежу. Пусть хозяин похвалит. РАЗМЫШЛЕНИЯ ЗАЩИТНОЙ СОБАКИ. Скорей, где пятно, где начальная точка !!! Схватиться за запах, рвануть что есть мочи, Скорее дойти до конца и не сбиться, Найти фигуранта и в спину вцепиться!!! Если утром скучно стало, Надо влезть под одеяло С тем, что бы быстрей хозяин Просыпался. Метод прост: Щекотать холодным носом Встать на все четыре лапы, Там, где прежде было пузо, Сунув хвост ему под нос! И, наверняка, хозяин (А, тем более, хозяйка) Сбросит сны свои. А значит Выйдет с Вами погулять! Это то, что было нужно! Правда, может быть не много Подерётся, поругает – Но на это – наплевать! Монолог собаки Павлова Я родилась заурядной дворнягою, Но с беззаботных щеняческих лет К высям наук одержимая тягою, Я помышляла оставить в них след. С пылкой душой, с романтичностью дивною, Шла за своей путеводной звездой… Боже, какою была я наивною, Боже, какой я была молодой! Встретив однажды Ивана Петровича И ощутив над собой его власть, Вздумала я, что сыскала сокровище! – И безоглядно ему отдалась. Как упивалась я тем, что я – Павлова, Тем, что фамилию я обрела! Я не предвидела самого главного: Он в нас не души ценил, а тела! Как мне хотелось большого и чистого! А в результате – поругана честь. Вот я стою, в животе моем – фистула, Ради нее мне приносят поесть. Ах, из-за глупого сердца незрячего Я не заметила, как он жесток. Нет ему дела до чувства собачьего – Только бы капал желудочный сок! Что же ты, Ванечка, звал меня лапочкой? Ты ж меня голодом начал морить! Вместо еды – то звоночком, то лампочкой Ты меня стал регулярно дурить! Словно участвую в глупом сценарии: Капает сок мой без всякой еды! Ване же – в Швеции (или в Швейцарии?) Премию дали за эти труды! Но и о вкладе собачьем – ценители Вспомнят! В науке оставлен мой след! Памятник будет поставлен мне в Питере, И монолог мой напишет поэт…

Леся: Автора не знаю, из Интернета Вы смотрели бездомной собаке в глаза? Вы когда-нибудь видели столько печали ? Две дорожки от глаз «протоптала» слеза, Сколько боли, несчастья у ней за плечами. Разве вас не учили: «Мы в ответе за тех...» Или может, вы просто про это забыли, Когда вам надоело и после утех Вы за ней двери дома закрыли? А она до сих пор верит людям и ждет, Хоть сомненья давно её гложут, Что хозяин (какой бы он ни был) - ПРИДЁТ! И на голову руку положит...

Sidorenko: Изречения и интересные фразы о собаках "Цифры не лгут. Посчитай, сколько людей тебя облаяло и сколько собак!" Пшекруй "Собаке редко удавалось привить человеку своё благоразумие; зато человеку распустить собаку ничего не стоит." Джеймс Тербер "То, что моя собака любит меня больше, чем я её, настолько очевидно, что мне даже немного стыдно. Моя собака готова отдать за меня жизнь в любой момент. " Конрад Лоренц "Иногда разговариваю с собакой и ловлю себя на мысли: она просто страдает, что не может ответить на человеческом языке, - столько в ней ума, сообразительности, понимания происходящего. " Юрий Никулин Мы любим свою собаку и не хотим, чтобы она менялась к лучшему; а в людях, которых мы любим, нам многое хочется изменить. Надин де Ротшильд Собаке редко удавалось привить человеку своё благоразумие; зато человеку распустить собаку ничего не стоит. Дж. Тэрбер В истории цивилизации куда больше примеров верности собачьей, чем человеческой. Александр Поуп, из письма Х.Кромбеллу, 1709 г. Только верная собака верна нам до конца. ученый-зоолог Конрад Ц. Лоренц Купите щенка и Вы приобретёте самую преданную любовь на свете. Редьярд Киплинг Если есть рай, то в нём должны быть домашние животные. Их жизнь настолько переплетена с нашей, что распутать этот клубок не дано даже Архангелу. Пэм Браун Если бы не было собаки, человек чувствовал бы себя одиноким. бельгийский писатель Морис Метерлинк Лучшее, что есть у человека, - это собака. Туссен Никола Шарле Собака так преданна, что даже не веришь в то, что человек заслуживает такой любви. Илья Ильф Кошка полна тайны, как зверь; собака проста и наивна как человек. Карел Чапек У собак лишь один недостаток – они верят людям. Элиан Дж.Финберт Благоговение - чувство, испытываемое человеком к Богу и собакой к человеку. Амброз Бирс Только человек, у которого есть собака, чувствует себя человеком. «Пшекруй» - польский журнал Собака – наглядный пример человеческой неблагодарности. «Пшекруй» - польский журнал Купи собаку. Это единственный способ купить любовь за деньги. Янина Ипохорская Чем больше я узнаю людей, тем больше люблю собак. Мадам де Севинье Как бы человек ни старался выучить собак истреблять людей, он никогда не достигнет того, что это животное сделается таким же испорченным существом, как и он сам. А. Манжен Собака составляет самое замечательное, совершенное и полезное из всех приобретений, которые когда-либо делал человек. Ж. Кювье В Рай принимают не по заслугам, а по протекции, иначе вы остались бы за порогом, а впустили бы Вашу собаку. Марк Твен По твоему отношению к собаке я узнаю, что ты за человек. А. Боссе В сущности, у собак определенно есть то, что мы называем душой. Р. Амундсен У нас еще нет слова, которое могло бы выразить одновременно самоотверженность, смелость и ум – все те великолепные качества, которыми обладает собака. К. Г. Паустовский Чем лучше я узнаю людей, тем больше уважаю собак. один из величайших философов истории Сократ Те, кто содержит животных, должны признать, что скорее они служат животным, чем животные им. французский философ Мишель Монтень Да, конечно, собака - образец верности. Но почему она должна служить нам примером? Ведь она верна человеку, а не другим собакам. Карл Краус Любишь меня - люби мою собаку. Связь между человеком и собакой может исчезнуть только с жизнью... Э. Сетон-Томпсон Собака прыгает к вам на колени, потому что любит вас; кошка - потому что ей так теплее. Альфред Норт Уайтхед Умом собаки держится мир. философия Авесты _______________ Если собака - это все, что у тебя есть, ты все равно богатый человек. Л. Сабин Нет уродливых собак – есть только нелюбимые. «Пшекруй» - польский журнал Собаки тоже смеются, только они смеются хвостом. М. Истман Собака прыгает к вам на колени, потому что любит вас; кошка - потому что ей так теплее. А. Н. Уайтхед. «Боги не засчитывают время жизни, проведенное на прогулке с собакой». - народная мудрость "Больше всего мы ценим собак за молчание." "Ох уж эти двери! Собака вечно оказывается не с той стороны." "Если вы подберёте на улице дворовую собаку и накормите её, она никогда вас не укусит. В этом и состоит разница между собакой и человеком." Марк Твен "Хорошему человеку бывает стыдно даже перед собакой." Антон Чехов У собаки в жизни одна цель: принести в дар свое сердце. "Собака - это улыбка и виляющий хвост. То, что находится между ними, большого значения не имеет." Клара Ортега "За вычетом курева и азартных игр, все развлечения англичанина почти полностью совпадают с развлечениями его собаки." Джордж Бернард Шоу "В истории цивилизации куда больше примеров верности собачьей, чем человеческой." Александр Поп "У собаки так много друзей потому, что она гораздо чаще машет хвостом, чем языком." ( автор неизвестен ) "Собака - единственное существо на земле, которое любит вас больше, чем себя самого." Джош Биллингс "Собака упомянута в Библи восемнадцать раз - кошка ни разу." В. Фарбштейн "За деньги можно купить хорошую собаку, но не виляние её хвоста." Джош Биллингс "Собаки любят своих друзей и кусают своих врагов, в отличие от людей, которые не способны к чистой любви и всегда смешивают любовь и ненависть." Зигмунд Фрейд "Если вы подберёте на улице голодную собаку, приведёте её домой, отогреете и накормите, - она вас никогда не укусит. В этом принципиальное отличие между человеком и собакой." Марк Твен "Если вы думаете что собаки не умеют считать, попробуйте положить в карман три собачьих угощения и за тем дать только два из них." Фил Пастоорет «Любишь меня - люби мою собаку. Связь между человеком и собакой может исчезнуть только с жизнью ...» (Э. Сетон-Томпсон)

Sidorenko: Леся Поэзия и стихи ЖИЛА-БЫЛА СОБАКА Жила-была Собака, Лохматая Собака С достоинством дворняги, С привычками бродяги. Собака та вздыхала И часто причитала: - Ах, каково собачкам, Таким как я, простачкам, Без дома и без ласки, Без вкусненькой колбаски… В мяч с нами не играют И сказок не читают… Но как-то раз Собака, Лохматая Собака, Бульдога повстречала, С ним девочка гуляла: - Скажите мне, Бульдожка, Где счастья взять немножко? Вот Вы – пример хороший, Пёс умный да пригожий… Вы спите на подушках, Питаетесь ватрушками, Вам не страшны морозы, Ни солнцепёк, ни грозы... Вы очень важный, право, Ответьте же мне здраво! И тут бульдожьи слёзы, Развеяли все грёзы… - Нет, не в подушках счастье! И пережить ненастье Без крыши тоже можно. Ах, жить порою сложно… Лохматая Собака Воскликнула: - Однако, Чего Вам не хватает?! Где лучше жизнь бывает?! Удобств у вас, не перечесть, Наверно все, какие есть!.. - Постой! Уймись, Собака, Иначе будет драка… Я - часть их интерьера! Под цвет стола, торшера… А я живой и плачу, Что мало в жизни значу. Поверь мне, я страдаю: Я десять лет не лаю, Мне чистят нос и уши, Хотят, чтоб был послушен. На лапах моих тапки, Мол, от меня царапки… В жару гуляю под зонтом, А в дождь на мне комбинезон. Скормив одну котлетку, Суют скорей таблетку! И вот Бульдог повесил нос От неудобных тех удобств. Сидит пред ним Собака, Лохматая Собака, Сочувствуя Бульдогу, А сердце бьёт тревогу: - По Божьим, знаю, взглядам Быть с человеком рядом Должно бы всё творенье… Но у людей есть мненье, Что фауна и флора Имеет много вздора, Что человеческий прогресс Имеет больший интерес! Лохматая Собака, Печальная Собака Подумала: "Наверное, Выводы неверные! И чтоб спокойно мне заснуть, Спрошу ещё кого-нибудь" - Привет, Дружок! Ну, как дела? Ты весь в работе как пчела... - Ага, Лохматая, привет! - А ну-ка, дай, Дружок, ответ, Что счастьем можешь ты назвать? - О счастье можно лишь мечтать, А у меня, поверишь ты(?), Под вечер сил нет на мечты. С утра откроют мой вольер, И понеслось: «Ко мне!», «Барьер!» Одна команда за другой... Прости, Собака, я домой. Хочу немного отдохнуть, Ведь завтра снова спину гнуть. Ах, бедная дворняжка, Лохматая бродяжка, Сидит в недоумении, От слов Дружка в волнении! - Земля Творцом сотворена На радость! Так слыхала я… И чтоб закрыть вопрос У Шарика ведёт допрос: - Друг Шарик, как же так… Что, человек собаке враг? Зачем собака терпит это! Зачем же лают псы-поэты, О том, что жизни лучше нет, Когда с собакой человек! - Откуда ты такая… На человека злая?! Я со щенка с ним рос и жил, Хозяйский домик сторожил… Рука хозяина всегда Трепала за ухом меня. Идёт хозяин мой в поход, Меня с собой всегда берёт! До школы я его веду, С занятий с нетерпеньем жду! И пусть порою мой бульон На руку скорую сварён, Зато я знаю, счастье – Когда в судьбе участье С любовью принимается… Как радостно мне лается! И Шарик весело умчал, Он всё, что думал, рассказал. И вот сидит Собака, Лохматая Собака Плечами пожимает И головой качает: - Ах, каково собачкам, Таким как я, простачкам, Без дома и без ласки, Без вкусненькой колбаски… О, как же жаль зверушек, Живых, увы, игрушек… И уж, конечно, вам скажу, Я не завидую Дружку! Ах, почему так часто Собачья жизнь зубаста? И редко так случается, Что жизнь нам улыбается? И поплелась Собака, Лохматая Собака С достоинством дворняги, С привычками бродяги... май 2000 г., февраль 2010 г. БУЛЬТЕРЬЕР Шёл апрель. Растаял снег, Начал ручеёк забег. С нетерпеньем тут и там Зелень тянется к лучам. Будто птенчики в гнезде Вылупились во дворе Старики и детвора – Словом, публика пестра. Спорят няньки на скамье О судьбе и о семье, Про детей, двадцатый век, Сколько в Беларуси рек… - Вы слыхали?- целый день Раздаётся дребедень, - Есть на свете семь чудес, В Африке спалили лес, Первым стал тот по стрельбе, У того бардак в избе… Басни нянек увлекли, Уж не смотрят за детьми. Ребятня шалит весной, Хорошо ей, двор большой, Разбежалась кто куда, Ох, и шумная орда! В то же время по тропе На красивом поводке Через двор и через сквер Шёл с хозяйкой бультерьер. Шёл и нюхал чей-то след, Пешехода и мопед Пропустил, подав пример, Не смотри, что бультерьер. Вдруг, раздался громкий смех, Костя Шныр искал потех. Огражденье перелез И пошёл наперерез: - Ой, смотрите, горбонос! - А потом пошёл допрос: - Это что у Вас за смесь? Какой у толстенького вес?.. Мальчик Костя - наш сосед, Не умел он жить без бед. Обозвать и подразнить, Камень в кошку запустить Не задумываясь, мог. Папа с Костей очень строг, В воспитании ремень Неустанно каждый день. Бультерьеру Костю жаль, У собаки есть мораль. Пёс задумался, присел, С Костей драться не хотел. Зритель молча наблюдал: Улыбался и вздыхал… Но взяла своё весна - Детвора весной дружна, Разбежались, разбрелись, Успевай за них молись! Мяч гоняют, бой ведут… Синяки ж домой несут. Бультерьера звали Бой, Умный пёс, совсем не злой. Без обиды всё стерпел, Хоть и силен пёс, и смел! - Бойка, лучший пёс на свете! Оля за слова в ответе. Разных видела собак, Без причин серьёзных драк… Бой же Олю никогда Не расстраивал пока. Пёсик выгнулся в спине, Он доволен был вполне. Вдруг промчался в стороне Будто всадник на коне, Кот Канарбик, что в четверг Всех своих врагов поверг! - Гав! – пролаял Бой вослед. - Ты куда спешишь, атлет? Кошкам головы кружить? Кот, тебя бы вразумить. Запиши себе в блокнот Поведенья верный код… «Мяу-мя», да «мяу-ме» Вдруг раздалось в тишине. Бой воспитан. Джентльмен. Не таких видал он сцен… К тому же, что это? И где? Кто-то плачет? Кто в беде? С силой пёс к реке рванул, Поводок в руке скользнул… «Караул!», «Война!», «Пожар!»… - Превратился двор в базар. Няньки разом со скамьи Расползлись, как муравьи. - Маша! Гриша!.. - во дворе Позабыли о весне. Двор теперь не двор - лицей: - Кукла чья, а мячик чей? Учат, как играть и с кем: - Это что? А то зачем? Странно, Кости нет нигде… Ну а Костя в полынье Из последних сил хрипит: - SOS! Тону! – А лёд скользит… Дело в том, что Костя спор Учинил, сказав: «Позор! Ха! Да речку перейти Легче, чем яйцо снести!» И отправился к реке. Потоптавшись на ледке, Смело двинулся вперёд: «Стать героем – мой черёд!» Вот уж берег позади, Костя посреди реки. Вдруг и сам не понял как Провалился наш смельчак! Страх у Кости на лице... Рядом никого нигде. Растерялся наш бахвал, Закричал и зарыдал. - SOS! Тону! – А лёд скользит, Дно же тянет как магнит. - Слава Богу, бультерьер… Глыба льда здесь, Бой, барьер! Двор как в сказке опустел, Берег разом загустел: Жителей из разных мест Набежало, что не счесть. Толпы женщин и мужчин, И пожарных пять машин, Водолазы тоже здесь: «В воду лезть или не лезть?» Полицейские, врачи… Даже чёрные грачи Проявили интерес, Оставляя редкий лес. В это время к полынье Бой дополз на животе. Боком к мальчику подлез, Вдруг… «Смотрите, он исчез!» «Вот беда! Пропал малец!» «Никудышный он пловец...» Шёл народ, прям кто, в чём есть. Разносил плохую весть. «Глянь, пёс тянет поводок!» «Смелый до чего бульдог!» «Не бульдог, а бультерьер!» «Подниму за пса фужер!» «Костя! Костенька, держись!» «Крепче в поводок вцепись!» «Берег близко! Уж чуть-чуть!» «Сможем все легко вздохнуть». *** Часто гордый человек: Русский, африканец, грек… Попадает в круговерть, На пути которой смерть. Бог прокладывает путь, Чтобы нас к Себе вернуть! Хочет видеть в нас детей Кротких, мудрых… Не зверей! Мы – творения венец, Так задумал Бог-Отец. Грустно, если пёс иль кот Человеку нос утрёт! *** «Вот тебе и горбонос!» «Золото, а не барбос!» Мальчик Костя покраснел, В раз, казалось, повзрослел. «Ты прости проступок мой, Буду я дружить с тобой! Ну и что, что горбонос… Разве в этом весь вопрос?» Костя, знаю, с той поры, Не стесняясь детворы, Повторяет много раз Про спасение рассказ… Как мальчишку спас терьер... И не скотч-, и не скай-, И не той-, и не вельш-, И не бордер-, ни джек-расселл-, Ни йоркшир-, и не эрдель-, И не ягд-, и не бостон-, И не бедлингтон ... ТЕРЬЕР... Симпатичных, Миловидных, Их, конечно, любят все! Костю-хулигана Спас в тот памятный апрель Горбоносый, Бело-серый, Неуклюжий бультерьер! Друга выбираешь ты? Птички, псы или коты Удостоятся вниманья? В каждом есть очарованье… Другом будет бультерьер??? Горбоносый, Бело-серый, Неуклюжий бультерьер? Что же слышу я в ответ! «Будь собака бультерьер, Далматин или бувье… Главное, есть друг в семье!» АГИТБРИГАДА Нас в бригаде очень много, Все — любители собак! По ухабистым дорогам Любим ездить — выступать! Катя возит пуделя... Чип — талантливый артист! Лапой бьёт по бубну, В танцах Чип специалист! Чип и в "ладушки" сыграет, В кольца прыгнет с кувырком! И вы можете представить, Делает большой поклон! У Бориса пёс скромнее, Кличка Бос ему идёт, Чипа Бос потяжелее, Бос породы английский бульдог! Носит он костюм парадный, Держит мячик на носу, Произносит слово: "Р-р-рады!" Сушки ловит на лету! Тётя Дуся тоже любит Ездить с нами выступать, Чау-чау тёти Дуси Может "змейку" показать... Кубик стол "накрыть" поможет; Чашки, ложки принесёт... В чашки косточки разложит По команде: "Куб, вперёд!" Дядя Женя — наш инструктор, Уважаем он вполне, Строг, порой, бывает с другом, Друг его — пёс Рафаэль! Пёс серьезнейшей породы, Он ротвейлер, как тут быть?! С ним приходится быть строгим, Чтоб признанье заслужить... Верин пёс серьёзный тоже, Все овчарки таковы, Пса Анчара не тревожат Посторонние шумы... И Анчар, И Рафаэль Все команды выполняют! Пусть жара или метель... Но свою работу знают! Света любит свою Дору И не смотрит на издержки. Доберман врага любого По команде "Фас!" задержит! Скажет Света: "Охранять!" — И охраняемый предмет Никому уж не забрать! Дрессировки то секрет! Нас в бригаде очень много, Все — любители собак! По ухабистым дорогам Любим ездить — выступать! Люди смотрят и дивятся: — У собак большой талант! — И не могут разобраться В тайнах жестов и команд... Все собаки очень чутки! Талантом все наделены! Повнимательнее будьте... Дружба то! Удивлены? Если кто-то из толпы Нам похлопает в награду Громко крикнет: "Молодцы!" Что ещё артисту надо?! Если кто-нибудь потом Станет вдруг просить собаку Мы ему щенка найдем... Станет больше нас! Мы рады! Нас в бригаде очень много, Все — любители собак! По ухабистым дорогам Любим ездить — выступать!

Леся: Когда вам что-нибудь не удалось И нервным тиком скомкана щека, Излечивайте просто свой невроз: Купите трёхнедельного щенка. Доверчив, беззащитен и смешон, Как неудачник, преданный молве, Весь непонятной силою смещён К огромной неразумной голове. Глазами перепутав даль и близь, Он в технике передвиженья слаб, И будет вам казаться прочной жизнь В сравненье с неустойчивостью лап. Ему не надо гнать морщин с лица И лить боржоми на пожар изжог… Уже предрешена его судьба: Охотник, сторож, комнатный божок, Весёлый друг холостякам в годах И компаньон для женщин без семьи, И у него в бессмысленных глазах Вы так добры, прекрасны и сильны... Лишь вас вместит внимательный зрачок Во время ритуала по утрам, И пластырем шершавый язычок Покроет цепь больших и малых ран. Нелепою покажется вражда И важными обычные дела, Когда вдруг к вам, восторженно визжа, Метнётся первобытное дитя. Захлёстывая шею поводком, Научитесь свободу вы ценить… Он от всего сумеет исцелить, Обзаводитесь в дни невзгод щенком.Кашежева Инна Иналовна

Турандот: Когда гнетут недуги и усталость, Когда враждебны твердь и небеса, Подумай - разве, сотворивши пса, Природа пред тобой не оправдалась?

Турандот: Не стих, но все же))) Древняя индейская легенда: Сначала Господь создал наш мир, а когда все было готово, поселил в нем животных и человека. И в какой-то момент решил он наделить человека душой. Для этого на огромной равнине их всех собрал он и велел человеку встать отдельно. Ударила огромная молния и расколола плато на две части: на одной остались все животные, а на другой оказался человек. И ниспослал Господь человеку душу… Пропасть, отделявшая человека от животных, стремительно увеличивалась. И в тот момент, когда она стала уже почти непреодолимой, собака рванулась изо всех сил и перепрыгнула к своему хозяину. Таким образом, душой, ниспосланной Господом, оказались наделены и человек, и его собака. И с тех пор собаки обладают душой так же, как и человек.

Леся: Люблю собак... Люблю собак. В них фальши нет, вранья! Для них хозяин кажется планетою В их солнечной системе бытия. А люди лишь разменною монетою За правду платят. Здесь любой – судья, Палач жестокий с похотью свирепою. Люблю собак, за преданность ценю. Их неподдельный взгляд открыт для чтения, Пойдут врагу навстречу и огню, Путь освещая, как лампадой, бдением, Чтоб защитить, вступиться за «родню» Не ждут награды или поощрения. Люблю собак. Нельзя же их «купить» На подаянья, штучки фарисейские, Что тщатся голос сердца усыпить… Перегрызут все цепи лицедейские! Чутья, инстинкта, их сознанья нить К нам приближают истины житейские. Марина Дорих, 24.09.2010

Delahes: Очень красивые стихи у всех

Sidorenko: ***** Я тебя никому не отдам - Замерзающий плакал котенок, Умудренный не по годам, Рыл он снег серебристый под кленом. Навсегда я останусь с тобой, Я спасу нас обоих от стужи, Потому что под этой луной Мне никто больше в мире не нужен, Я сейчас закопаю нас в снег, Там тепло, отогреются лапки, Мимо быстро прошел человек, В зимней куртке и пуховой шапке. А потом все опять расцветет, Будет солнце сиять над землей, И никто никогда не поймет, Что пришлось пережить нам с тобой. Ты держись, не смотри, что я мал, Что в кровь изодрались лапки, Я не выдохся, просто устал, Ничего, нам помогут боги, Нет, серьезно, я слышал о них, Есть такие кошачьи боги. Даже ветер в долине стих, Слушал сказ малыша у дороги. А котенок копал и копал, Вспоминая о солнечном лете, Он, безумец, еще не знал, Что остался один на свете. Рядом с ним, на седом полотне, Еще теплое тело лежало, А из глаз, по мохнатой щеке, Золотая слезинка бежала. Эй, малыш, перестань копать, Все-равно ей уже не поможешь, Будет лучше тебе поспать, О нее погреться ты сможешь, Но безумец не слышит, сопит, Он не сдастся теперь холодам И упрямо во мглу твердит, Я тебя никому не отдам. Время - за полночь, люди спят, Находясь в поддельном раю, У котенка глаза блестят, Он закончил работу свою, Тихо, тихо ступая на снег, Подошел туда, где трупик лежал И почти как человек, Он на ушко ей прошептал- Милая, милая моя, я с тобой, Я тебя никому не отдам, Я у клена, под снежной горой, Нам построил постельку, там, Он туда перенес ее, А потом закопался сам, Колыбельную пел мороз, Но ее не услышать вам, Колыбельная эта для тех, Кто любовью всю жизнь живет, Забывая о бедах своих, Только верность в крови несет, Он, безумец, в холодном снегу, Он за ближнего душу отдал, До последнего мига, в бреду, Он за шею ее обнимал... *** Я щенок, я один, я бездомный Я один, а вокруг мир огромный Мир жестокий, и злой, и холодный. Я устал, я замерз, я голодный Шерсть свалялась и хлюпает носик Одинокий, трясущийся песик ... *** Мне неизвестно, кто его ударил. Виновного давно простыл и след. Пес издыхал на грязном тротуаре, не брал из рук ни хлеба, ни конфет. Он только выл, закидывая морду, да лил тоску своих померкших глаз. Земля была холодною и твердой под животом его на этот раз. И так меня он мутным взглядом мерил, как будто в муке силился сказать: " О. люди! Я же вам настолько верил, что даже не пытался убежать" ***** Чужая боль-дворняга грязная... Не трогай, детка, А вдруг заразная? Не гладь, Испачкаешь ладошки. Зачем? Иди другой дорожкой... А детка подрастает, зная "Так проще: Жить не замечая... К чему тащить чужую ношу? Делить беду? Придумал тоже... Сам разбирай. Не мне же больно! С меня своих проблем довольно... И так и дальше... Жить в покое, Делить всё на своё и на чужое... Чужую боль в упор не замечая... Забыв одно. Бездушье- не прощают. ...

Леся: Не жалея сил и ног Через страх Бежал щенок! Мимо грозного Полкана, Мимо башенного крана (И немножко мимо кошки), Мимо тени на стене... Мой щенок бежал Ко мне!Г. Новицкая

Sidorenko: Со мной в автобус зашла дворняга- Седая, тихая, села рядом, C хвостом недвижным, трусливо прижатым, Но было что-то такое во взгляде... "Погладь меня, ну что, тебе сложно?" Сняла перчатку, коснулась шерсти- И к черту блох, ну ведь так невозможно! Ну, люди, ведь есть понятие чести! Тихо собачьи глаза закрылись С невыносимым страшным доверьем- Что-то во мне сорвалось, надломилось- Я прочь от дворняги кинулась к двери- Боже, какая собачья тоска! Боже, почувствовать на минуту- как на голове твоей чья-то рука, Закрыть глаза и затихнуть-как-будто Ты не просто так, ты чья-то собака! И чертов ошейник давит кадык, Но ты давно к давленью привык- Мне так обоих нас было жалко- Я разревелась прямо в вагоне: "Приручили нас, одомашнили- И мы бродим теперь голодные- С голодухи по нежности страшные! Вот разве кому-то понравишься- Но смотришь в сердце - тоска-то все там..." Люди!Теперь мне все время кажется- Иду, а дворняга - за мной по пятам... Верность Негромко хлопнув, затворилась дверь, А в след смотрели карие глаза. Ну что ж ,собака, сделаешь теперь? А с шерсти на пол сорвалась слеза. Лежал на полке, слушал стук колес, А поезд уносил куда-то вдаль, Вздыхал один в квартире верный пес - В глазах слеза, застывшая печаль. Соседка принесла ему еду, Но отвернулся, в лапы спрятав нос, Как будто бы в тумане... иль в бреду Лишь только вздернулся и опустился хвост. Четыре дня! Четыре долгих дня, И вот уж поезд мчит его назад! Он рад родного города огням И встрече предстоящей очень рад! Взбежал по лестнице - и ключ в замок, Ах, кажется все было так давно, Родного дома преступил порог, А в комнате... Разбитое окно. Нос по ветру, ища знакомый след, Собака шла по запаху, но вот, Упала, обессиленная в снег Не веря, что ее он бросить мог. А карие глаза глядели вдаль, Замерзли лапы и поджался хвост И воем с глотки вырвалась печаль, Но вдруг задвигался холодный черный нос. Знакомый запах? Да! Знаком! Знаком! И лапы позабыли вдруг про боль - Вперед, за милым слабым ветерком Влекла его собачая любовь! Сбивая лапы в кровь о мерзлый лед, Спешила, красный высунув язык Туда, где человек, скучая, ждет, Что б радостный его услышать вскрик, Что б заглянуть в счастливые глаза, Услышать ласковый, знакомый смех! Но... Заскрипели, взвизгнув, тормоза Отбросив пса на мягкий рыхлый снег. Ползком вперед, а сзади следом кровь, Туда, где свет горит в родном окне Влекла его собачая любовь Но... Не дополз... Уткнулся мордой в снег. А в даль глядят потухшие глаза, Как будто видят, что не видно мне. На шерсти - белым хрусталем слеза, А с неба падает пушистый мягкий снег...

Sidorenko: СТИХ ПРО ВЕРНОСТЬ ПСА! Его купила девушка на птичке. Щенок был счастлив и хотел лизнуть. Его продавший скупщик по привычке, Взяв деньги, постарался улизнуть. Она была в восторге, улыбалась. Он быстро рос весёлым, не больным. Но с ним она совсем не занималась. Он вырос бестолковым и шальным… Был баловнем, повесой, шалопаем. Он всех любил и не имел врагов. Встречал и провожал хозяйку лаем. И терпеливо ждал её шагов. Хозяйке нравилось, когда они гуляли, Что замечают все теперь её. А если к ней когда-то приставали, Пес смело заступался за неё. Ему дрессуры трудно доставались. Он всех любил. И всех хотел лизнуть. От всех команд, которые давались, Всегда старался тихо улизнуть. Тогда хозяйка в клуб вступить решила. Чтоб на вопросы все найти ответ. На выставку пойти с ним поспешила. Ведь он красавец – в этом спору нет. На выставке он в ринге шел последним. Он рад был всем и поводок тянул. Судья сказал, оценку дав соседним, Что до стандарта он не дотянул. Там всем подарки разные дарили, И с ринга не ушел никто пустой. Его же с ринга просто удалили. Сказали, непородный он… - простой. Сказали, что ходить он не умеет. Что хэндлер из хозяйки – никакой. И что судья понятий не имеет. Представлен пес породы был какой. Она его от злости отхлестала… А он чудак понять никак не мог. За что его любить та перестала. И угодить хотел, как только мог. Сначала его думала продать. Потом хорошие искала руки… Потом решила хоть куда отдать… Кому угодно лишь бы на поруки… Опять попал он к скупщикам на птичке… Пес всех любил… И всех хотел лизнуть… Смахнув слезу рукою по привычке… Хозяйка поспешила улизнуть... Пес вырывался и истошно выл. Был бит жестоко и неоднократно. Но всё равно хозяйку не забыл. Скулил и выл… и звал её обратно. А скупщик с ним жестоко обращался… И дал понять: собачья жизнь - не рай…. Но через пару дней с ним распрощался, Продав кому-то охранять сарай. Пес всех любил… и охранять не мог … Он только выл с тоски на всю округу… Терпел хозяин новый сколько мог… Потом отвел к ветеринару другу… Над псом склонился со шприцом детина... Чтобы закончить пса короткий путь. И равнодушно дозу детилина Вколол собаке, предложив уснуть… А пес лизал протянутые руки. Как будто он людей благодарил. За избавление его от муки, Жить без хозяйки, что боготворил…

Sidorenko: ЗВЕРЬ Это слова из песни Много людей вокруг, Ринг как в огне светился; Вышел бойцовый пёс, Кличка ему "Убийца"; 40 побед за ним, 40 боёв кровавых; А для людей игра, А для людей забава. Псу уже 10 лет, Он по понятиям старый, А на него глядит Пёс молодой поджарый; Для молодого бой Первый в собачьей жизни, Старый оскалил пасть Чтоб победить и выжить; Переплелись они, В жуткой безумной схватке, Оба в смертельный бой, Кинулись без оглядки; Старый спокойно рвал, Грыз молодое тело; А молодой орал Дрался отчаянно,смело; Бой идёт 2 часа, Оба в кровавой луже; Старый стал побеждать, Горло сдавили зубы Люди кричат - ДАВАЙ - Кончи его УБИЙЦА; А у него в глазах Всплыли из детства лица- Девица в платице стареньком Гладит его и зовёт А он лохматый и маленький Любит и ждёт. Старый разжал клыки, Не торопясь открылся; И молодой воспрял, И молодой взбесился- Жить больше нету сил, Сил нет и ненавидеть, Старый глаза закрыл Чтоб уходя увидеть- Девица в платице стареньком Гладит его и зовёт А он лохматый и маленький Любит и ждёт. Грач Гера

Sidorenko: Собачье сердце Это слова из песни От самолёта трап отходит, Взлохматив холку напоследок; От пса родного взгляд отводит - Его предавший человек, А пёс ещё не понимает, Он ждёт команды и молчит; А самолёт уж в небе тает, и белый след за ним кипит. Собака села поудобней, Где приказали ей сидеть; Проходит время, - Пить охото,- Придётся видно потерпеть. Так час за часом, - без движенья, Не понимая в чём подвих; От нетерпения вздыхая, Сидел уже бездомный пёс. А к глодке подступали слёзы, Он выполнил команду - ЖДАТЬ... С такой отличной родословной, Нельзя при людях зарыдать. И в голове его собачьей Неумещается пока, - Что друг его, сегодня броси, И не окликнет никогда. Уж пасть от жажды пересохла, И мысли всё трудней собрать,- Искал в толпе лицо родное; С надеждой продолжая ждать. Смешались дни, смешались ночи, И обходя его толпа - Бросала хлебушки кусочки, Которых есть ему нельзя. Облезла шерсть, и крошатся зубы, Шатаясь встал, и напрямиг... Никто не скажет, что трёхлетка, На трассу выползал старик. А к глодке подступали слёзы, Он выполнил команду - ЖДАТЬ... С такой отличной родословной, Нельзя при людях зарыдать. Эх люди, люди,- Мне вас жалко, И этот мир - не для меня,- Так думал-бредя собака - Хлебнувшая людского зла. Собрав остаток сил и злости С обочины что было сил - Под грузовик, и к БОГУ в гости, - Он без приказа, Сам решил. А к глодке подступали слёзы, Он выполнил команду - ЖДАТЬ... С такой отличной родословной, Так и несмог он зарыдать. Сергей Грубов

Sidorenko: ***** Ты знаешь, как любит волчица - Сильный и вольный зверь?- Она своей страсти стыдится, Но в искренность ты поверь. Она поначалу изчезнет В сумраке клетки своей И будет смотреть оттуда, Пока ты не смотришь за ней; Она к тебе привыкнет, Выйдет из мрака на свет И в клетку к себе поманит, Но ты ей ответшь: «НЕТ» - Оскалит в ухмылке зубы, Злобой сверкнут глаза - То дернутся в горечи губы, И появилась слеза… А ты отшатнешься в испуге: «Что там за монстр сидит!?» - Уйдешь, но вновь ее вспомнишь. Чем же она так манит? Что же ты в ней увидел - Брошеный вызов судьбе? И вот смотрителя вызвав, Возьмешь ты волчицу себе. Где ты держать ее станешь? - Посадишь на крепкую цепь? А мсожет, свободу подаришь? - Но нет, тебе надо смотреть На сильного зверя – убийцу. Ее не касалась рука! Захочешь погладить волчицу - Заходят быстрей бока Серого зверя, – там сердце, Ждущее этого дня, что хочет давно согреться, Согреться лишь о тебя! И вот, ты протянешь руку - Увидишь счастье любви; - Она не увидит разлуку - Отдернешь ты руку в крови! «За что!? Ах ты злобная сука!»- Ударишь волчицу ногой, - «Это тебе наука!» - Уйдешь ты с кровавой рукой. Она ж зарычит от удара, Натянет в броске свою цепь, Которая волей ей стала, И будет из мрака смотреть, Как ты забинтуешь руку, Уйдешь прочь, гулять с другой, И ощутит разлуку - Услышишь ты волчий вой… Вернешься: «Ну что ты воешь?» Сверкнут во мраке глаза. «Ты больше меня не тронешь?» Сбежит вдруг по морде слеза… Она тебя любит, любит, Любит, как и всегда, Но если тебе уступит - Ее ты прогонишь тогда: Тебе уже станет не нужен Прирученый серый зверь, Ведь легче держать собаку… И вновь подойдешь ты к ней: «Ну что опять клыки скалишь?! Неукротимый бес!» И ей ты свободу подаришь - Отпустишь волчицу в лес. Но почему она медлит? «Давай же, беги скорей!» Стоит притихшая рядом, И ждет, что потянешь к ней Ту руку, что в страхе кусила, Но нету клыков теперь… И мягкие нежные губы Коснутся руки твоей! Тогда ты ласкать ее станешь, И будет длинна эта ночь, Когда ж ты заснешь под утро, Умчится волчица прочь. Разбудят тебя лучи солнца Искать ты ее пойдешь, Исходишь лесные тропы, Но так нигде не найдешь - Волчица укроется в чаще, Куда не ступал человек, А в желтых глазах горящих, Потухнет огонь навек; Потухнет огонь свободы - Ей нет покоя нигде: Где бы она не бродила - Все тянет ее к тебе! Но гордость мешает сердцу, И все таки, ночью, порой, Так хочеться ей согреться, Согреться только с тобой! Ты в городе тоже проснешься… Кто же украл твой покой? Что ты во сне услышал? Быть может, волчицы вой? И вот, наутро ты встанешь, Поедешь опять за ней, На травы примятые сядешь - Кругом пустынность полей. В траве ты увидишь ошейник И цепь, что сорвала тогда, Когда ты ласкал волчицу, Она ласкала тогда… Ты так просидишь до ночи, Когда же взойдет луна, И в дом вернуться захочешь, Появится вдруг она: Скользнув из трав серой тенью, В чащу к себе привела, Твое наградила терпенье Рассказами как ждала: Ждала тебя в стужу и в холод, В дождь и в ненастье ждала, Ждала даже в зимний голод, От слабости падая, шла, Шла на то самое место, Где счастливы были одни… И, расставаясь сказала: «Приду, только лишь позови!» И, вот, ты ушел, с ней простившись - Мечтала: «С собой позовет…» «В лесу ей не надо заботы, А в городе столько хлопот, - Решил ты, – не надо зверя К ласке людской приручать.» Подумал, что потоскует И перестанет ждать… Боятся тропы этой звери, Которой волчица идет… Кому подарила доверье?… Кого же она так ждет? Следы прочитав, как страницу, Охотник то место найдет, Где ждет одиноко волчица - Без жалости зверя убьет… Захочешь взглянуть ты на выстрел Уж долгие годы прошли… Охотник снял шкуру, так быстро. И вместе домой пошли: Услышав рассказ от убийцы, Замрешь… Вот и знаешь теперь, Как сильно любит волчица - Ласковый, преданный зверь.

Sidorenko: Ода о рождении щенков Итак, уж действо решено – Везем питомицу на вязку! Идея в воздухе витала так давно, И претворяем в жизнь мы эту сказку! Спросив совета у заводчицы своей В пределах Родины найти нам кобелей, На выбор предоставлены нам двое – В Сибирь до каждого пути нам суток трое. - Ну как на каторгу, по тракту – муж сказал - Нет, не поеду – отказал - Ищите в европейской части, - Иль будет девочка без счастья. Опять к заводчице – Ириша, помоги, Поближе жениха ты нам найди, С дорогой, где заправки есть в пути, И можно и проехать и пройти. Мысль видно в воздухе давно витала - Нашла – заводчица сказала, Для будущих щенков нашелся вам отец, Зовется Грандом молодец! Пишу скорей письмо владельцам, Мол, так и так, давайте дельце Такое с вами провернем. В ответ – согласны, рады, ждем, Но только уезжаем в Латвии столицу, И мне, как вечному саперу, Что без права ошибиться Оставлен был для вязки день один всего. Ну, что мне, русской женщине? А ничего Сажусь в машину, еду в магазин И «Левенгук» я микроскоп беру один, Коробку стекол, краску для мазка, Мозги и руки есть пока, Несусь вперед я словно птица, Напомню, нет мне права ошибиться. С шестого течки дня беру мазки, И нет причины для тоски. Мазок все чище и светлее, А притяженье клеток все сильнее. Кристалл слюны под микроскопом расцветает Сначала просто веточками привлекает, А на десятый день там папоротник цвел, В дорогу, быстро, первый плодный день пошел. Два дня до Питера мы добирались Дорога жуткая, но нити все связались, Сплелись в любви короткой узелок, Свершилось все, подходит срок. Питомица с тоской по дому бродит И пятый угол явно не находит. В глазах обида, грусть, тоска, тревога, Дни жизни сочтены – спасите, ради Бога! Я же вас так любила – и за это награда, Мама, честно скажи мне – зачем это надо? Ты меня повязала – это было приятно, Пусть же пузо скорее рассосется обратно, Я хожу, я пыхтю, и сидеть нету мочи, Постели хоть простынку для миленькой дочи. Я на ней полежу, будто думу гадая – Мне рожать, не рожать Ничего я не знаю. Снова ночь настает – продолженье мучений, И во двор мы идем – на морозе спасенье. Снова мука в глазах и тоска и тревога. До рассвета б дожить – тяжела так дорога. По сугробам бредем, под вольером копаем И чего мы хотим – ничего мы не знаем. Вот пришли мы домой – и в гнездо у кровати, Ночь длинна и темна, не удастся поспати. В час тридцать ночи чавканье какое-то я слышу, Включаю верхний свет – о Боже. Что я вижу, Ну наконец-то вышел срок – И между ног моей красавицы лежит щенок! До девяти утра мы пять щенков рожали, Облизывали, вытирали, На сиську каждого сажали, То воду пили, то дремали, Ну и, конечно же, последы все считали. Когда питомица заснула крепким сном Я Силы Света все благодарила, Заводчицу я тоже не забыла – - Тебе глубокий мой земной поклон. Нет слов в могучем русском описать Что же я чувствую опять Морозным утром, глядя на детей – Её… своих ли малышей! *** Я поделюсь с заводчицей своей, как мы прожили Первые семь дней. Пока все мысли в голове от счастья упивались, А руки делом занимались – пеленки гладились, стирались, Штаны и хвостик марганцовкой промывались, Простынки в послеродовой «палате» застилались, А малыши под лампой согревались, Мой мозг проблему новую находит, Пока рука в порядок все приводит. Послед не вышел ведь у нас один – И колем мы окситоцин. Проходит час, проходит два – Последа нет, вот так дела. В душе тревога нарастает, Спрошу совета тех, кто знает, Дают совет все тот же мне один – Колоть и дальше ей окситоцин. Но чувствую, мои друзья, С гормоном шутки плохи – так нельзя. И хорошо, что в клинике одной Нашлась репродуктолог молодой. Колите быстро глюконат, два кубика, И гамавит подряд, Затем вы девочку скорее поднимите И по двору подольше походите. Помог такой простой совет, Присела девочка – и вышел весь послед. День клонится к закату, вечер настает, Мой мозг проблему новую из закоулков достает – А хорошо ль молозиво идет? И надо взвесить мне детей, Узнать привес у малышей. Вот ночь настала, полная луна, И я с Оливией брожу одна, Вставая через каждый час, Уж чересчур мохнатая она у нас. Когда же с улицы придем, То попу марганцовкой подотрем, Посушим, и детей кормить, А маме надо приучаться жить В режиме молодости послеродовой, Когда встаешь по двадцать раз порой. Вот новый день с рассветом настает – И понимаешь – ты уже не тот. Пеленки, стирка, глажка, все дела, А в душу радость с нежностью вошла, И вдохновенье за волной волна Бушует, словно ранняя весна. И с красными глазами от недосыпанья Ты внемлешь измененному сознанью. Второй день с легкостью прошел. Привес у малышей достаточный пошел. Но муж сказал мне, глядя на детей – Придумай имена скорей. Я озаботилась слегка – Так рано вроде бы пока. Нет, говорит, нам взвешивать их надо по именам, Хотя и так их видно по хвостам. Ну, с первым было очень просто Назвался он Армани Росси. Второй все время исчезал, То под хвостом у мамы засыпал, То появлялся как бы ниоткуда, То посреди кормежки засыпал, Ну, прямо черный и блестящий Аватар. А третий все команды раздавал, Ругался и друзей на помощь звал И потому был назван Адмирал. Девчонок, как вы помните, их двое, Одну назвали утренней звездою Авророй, потому что появилась поутру, Другую Аурикой нарекли, Как золотинку и предвестницу зари. Вот так мы эти дни прожили, Вес свой удвоили, наели и напили, Хвосты уже большие отрастили, Но глазки ясные еще мы не открыли. На этом я закончу свой пока рассказ Событий будет еще много впереди у нас. *** Сегодня расскажу вам я, мои прекрасные друзья, Какой мне фитнес муж устроил, Его мой лишний вес как видно беспокоил. Когда Оливия моя гнездо решила строить, И под вольером грунт копать, Чтоб со щенками нас не беспокоить, Купил фанеры влагостойкой пять листов Брусков не знаю сколько – и построил Манеж двухкомнатный для родов и щенков, Чтобы вопрос и нас не беспокоил. Потом купили корабельный лак И на три слоя днище мы покрыли, Пеленки постелили, словно флаг, И в плаванье прекрасное поплыли. Оливия, как водится у сук, Сооружение забраковала наше Рожала в спальне, словно милый друг, Там лучше и милей и краше. За время родов ноги затекли, И мышцы разгибаться перестали Так все болело, будто бы в танцзале, Нагрузку мышцам, словно в юности давали. А тут еще манеж… Чуть меньше метра в высоту С перегородкой посредине И не стоять на месте мне отныне Перешагнув раз двести за день эту красоту. - Вот молодость вторая у меня настала, Сначала я по недоумию ворчала, Потом, когда одежду надевала, Заметила, что подвисать та стала, И вот я на весах стою, И Малышевой честно говорю – «Худеем вместе» - это ерунда, Расти помет – и похудеешь ты одна. *** Мои щенки продолжат мой рассказ, Друзья не спите, слушайте же нас. Мы словно оленята малые встаем, Раскачиваясь, к сиське мы идем, А мама очень умная у нас – Нас всех пересчитает каждый раз По коридору дядя Рик идет, Бесшумно, будто бы плывет, Он когти все в себя вбирает, Ведь мама строго двери охраняет. Забава – нянька хоть куда, Да только вот одна беда – Ей мама морду покусала, Когда она свои услуги предлагала. Вот так мы с мамой и растем, То громко плачем, то поем, То громко тявкаем во сне, Урчим в полночной тишине. По вечерам уносят нас, И повторяют каждый раз – Набрал сто граммов, иль сто двадцать, Какая разница вам, братцы? И что-то пишут там в тетрадь, Ее бы взять, да почитать, Вот погодите, подрастем, Мы все тетради подберем! Вот так мы с мамой и живем, И молоко ее сосем, Двуногой маме невтерпеж, - Ты что-то медленно растешь, И веса меньше всех ты набираешь, Давай-ка, дорогая, знаешь, Молочной смеси ты попотребляешь. Но Аурика наша молодец, Так плюнула резиновый конец, Что соска отлетела далеко, Скажи, ну а кому сейчас легко? Ты лучше пряник нашей маме дай, Она их очень любит, так и знай, От сладкого всегда легко у суки прибывает молоко, Да блин на масленицу не жалей, И маслом щедро ты его полей, И наша мама все поест пока, Прибудет очень много молока. Глаза вот открываем мы слегка, Но только плохо видим мы пока, Мы различаем свет и темноту, И маму нюхаем мы ту, или не ту. Наивный папа думал, что брусок Наш остановит бешеный бросок, Да нам его уже на пятый день, Перелезать было совсем не лень. И ползаем в двухкомнатной коробке, Как в квартире, Жаль комнат только две, А не четыре!

Турандот: Из-за пазухи вынув щенка-сироту, Обратился Хозяин со словом к коту: "Вот что, серый! На время забудь про мышей: Позаботиться надобно о малыше. Будешь дядькой кутенку, пока подрастет?" - "Мур-мур-мяу!" - согласно ответствовал кот. И тотчас озадачился множеством дел - Обогрел, и утешил, и песенку спел. А потом о науках пошел разговор: Как из блюдечка пить, как проситься во двор, Как гонять петуха и сварливых гусей... Время быстро бежало для новых друзей. За весною весна, за метелью метель... Вместо плаксы щенка стал красавец кобель. И, всему отведя в этой жизни черед, Под садовым кустом упокоился кот. Долго гладил Хозяин притихшего пса... А потом произнес, поглядев в небеса: "Все мы смертны, лохматый... Но знай, что душа Очень скоро в другого войдет малыша!" Пес послушал, как будто понять его мог, И... под вечер котенка домой приволок. Тоже - серого! С белым пятном на груди!.. Дескать, строго, Хозяин, меня не суди! Видишь, маленький плачет ? Налей молока! Я же котику дядькой побуду пока...

Sidorenko: Я расскажу легенду прошлых дней (Пусть каждый понимает так, как сможет) О сером степном волке и о ней, О той, что всех была ему дороже. История красива, но грустна, Не ждите здесь счастливого финала, Не ждите здесь борьбы добра и зла, Добро бороться и проигрывать устало. В краях далеких, где резвится ветер, Где воздух пахнет вольною судьбой, Давным–давно жил там один на свете Красавец одиночка волк степной. Он жил один, вдали от целой стаи, И не нуждался более ни в ком. Его за это даже презирали, Везде считая зверя чужаком. А он гордился тем, что был свободен От чувств и предрассудков, от других Волков, что были по своей природе По рабски слепы в помыслах своих. Тяжелый взгляд наполнен благородством, Чужих законов волк не признавал, Жил по своим. Так гордо и с достоинством Смотрел врагам в глаза и побеждал. Волк становился все сильнее с каждым годом И одиночества свою печать хранил. Была терниста и трудна его дорога, Но милости к себе зверь не просил. И этой доли был он сам избранник, Он выбрал путь, и сам хотел так жить. Среди чужих – не свой, среди своих – изгнанник, Готов был жизнью за свободу заплатить. Зверь вышел как-то утром на охоту И вкус кровавой жертвы предвкушал, Ведь хищника жестокую породу Бог для убийства слабых создавал. Пронзительным и острым волчьим глазом Охотник вдруг оленя увидал. Расправив грудь и выгнув спину разом, К еще живой добыче побежал. Но не успел достигнуть своей цели, Последний вздох олень издал в чужих клыках. Своим глазам сначала сам он не поверил: Волчица серая стояла в ста шагах. Она была как кошка грациозна, И вместе с тем по-женски не спеша Трофеем наслаждалась хладнокровно Безжалостная хищная душа. Один лишь взгляд, да и того довольно, Не понял сам, как навсегда пропал. Забилось сердце зверя неспокойно. Забыв про все, он за волчицей наблюдал. Она была пленительно красива, Свободная охотница степей. Держала голову свою так горделиво. С тех пор все мысли были лишь о ней. Матерый злился на себя, не понимая, Что так влечет его? Он потерял покой. И чем взяла его волчица молодая? Боролся с чувствами, боролся сам с собой. Он не любил и никогда не думал, Что существует нечто больше, чем инстинкт. Потерянный ходил он в своих думах, Пытаясь ту охоту позабыть. Но как волк не старался – все едино, Обречены попытки были на провал. Забыть не смог. И так неумолимо Сердечный ритм все мысли заглушал. Однажды он сказал себе: «Ты воин! Чего хотел, всегда имел сполна. Так и сейчас возьми, чего достоин, Какая б не была за то цена!» Цена была большая…но об этом дальше… Быть вместе им пророчила судьба… Но плата за безумство счастья Порой бывает слишком велика… Волк и волчица так похожи были, Две одиноких родственных души Всю жизнь брели среди камней и пыли И, наконец, судьбу свою нашли. Они дыханием одним дышали И мысли все делили на двоих. Чего завистники им только не желали, Но что влюбленным было до других… Им море было по колено, Да что там море… Целый океан! Бескрайние просторы неба Им было больше ничего не надо, Друг друга только ощущать тепло. Всегда повсюду вместе, рядом, Всем вопреки, всему назло. На свете не было и никогда не будет Столь преданно смотрящих волчьих глаз. Поймет лишь тот, кто до безумства любит И так же был любим хотя бы раз. А дальше было все предельно просто, Все точки жизнь расставила сама…. Но по порядку…Осень Осталась в прошлом, Взамен нее пришла зима… Степь занесло и замело снегами, Повсюду были заячьи следы. И с солнца первыми холодными лучами Ушла волчица в поисках еды. В то утро волк проснулся не от ласки, Не от дыхания возлюбленной своей. Вскочил, услышав звонкий лай собаки, И голос человека, – что еще страшней. Охота началась. Завыла свора, В погоню за волчицей устремясь, На белоснежном чистом фоне Смешались клочья шерсти, кровь и грязь. Она дралась как одинокий воин, Бесстрашно на куски рвала врагов. Соперника подобного достоин Не был никто из этой стаи псов. Они волчицу взяли в тесный круг И в спину подло свои клыки вонзали. От волчьей смелости пытаясь побороть испуг, Охотники добычу добивали. А человек за сценой наблюдал, Ему хотелось крови и веселья, Он ради смеха жизни клал Без малой доли сожаленья. Все лапы в кровь – матерый гнал по следу. Душа кричала: «Только бы успеть!» Он так хотел подобно ветру К любимой на подмогу прилететь. Но не успел… Своею грудью он закрыл лишь тело И белоснежный оголил отчаянно оскал. Вдруг, человек, взглянув в глаза ему несмело, Оставить волка своре приказал. Охота кончилась, и свору отозвали, Оставив зверю щедро право жить. Но только люди одного не знали, Что хуже участи и не могло уж быть. Такую боль в словах не передать, И не дай Бог ее почувствовать кому-то. Волк жизнь свою мечтал отдать, Чтоб для любимой наступило утро. Но смерть сама решает, с кем ей быть, Трофеями своими не торгует. Нельзя вернуть… Нельзя забыть… Здесь правила она диктует… И вот опять…как прежде одинок… Все снова стало на круги своя. Свободой обреченный степной волк Без воли к жизни, без смысла бытия. Померкло солнце, небо стало черным, И в равнодушие окрасился весь свет, С тоской навеки обрученный, Печали принявший обет, Зверь ненавидел этот мир, Где все вокруг – напоминанье, О той, которую любил, С кем вместе жил одним дыханьем, С той, с кем рассветы он встречал, И подарил всего себя, Ту, что навеки потерял, И память лишь о ней храня, Волк день и ночь вдвоем с тоской Как призрак по степи блуждал, Не видя участи иной, Он смерть отчаянно искал. Зверь звал ее, молил прийти, Но слышал эхо лишь в ответ… Забытый всеми на пути, И жизнь ушла, и смерти нет… Так еще долго в час ночной Уставший путник слышал где-то Вдали печальный волчий вой, По степи разносимый ветром.

Bogema2009: Утром в ржаном закуте, Где златятся рогожи в ряд, Семерых ощенила сука, Рыжих семерых щенят. До вечера она их ласкала, Причесывая языком, И струился снежок подталый Под теплым ее животом. А вечером, когда куры Обсиживают шесток, Вышел хозяин хмурый, Семерых всех поклал в мешок. По сугробам она бежала, Поспевая за ним бежать... И так долго, долго дрожала Воды незамерзшей гладь. А когда чуть плелась обратно, Слизывая пот с боков, Показался ей месяц над хатой Одним из ее щенков. В синюю высь звонко Глядела она, скуля, А месяц скользил тонкий И скрылся за холм в полях. И глухо, как от подачки, Когда бросят ей камень в смех, Покатились глаза собачьи Золотыми звездами в снег.

Sidorenko: ***** Бывают дни такие, мужики, Чтоб дома не напиться от тоски, Берешь ружьё и мчишься в лес скорей С собакой пострелять тетеревей. Идешь по лесу - благодать, Слегка листва шуршит... Вдруг слышно где-то - стук!... Да кто это стучит? Осину долбит остроклювый дятел. - Стрясешь мозги, - кричу ему - приятель! А дятел долбит и не смотрит вниз, Таким его природа сделала, Таков её каприз. Собака повела и встала в стойку, А я в кустах увидел голубую сойку, Отвлекся, вальдшнеп вылетел - я трах-хх! Промазал, видно целил впопыхах. Прости мне, пес, за то, что прозевал, Второго сразу срежу наповал. Увлекся я природы красотой, Ну что мне делать, коли я такой. А ты, собака, и не понимаешь, Ты тоже есть частица красоты, Когда на стойке тихо лапу поднимаешь, Стоишь как завороженная ты. В лесу у нас с тобой одна задача, И бьются в унисон у нас сердца. Коль надо, то добьемся мы удачи, И боремся за это до конца. Нам не страшны ни крепи, ни болота, Мы можем целый день с тобой не есть. Великая в нас страсть живет - ОХОТА, И в этом смысл нашей жизни весь. ***** Сидеть» и «Голос»? Зло и четко талдычишь, как сержант устав. Хозяин, поберег бы глотку свою. Ну, села. Ну, гав-гав. Что - деньги потерял? И много? Бежать за палкой? На, бери. Хозяин, не грусти, ей-богу. Ну, обойдусь без «Педигри»! Жена соседу строит глазки? Да ладно - Я ж тебя люблю. Ну, хочешь, для тебя на вязку пойду к любому кобелю? Возьми себя, дружище, в руки - ведь ты мужик, а не слабак! И не бубни «все бабы - суки». Не надо обижать собак... ***** В осень сырую, холодную, хмурую, Темным ли лесом, болотом глухим, Лет так пятнадцать бродили, охотились С преданным другом моим. На ночь не раз мы в лесу оставались, Осенью ночь продолжительней дня, Тесно прижавшись, вдвоем засыпали, Души погрев у огня. Утром, чуть свет, пробирались Лесом, болотом, ручьем. Норку, хоря или выдру искали мы- Ты находил их чутьем. Если был поиск твой в чем-то неточен, Жалкий ты вид принимал, Если удачен - ты важничал очень, С гордой осанкой бежал. Если встречали зверюгу покруче, Жизни своей ты подчас не щадил - В схватку вступая со зверем могучим, Помощи ты не просил. Помню, однажды в трясину ввалился, Выбраться не было сил. Ты мне в одежду зубами вцепился И, надрываясь, тащил! Верный Пиратка, тебя не забыть мне. Дружбу испортил щенок. Что поступаю с тобой не по-честному - Так ведь подумать ты мог. Верно, принес я щеночка в квартиру, Как же ты мог не понять, Не для того, чтоб с тобою расстаться, А чтоб его натаскать. Ты же все это с обидою принял, Ревность в себе затаил, И головой горделивой поникнув, В угол от нас уходил. Не сомневаюсь, что все, что случилась, Будет понятно не всем. Я тебя вывез из дому на время - Ты же решил: "Насовсем!". Дня через три за тобой я приехал, Только тебя не нашел. Будка пустая и рваный ошейник... В лес навсегда ты ушел. Верный Пиратка, ушел ты с обидой, Бросив навеки меня. Этой ошибки теперь не исправить, Больше не встречу тебя. Вырос щенок в настоящую лайку. Осенью в лес я повел. Помнилось мне, как с тобою охотились - Радости той не обрел. Жаль, что собакам назначен природой Слишком коротенький век: Только полюбит - и с грустью теряет Верных друзей человек.

Sidorenko: немного не стихи... "ВЫСТАВОЧНЫЕ" люди Это не признанная FCI порода. В их доме бардак (не всегда), в то время как вольеры идеально чисты. Они преодолевают тысячи километров, тратят баснословные суммы на бензин, гостиницы, еду, чтобы привести домой хотя бы малюсенький кубок и ленточку. Часами беседуют по телефону с другими собачниками только на им двоим понятном языке. Могут забыть дату дня рождения супруга, но ЕВРОПЕЙСКОГО ЧЕМПИОНАТА - никогда! Мы индетифицировали новую болезень, вероятно вызваную вирусом "обладания собакой". Эта болезнь, очевидно, уже существует в течение значительного времени, но только недавно наука индентифицировала эту болезнь и начала изучать ее. Мы назвали ее Синдромом Приобретенной Собачьей Одержимости(СПСО). Сначала, СПСО, как предпологагалось, имел психологическое происхождение, но после того, как два молодых исследователя внезапно решили стать собачниками-выставочниками, мы поняли, что имеем дело с инфекционным вирусом. Эпидемиолог индентифицировал три стадии этой болезни и ее типичние симптомы. Вот - стадии и симптомы, известные на данный момент. ПЕРВАЯ СТАДИЯ - легкие симптомы: 1. Вы думаете,что выставка собак за 300 километров от дома - это близко 2. Вам начинает нравиться вставать в пять часов утра, чтобы покормить и прогулять собаку 3. Вы думаете, что проводить несколько часов в день, тренируя собаку - это здорово 4. Вы думаете, что тратить менее трех тысяч долларов в год на выставки - это скромно 5. Вы не можете представить жизнь без собаки!!! ВТОРАЯ СТАДИЯ - серьезные симптомы: 1. Когда вы покупаете машину, первым делом, о котором вы думаете - сколько клеток, или собак влезет в машину 2. Когда вы ищете себе новый дом, вы бесспокоетесь о том,достаточно ли места в округе для того чтоб выгуливать собак, есть ли лес, речка 3. На собачью еду вы тратите больше, чем на семью 4. На ветеренаров вы тратите столько же, сколько на докторов 5. У вас нет денег, потому что вы свозили собак на выставку 6. Вы покупаете в год больше одной машины, потому что гарантия на 70 тысяч километров быстро кончаеться, когда вы возите собак на выставку 7. фоток ваших собак больше, чем фотографий вашей семьи 8. Большинство ваших разговоров крутится вокруг собак ТРЕТЬЯ СТАДИЯ - неизлечимая: 1. С утра вы просыпаетесь и обнаруживаете, что посадили своих детей в клетки, а собак положили в детские кровати 2. Вы знаете имя и родословную каждой своей собаки, но не знаете, что это за незнокомец ошивается в вашем доме, а потом оказываетья, что это ваш муж (жена, теща и т.д.) 3. Соседи, настаивают, что все дети которые бегают вокруг вашего дома и нервируют собак, ВАШИ! 4. Вы все время говорите вашим детям "лежать" и удивляетесь почему им не нравиться ошейник и цепь 5. Вы платите в фонд по защите собак колледжа, в которам учатся ваши дети 6. Вы ездите по выставкам так часто, что забываете, где живете 7. Когда ваши родные говорят: "Или собаки, или мы", вы выбираете СОБАК У Вас есть эта болезнь?

Reychel: Твоей любви хватило бы на тысячу А верности твоей на миллион! Ротвейлер- это вечное открытие Ротвейлер- бесконечный разговор. Я знаю,что ротвейлеристов,блин,не вылечишь Мы вирусом одним заражены Мы любим их порой до неприличия И видимо уже обречены!

Reychel: ну очень - приочень уж понравился мне этот стишок Потомок мастифов. Ты назван солдатом. Костистый и мощный, Ты - сила Земли И самая лучшая в мире собака! Ротвейлер! Тебе посвящаю стихи! Ты гордый и статный и очень красивый, С эффектной, объемной, большой головой. Твой вид очень грозный, но все же Ты милый, И мы так похожи, Ротвейлер, с тобой! Ты любишь меня бескорыстно и честно, И можешь всегда и от всех защитить, Ведь Ты незнаком ни с изменой, ни с лестью. Ты рядом со мной для того, чтоб любить! Любить и прощать все мои недостатки, И быть терпеливым и смирным, порой. Вся грусть моя тает от поданной лапки, От лапки такой для меня дорогой! Ты часто мне смотришь в глаза, не моргая, И даришь с любовью улыбку свою, Ротвейлер! Собака моя дорогая! Я так тебя сильно, ариец, люблю! С рельефными мышцами, сильный и ловкий, Когда Ты бежишь, Ты как-будто плывешь. Упрямый и ласковый, дерзкий и кроткий, Спасибо тебе, что ты рядом живешь! Спасибо за то, что могу доверять я Тебе все заветные тайны свои, Ротвейлер! Ты даришь мне радость и счастье! И я так люблю все капризы твои! Прости, что бываю, порой, не тактична, И времени мало проводим с тобой, Но Ты для меня очень дорог, как Личность! Спасибо тебе, что Ты рядом со мной! Пусть много на свете пород, но я знаю, Что нужен мне только лишь Ты, Ротвейлер! Собака моя дорогая! Солдат моих грез и мечты!

Sidorenko: Reychel несколько стихов для Вас ************ Я вижу ротвейлеров. Кто эти псы? Друзья человека? Убийцы? Их взгляд так глубок, их большие носы, Их морды похожи на лица. Что можно увидеть в блестящих глазах? Жестокость, коварство и злобу? Но ум разглядеть в них, в собачьих слезах Трусливые люди не смогут. Ротвейлер виляет обрубком хвоста, В глаза заглянуть мне пытаясь. И я уголками счастливого рта Спокойно ему улыбаюсь… Шерсть так черна, их клыки белоснежны: Грозный, пугающий вид. Но души их трепетны, преданы, нежны, И сердце в груди их горит. Пускай ползут слухи, пусть пресса кричит, Так будет всегда, это замкнутый круг. Но пока я живу, пока сердце стучит, Ротвейлер – мой лучший и преданный друг ********** ПРЕДМЕТУ МОЕГО ПОМЕШАТЕЛЬСТВА Мне говорят, что ты – сокровище, причем Я в этом сомневаюсь (и нередко), Когда, как лошадь, резво скачешь за мячом Ты, позабыв про благородных предков. Твой интеллект давно не новость для меня (Ведь съедено немало умных книжек), А непосредственности детской как огня Коты пугаются, узнав ее поближе. С великосветским видом, как кинозвезда Стоишь ты в ринге в экстерьерной стойке. Но испаряются манеры без следа, Когда восторженно ты роешься в помойке. Твоим вокальным данным (видит Бог), Могла бы позавидовать Земфира, Когда на улицу несешься со всех ног Ты с воплями голодного вампира. Когда-то соблазнял меня зловредный бес, «Овчарку заведи»! - пел в ухо искуситель. Но я люблю тебя, мой добровольный «ротт», Мой друг и сердца моего хранитель!

Reychel: Sidorenko Спасибо за стихи! Понравились!

Sidorenko: Расскажу я вам, люди, Не совсем чтоб о чуде — Будет прост мой недолгий рассказ. В рыжей шкуре я бегал И любил человека: Это счастьем зовётся у нас. Сын старинной породы, Я нанизывал годы, Ликовал, отмечая весну. Время мчалось недаром — Стал я сивым и старым И однажды навеки уснул. Вытер слёзы хозяин: «Больше ты не залаешь, Не примчишься, как прежде, на зов. Спи спокойно, мой милый...» Но какая могила Удержала собачью любовь? Убегать беззаботно, Оставлять без присмотра Тех, кого на земле защищал?! Да когда так бывало, Чтоб меня не дозвались, Чтоб на выручку я опоздал?.. ...А потом было вот что. Как-то зимнею ночью Возвращался хозяин домой. Я — по обыкновенью — Бестелесною тенью Провожал, укрываемый тьмой. Было тихо вначале, Только сосны шептали Да позёмка мела под луной... Недоступную взгляду Я почуял засаду У развилки дороги лесной! «Что, хозяин, мне делать? Мне, лишённому тела, Как тебе на подмогу успеть?..» Я рванулся из тени, Из нездешних владений, И возник перед ним на тропе! Перед смертью-старухой Я не ползал на брюхе, Не скулил, не просился назад. Под напором свирепым Просто лопнули цепи — «Поспеши, мой хозяин и брат!» Изумлён нашей встречей, Он пошёл, не переча, Доверяя любимому псу, По тропе безымянной Прочь от тех окаянных, Затаившихся в тёмном лесу. И до самого дома По дороге знакомой Мы дошли, точно в прежние дни. Как бывало — бок о бок... Лишь следы по сугробам На двоих оставались одни.



полная версия страницы