Форум » Красота спасёт мир! » Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение) » Ответить

Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение)

administrator: Поэзия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия.... Стихи, которые мы любим.

Ответов - 121, стр: 1 2 3 4 All

Lisa_a_Lisa: gellmari пишет: Ложь и злоба миром правят. МУЗА Богиня струн пережила Богов и грома и булата; Она прекрасных рук в оковы не дала Векам тиранства и разврата. Они пришли; повсюду смерть и брань, В венце раскованная сила, Ее бессовестная длань Алтарь изящного разбила; Но с праха рушенных громад, Из тишины опустошенья, Восстал - величествен и млад - Бессмертный ангел вдохновенья. (Н.М.Языков)

gellmari: Lisa_a_Lisa прекрасные тропы в небе, протоптаны птицами пойдем гулять? изящно

gellmari: 6 июля - Всемирный день поцелуя. Лобзанья, поцелуи, Волшебных нег истоки, Вы сердце нежным тешите нектаром, Живительные струи, Питательные соки, Как дивно упиваться вашим жаром! И в ваших я недаром Люблю тонуть пучинах, Когда сама Любовь безумный трепет, И восхищенный лепет, И властное влеченье, И страстное томленье Соединяет в чувственных рубинах И прячет две души в устах единых.Убийственные губки, За коими природа Жемчужное оружие сокрыла, Готовые к уступке, Отраву слаще меда И горький пыл любовного горнила Сулят, надувшись мило. Сплелись в любовной схватке Два языка — и каждый Одною движим жаждой. Уста моей бесценной — Трибуна и арена, И раны глубоки, и муки сладки, И новой боли жаждешь без оглядки.О мирный поединок, Где яростная нежность Над ненавистью восторжествовала, Где бьются без заминок, И гибель — неизбежность, И пораженье не страшит нимало. Язвящего коралла Мне мил укус горячий, И ранящие зубы Врачебным свойством любы. Лобзания волшебны — Смертельны и целебны: Жизнь обретаю в смерти — и тем паче Стараюсь ранить в предвкушенье сдачи... Джамбатиста Марина 1620 г. перевод. Е. Солоновича

gellmari: Играющей в игры любовные Есть поцелуи — как сны свободные, Блаженно-яркие, до исступления. Есть поцелуи — как снег холодные. Есть поцелуи — как оскорбление. О, поцелуи — насильно данные, О, поцелуи — во имя мщения! Какие жгучие, какие странные, С их вспышкой счастия и отвращения! Беги же с трепетом от исступленности, Нет меры снам моим, и нет названия. Я силен — волею моей влюбленности, Я силен дерзостью — негодования! К. Д. Бальмонт. 1901

gellmari: Ну, целуй меня, целуй, Хоть до крови, хоть до боли. Не в ладу с холодной волей Кипяток сердечных струй. Опрокинутая кружка Средь веселых не для нас. Понимай, моя подружка, На земле живут лишь раз! Оглядись спокойным взором, Посмотри: во мгле сырой Месяц, словно желтый ворон, Кружит, вьется над землей. Ну, целуй же! Так хочу я. Песню тлен пропел и мне. Видно, смерть мою почуял Тот, кто вьется в вышине. Увядающая сила! Умирать - так умирать! До кончины губы милой Я хотел бы целовать. Чтоб все время в синих дремах, Не стыдясь и не тая, В нежном шелесте черемух Раздавалось: "Я твоя". И чтоб свет над полной кружкой Легкой пеной не погас - Пей и пой, моя подружка: На земле живут лишь раз! Сергей Есенин

Lisa_a_Lisa: gellmari пишет: 6 июля - Всемирный день поцелуя. Когда двоих сближаются уста, Плетут венок у алой розы рта Вино и мед, желанье и покорность, Огонь и вихрь, порыв и красота. (А. Аррани)

Lisa_a_Lisa: Целую в душу Чтобы однажды не забыть – целую в душу. Дурман не пройденных дорог ласкает ноги. И, как-то ломано возносятся на сушу Немного странные застенчивые боги. Под языком лежит кусок небесной ваты Пером проклятия архангельских заветов. Меняю сонные полночные приваты На корку кислого просроченного лета. Я в светской жизни как в наркозе увязаю, Что б из нее устало выбраться на сушу. Целую в губы, забываю, исчезаю… …И лишь тебя (что б не забыть) целую в душу. (Саша Бес)

Lisa_a_Lisa: ... Луч солнца пробегает по подушке! Ты сонная и тёплая такая! А я целую все твои веснушки, И волосы твои перебираю! Тебя разбудят утром птичье пенье, Любовь и ласки моего касанья! И ты, проснувшись, убежишь в смущеньи, Оставив мне одни воспоминанья! (c)

Lisa_a_Lisa: ой,только заметила, что первое сообщение почемуто не отправилось ,поэтому повторюсь: gellmari gellmari пишет: изящно Спасибо, , это хоккубыло прочитано у кого то из друзей в ЖЖ, только у кого именно- не припомню

Lisa_a_Lisa: * * * В хрустальный шар заключены мы были, и мимо звезд летели мы с тобой, стремительно, безмолвно мы скользили из блеска в блеск блаженно-голубой. И не было ни прошлого, ни цели, нас вечности восторг соединил, по небесам, обнявшись, мы летели, ослеплены улыбками светил. Но чей-то вздох разбил наш шар хрустальный, остановил наш огненный порыв, и поцелуй прервал наш безначальный, и в пленный мир нас бросил, разлучив. И на земле мы многое забыли: лишь изредка воспомнится во сне и трепет наш, и трепет звездной пыли, и чудный гул, дрожавший в вышине. Хоть мы грустим и радуемся розно, твое лицо, средь всех прекрасных лиц, могу узнать по этой пыли звездной, оставшейся на кончиках ресниц... (Владимир Набоков)

gellmari: Lisa_a_Lisa Славные поэзии

gellmari: Ночь на Купалу Ну, ночка! Бог спаси! Тут всякой чертовщины Не оберется ввек крещеный человек. Какие чудища! Рога, что две тычины. Какое сборище уродов и калек! Сбежались из лесов, лугов, топей, трясины, Из логовищ пустых и обмелевших рек. Вот лешие пришли — угрюмые детины. Меж ними наибольший Дубовик-Дровосек. Зажгли костер в лугах: яичницу готовят Из пестрых бученей... Валит не дым — содом. Русалки у реки свой хоровод заводят И оголтелые — вот крест вам — нагишом Сигают чрез костер бесстыдною гурьбою, Глумяся хохотом и дерзкой похвальбою. Павел Радимов

gellmari: Ночь накануне Ивана Купалы Шиповника терпкий запах, Серебряный месяц в ладье, А ветер играет в складках, Он волосы спутал мне. Дай руку, ведь я исчезну С рассветом, подобно тайне, Увидев свое отраженье В осколках зеркальной глади. И ты никогда не узнаешь, О чем же шептался ветер, Волос моих прядью играя, Такой же, как я, беспечный. И ты не узнаешь вкуса Моей колдовской улыбки, И только лишь привкус грусти Напомнит тебе об ошибке... Гусева Алена

gellmari: В ночь на Ивана Купалу В ночь колдовскую, В ночь воровскую, В ночь, когда в травушки падают росы, Деву шальную, Деву младую Я уведу на луга за покосы. Вскрикнет Ярило, Вспыхнет Ярило, Шар его красный закатится к ночи. Знаю, не буду Зверем постылым, Я разожгу твои девичьи очи. Вспыхнет костёр, И взлетим мы нагие – Словно безумством сжигают нас искры. В водной купели — С новою силой Руки сомкнём мы в объятиях чистых. Летние грозы, Месяц и звезды, Слышали все, как ты тихо стонала. Как мы встречали В объятиях росных Ночь в этот праздник Ивана Купалы.

gellmari: Ночь на Ивана Купалу. Голые на мётлах — из каждого окна! Марат Шериф

Леся: ДеревьяЯ знаю, что деревьям, а не нам Дано величье совершенной жизни, На ласковой земле, сестре звездам, Мы — на чужбине, а они — в отчизне. Глубокой осенью в полях пустых Закаты медно-красные, восходы Янтарные окраске учат их — Свободные, зеленые народы. Есть Моисеи посреди дубов, Марии между пальм... Их души, верно, Друг к другу посылают тихий зов С водой, струящейся во тьме безмерной. И в глубине земли, точа алмаз, Дробя гранит, ключи лепечут скоро, Ключи поют, кричат — где сломан вяз, Где листьями оделась сикомора. О, если бы и мне найти страну, В которой мог не плакать и не петь я, Безмолвно поднимаясь в вышину Неисчисляемые тысячелетья! Николай Гумилевянварь 1916

Lisa_a_Lisa: gellmari спасибо gellmari пишет: Голые на мётлах — из каждого окна! Песенка осенней ведьмы. ;-) Я останусь во мраке осенних ночей Привиденьем из снов и туманов... Замуж девку не взял-так и буду ничьей, Или ведьмой болотною стану! Я танцую всю ночь в дымке гаснущих снов, Даже петь регулярно пытаюсь! Почему же ты слушать меня не готов, Зря я что ли вот тут надрываюсь? Ты же сам меня звал-аж на целую ночь, И пришла я, послушная зову! (Вот остаться с тобой и сейчас я не прочь, И почти выйти замуж готова!) Посмотри на меня-как же я хороша! И танцую в пленительном ритме... Околдую тебя я своим антраша, Не спасут ни друзья, ни молитва! Я чарую тебя... Ты куда побежал?!?.. Ох, настигну тебя пируэтом!!!! Только лужицу страха оставил... Нахал! А еще назывался Поэтом! (ЛисицаОсень, журнал "САмиздат")

Lisa_a_Lisa: gellmari пишет: Ночь на Купалу На Ивана Купала ли,-не знаю, просто Летняя Ночь: Что за ночь за окном Что за ночь за окном в робких шорохах сада! С умиленьем душа в ней заплачет навзрыд!.. Месяц к туче крадется тропой конокрада, Золотою серьгой в его ухе горит… Мягко тени легли у забытой беседки, Там шаги не вспугнут тишину под луной… А нарядных цветов кружевные манжетки Так похожи на твой кринолин кружевной... И вбирая в себя тех цветов ароматы, Тихо дышит окно трепетаньем гардин. Словно в призрачном сне утонченной сонаты Одиноким аккордом вздохнул мезонин… А над сонной землей с неба дышит прохлада – Белый ангел парит, осеняя крылом… И в серебряном сне, в робких шорохах сада, Тихо плачет душа в восхищенье немом!.. (ВАдим Цокуренко)

Леся: М. Зичи. Вышивальщица Она накинет шаль на плечи И, коротая зимний вечер, Привычно сядет под окном. Достанет старенькие пяльцы, И тихо заколдуют пальцы Над невесомым полотном. Среди безликих силуэтов, Полутеней-полупортретов Сидит за вышивкой она: Вот несколько штрихов глубоких - И вечер серый, одинокий Раскрашен в теплые тона. От ночника - полоска света, И в мягкий полумрак одето Жилище скромное её. И бледный месяц в дымке нежной За вышивальщицей прилежной Следит в холодное окно. Следит, как за иглою проворной Стежки на ткань падут покорно, Собой, рождая полотно, Как появляется картина Из нитей тонкопаутинных, Соединившихся в одно. И вышиты её портреты Из слёз и солнечного света, Из недосказанности слов. Кто видит в них канву и нитки? В них оживают звуки скрипки, Воспоминания из снов. И лёгкой грусти неизбежность, И нерастраченная нежность, Души стремительный полёт. Под радио и песни ретро, И всхлипы плачущего ветра Она в полотна жизнь вдохнёт. И вдруг задышит, вдруг проснётся Всё то, чего она коснётся Рукою трепетной своей. И всякий раз, когда не спится Она над вышивкой склонится Одна средь сумрачных теней. И, коротая зимний вечер, Закутывая шалью плечи, Привычно сядет у окна. Достанет старенькие пяльцы, И снова заколдуют пальцы Под ярким светом ночника.Юлия Вихарева

Леся: Дожди и стихи......Зачастили дожди, и стихи по ночам зачастили; В незакрытую дверь не стучась, пробираются в дом... Я никак не пойму: то ли каплей холодной навылет Мне пробило висок, то ли пальцы царапнуло льдом Так, что стало больней, так, что дрожь пробрала до озноба; Тот, кто мог отогреть, притворился слепым и глухим, Стал похожим на нимб в волосах металлический обод, Я бы бросила всех, но опять зачастили стихи... Я бы бросила всё, но дожди серебристой портьерой Преградили мне путь, отодвинув назначенный час... Впрочем, всё это было: и нимб, и размытая серость, И предолгая ночь, и стихи, и потеря ключа - Я живу, будто маюсь... Меня проверяют на прочность, До отказа завод натянув, а точней - до щелчка, До почти незаметной отметины - крохотной точки, Так, чтоб целой осталась пружина и так, чтоб рука Не срывала смолистый сургуч с запечатанных окон... Тот, кто мог мне помочь, оказался слепым и глухим... Впрочем, всё как всегда - бесприютно, темно, одиноко И в придачу - ко мне зачастили дожди и стихи...Лилианна Сашина

gellmari: Lisa_a_Lisa пишет: Я чарую тебя... Ты куда побежал?!?.. Ох, настигну тебя пируэтом!!!! Только лужицу страха оставил... Нахал! А еще назывался Поэтом!

Леся: Из пышного куста акации, сирени... Элла Гоник. Майский дождь Из пышного куста акации, сирени, Где круто сплетены и ветви, и листва, Из пышного куста, его глубокой тени Возникли мы с тобой, не ведая родства. Дышало всё вокруг акацией, сиренью, Акацией, грозой, акацией, дождём… Ступив на первый круг, поддавшись нетерпенью, Пустились в дальний путь. Скорей. Чего мы ждём? И каждый божий день – посул и обещанье. И каждый божий день, и каждый новый шаг. Откуда же теперь тоска и обнищанье, Усталость и тоска, отчаянье и мрак? А начиналось так: ветвей переплетенье, И дышит всё вокруг сиренью и грозой, И видя наш восторг, шумит листва в смятеньи, И плачет старый ствол смолистою слезой. Неужто лишь затем порыв и ожиданье, Чтоб душу извели потери без конца? О, ливень проливной и под дождём свиданье, О, счастье воду пить с любимого лица.Лариса Миллер, 1989

Леся: 28 мая ее сердце остановилось Марианна Видяева Запрокину лицо и сомкну поплотнее ресницы, Дождевая вода до краев переполнит глазницы, Я позволю дождю по щекам моим медленно литься, Пусть желание плакать прохладной водой утолится И растает комок, что давно уже в горле теснится – Да не плачу я, что Вы – такое во сне не приснится! Просто зонтик забыла - ну, надо ж такому случиться! У Вечности на пороге, В самом конце пути Мы вспоминаем о Боге – «Господи, мя прости!» Что бы ни совершили – «Господи, защити!», Как бы ни нагрешили – «Господи, отпусти!» Молимся о пощаде, Не подбирая слов – Пусть защитит от Ада Божеская любовь! Каждому – по заслугам – Помни! – Воздастся нам! Коли придется туго, Ищем дорогу в Храм – Бог нам грехи отпустит! …Встану под Образа – Смотрят с вселенской грустью Ласковые глаза… Я помолюсь иконам, Подумаю, помолчу, Перекрещусь с поклоном И засвечу свечу. ............... В храме мерцают свечи Искорками в тиши… Неистребим и вечен Этот порыв души! Не торопи меня, любимый. Не упрекай, что не спешу. С такой тоской необъяснимой Я этим воздухом дышу!… Шуршат, шуршат сухие листья, Несутся низко облака И вся земля, как шкурка лисья – Рыжа, блестяща и мягка. Наискосок скользят дождинки С печальным звоном – сверху вниз, И на осенней паутинке Листок березовый повис… Как добрый взгляд, как обещанье, Скользнув внезапно из-за туч, Последней ласкою прощанья Лица коснулся теплый луч. Краса осенняя отрадна, Но с легкой грустью вновь и вновь Струится в душу скорбный ладан Багряных гаснущих костров… Говорят же, что бабы – дуры… Все лелею свои мечты, Все кидаюсь на амбразуры Да налаживаю мосты, Не показываю и вида Даже если самой невмочь – Зажимаю в кулак обиду И кидаюсь спасти, помочь! Быть обманутой горько, стыдно И от боли едва дыша Плачет горестно и навзрыдно Тяжко раненая душа… Я не знаю, что будет с нами. Только я, мой неверный друг, Приняла мою жизнь, как знамя Из твоих ослабевших рук… «Окончен бал, погасли свечи»… Затихла музыка в ночи. Как жаль, что мне ответить нечем – Молчи, прошу тебя – молчи! Увы, теперь так мало значат Все долгожданные слова! Ты говоришь, во сне я плачу – Быть может, я еще жива?.. Как тяжко быть рабыней убеждений И как легко – наивной, без затей… А сколько я пережила рождений – Чуть больше, чем насильственных смертей!.. Я не могу понять – чего здесь боле: Гордыни или все-таки любви? Но сердце вновь заходится от боли, Как это чувство ты ни назови!… «И аз воздам»…Быть может, верно это… Как быть с душой? Уж ей-то не с руки Платить за низость мелкою монетой, Разменивать себя на пятаки…

Lisa_a_Lisa: Июльский дождь Июльский дождь страстей не остудил. Жара июльская обид не растопила. И каждый бился и не находил Того, что было прежде сердцу мило. Мы заблудились в собственной судьбе. Мы перестали говорить стихами. В пылу высокой жалости к себе Мы не заметим осени дыханье. Когда сойдут снега большой зимы Разбудят нас весенние капели. Кому тогда, мой друг, расскажем мы, Как на одну любовь мы постарели? Ваши дивные глаза Ваши дивные глаза вместе с Вами не смеются. За окном потоки льются - начинается гроза. Вся земля белым-бела - дождь с деревьев цвет сбивает. Чай забытый остывает...Бьется о стекло пчела... Вы глядите на нее безотрывно и печально. Мы чужие изначально, наказание мое! Убирают со стола два нетронутых прибора. Дождь окончится не скоро. Бьется глупая пчела. Вы оставите меня, но печаль Вас не покинет. Гаснут угольки в камине. Что осталось от огня? Ваши губы так белы. Ваши пальцы крепко сжаты. Грома дальнего раскаты... И жужжание пчелы... (Любовь Захарченко)

Lisa_a_Lisa: Сказка о Дожде Со мной с утра не расставался Дождь. - О, отвяжись! - я говорила грубо. Он отступал, но преданно и грустно вновь шел за мной, как маленькая дочь. Дождь, как крыло, прирос к моей спине. Его корила я:- Стыдись, негодник! К тебе в слезах взывает огородник! Иди к цветам! Что ты нашел во мне? Я, с хитростью в душе, вошла в кафе. Я спряталась за стол, укрытый нишей. Дождь за окном пристроился, как нищий, и сквозь стекло желал пройти ко мне. Я вышла. И была моя щека наказана пощечиною влаги, но тут же Дождь, в печали и отваге, омыл мне губы запахом щенка. Я думаю, что вид мой стал смешон. Сырым платком я шею обвязала. Дождь на моем плече, как обезьяна, сидел. И город этим был смущен. Обрадованный слабостью моей, он детским пальцем щекотал мне ухо. Сгущалась засуха. Все было сухо. И только я промокла до костей… (Белла Ахмадулина)

Lisa_a_Lisa: В лугах июль... В лугах июль свой плащ расправил, Дремотный зной над ним повис. А вот и праздник – Петр и Павел, Покатит лето – с горки вниз!.. Цветущий клевер, донник, мята, Как на меду настоян зной. В любовь свою мы верим свято, И пьем ее хмельной настой. Плутает наша встреча где-то, К ней, словно к лету, долог путь. Она мелькнет, как всполох лета, Пусть коротка - не в этом суть!.. Придет в венке ромашек белых, Прольет в некошенных лугах Настой любви на травах зрелых С горчинкой меда на губах… (ВАдим Цокуренко) ... Ты любил ее? После молчания: – Кажется, да. Помню всё, что с ней связано, только лицо позабыл. В темном небе протяжно и тонко гудят провода на железных столбах, в вышине, выбиваясь из сил. В каменеющей глине неясно блестит колея. Гонит ветер по спуску крутому соломенный ком. Кто он, спутник случайный, которого выдумал я и который за мною, как тень, неотвязно влеком? Этот мальчик угрюмый встает у меня на пути, курит первый табак и читает мне что-то свое... Пребывает душа его, словно скворец, взаперти, но уже прорывается посвист и щебет ее. Я любил ее, слышишь, мой бедный двойник молодой? Ты еще изопьешь эту горькую чашу до дна. Будет дымная зелень лететь над овражной водой, станет память богата, а речь непривычно скудна. Наша память нахлынет, как лиственный свет вечеров, где у края равнины стоят облака, присмирев, Будут в сумерках поздних греметь колокольцы коров, и зарница очертит тяжелые купы дерев. Хлынет ливень внезапный, припустит по крышам греметь – и напомнит нам заново пением внятным, земным духового оркестра простую и гулкую медь, что играет на танцах по праздникам и выходным. Геликон и валторна – кумиры мальчишеских лет – вовлекают счастливцев в утоптанный парами круг... Нам еще не дают за резную ограду билет, где блистает она в окружении бледных подруг. Будет зависть смешная к ее ухажерам лихим, к одногодкам счастливым, берущим билеты в кино. Два-три слова случайных – и всё. И плохие стихи. И оркестр духовой, повторяющий вальс «Домино». Но когда из низин вытекают тумана слои, и сырая заря над деревьями сада горит, ты услышишь сквозь сон, как ликуют ее соловьи – на пределе дыханья, из сил выбиваясь, навзрыд! (Юрий Гречко)

Леся: Я не знаю, когда я увижу тебя, На каких перекрестках вокзалов и улиц. Я очнусь в час рожденья счастливого дня, И мой ветер мне скажет: «Мадам, Вы проснулись!» И когда я тебя угадаю вдали, Что-то странное нежно войдет в мое сердце, Я тотчас отпущу все свои корабли, Чтобы мне от тебя было некуда деться. И мое королевство очнется от сна, Я впущу ветер в дом, разбегутся невзгоды. Постареет печаль, в мир ворвется Весна, Независимо, впрочем, от времени года. Я придумаю праздник на тысячи дней, Время выправит срок, я надеюсь, подольше. Как похожи желания разных людей, Всем так хочется счастья, любви и побольше. Я устрою для всех озорной карнавал, Наряжу Добро Злом, перепутаю краски. Пусть все будет вверх дном! Я хочу, чтоб ты знал Как же мне надоело носить эти маски! Счастье вытравит боль из моих светлых глаз И тогда, может быть, я найду в себе силы, Все на свете забыть, чтобы как в первый раз Вдруг ответить тебе, «Я люблю тебя, милый!..» Эй, мое королевство, свистать всех наверх! Уберите же память, что вьется на рее!! ...Я не знаю когда, я услышу твой смех, Только очень прошу - появляйся скорее!Ольга Тишина

Lisa_a_Lisa: Леся пишет: Все на свете забыть, чтобы как в первый раз Вдруг ответить тебе, «Я люблю тебя, милый!..» ...у меня была любовь вторая и третья, и только потом я встретил первую(с):))

Lisa_a_Lisa: Середина лета Жасминовые лепестки, Как белых чашек черепки, Лежат и там и тут; Должно быть, с меду окосев И осерчав на вся и всех, Шмели посуду бьют... (Новелла Матвеева)

gellmari: Lisa_a_Lisa Lisa_a_Lisa пишет: ...у меня была любовь вторая и третья, и только потом я встретил первую(с):)) светло и грустно, печально и радостно... чувств феерия

Lisa_a_Lisa: gellmari Любовь – любви не ровня, не родня. Любовь с любовью, боже, как не схожи! Та светит, эта жжет больней огня, А от иной досель мороз по коже. Одной ты обольщен и улещен, Как милостью надменного монарха, Другая душно дышит за плечом, Тяжелой страстью грешного монаха. А та, иезуитские глаза Вверх возводя, под вас колодки ищет... А эти?.. Самозванки! К ним – нельзя! Разденут, оберут и пустят нищим... Любовь – любови рознь. Иди к любой... И лишь одной я что-то не встречала – Веселой, той, какую нес с собой Античный мальчик в прорези колчана. (Ирина Снегова)

gellmari: Птица счастья Объясни, расскажи мне, что произошло? Как ты выпустил птицу счастья? Упорхнула внезапно? Спугнули назло? Не сберёг ты любовь от ненастья. Наше чувство прекрасное крепло, росло. Мы с тобой не могли надышаться. И сердца наши бились лишь в такт, в унисон. Как случилось, что надо расстаться? Ведь счастливее не было в мире людей, Мы с тобой обожали друг друга. Или были похожи на малых детей? Заигрались. Очнулись. Разлука. Или это жар-птица взмахнула крылом, И отмерила счастья немного? Или девять песчинок упали на дно, Время вечности вышло. Итоги. Что казалось постоянным – быстротечно, Что надёжным – то разбилось на куски. Понимаю, что любовь не будет вечной. Только сердце изнывает от тоски.

gellmari: Притча о правде и лжи Булату Окуджаве Нежная Правда в красивых одеждах ходила, Принарядившись для сирых, блаженных, калек, - Грубая Ложь эту Правду к себе заманила: Мол, оставайся-ка ты у меня на ночлег. И легковерная Правда спокойно уснула, Слюни пустила и разулыбалась во сне, - Хитрая Ложь на себя одеяло стянула, В Правду впилась - и осталась довольна вполне. И поднялась, и скроила ей рожу бульдожью: Баба как баба, и что её ради радеть?! - Разницы нет никакой между Правдой и Ложью, Если, конечно, и ту и другую раздеть. Выплела ловко из кос золотистые ленты И прихватила одежды, примерив на глаз; Деньги взяла, и часы, и ещё документы, - Сплюнула, грязно ругнулась - и вон подалась. Только к утру обнаружила Правда пропажу - И подивилась, себя оглядев делово: Кто-то, уже раздобыв где-то чёрную сажу, Вымазал чистую Правду, а так - ничего. Правда смеялась, когда в неё камни бросали: «Ложь это всё, и на Лжи одеянье моё...» Двое блаженных калек протокол составляли И обзывали дурными словами её. Тот протокол заключался обидной тирадой (Кстати, навесили Правде чужие дела): Дескать, какая-то мразь называется Правдой, Ну а сама - пропилась, проспалась догола. Чистая Правда божилась, клялась и рыдала, Долго скиталась, болела, нуждалась в деньгах, - Грязная Ложь чистокровную лошадь украла - И ускакала на длинных и тонких ногах. Некий чудак и поныне за Правду воюет, - Правда, в речах его правды - на ломаный грош: «Чистая Правда со временем восторжествует, - Если проделает то же, что явная Ложь!» Часто разлив по сту семьдесят граммов на брата, Даже не знаешь, куда на ночлег попадёшь. Могут раздеть, - это чистая правда, ребята, - Глядь - а штаны твои носит коварная Ложь. Глядь - на часы твои смотрит коварная Ложь. Глядь - а конём твоим правит коварная Ложь. Владимир Высоцкий,1977

Lisa_a_Lisa: gellmari пишет: Птица счастья Счастье что оно-та же птица, Упустишь..и не поймаешь А в клетке ему томится тоже ведь не годится трудно с ним,понимаешь.. Я его не запру безжалостно Я его не запру безжалостно Я его не запру безжалостно Крыльев не искалечу Улетаешь -лети и пожалуйста Улетаешь -лети и пожалуйста Улетаешь -лети и пожалуйста Знаешь как отпразднуем встречу (с)

Lisa_a_Lisa: gellmari пишет: Притча о правде и лжи Мне еще очень нравится его притча о Любви Когда вода всемирного потопа Вернулась вновь в границы берегов Из пены уходящего потока На берег тихо выбралась любовь И растворилась в воздухе до срока А срока было сорок сороков... И чудаки - еще такие есть - Вдыхают полной грудью эту смесь. И ни наград не ждут, ни наказанья, И, думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья... Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву, Прежде чем узнать, что "я люблю",- То же, что дышу, или живу! И вдоволь будет странствий и скитаний, Страна Любви - великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Все строже станет спрашивать она. Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна... Но вспять безумцев не поворотить, Они уже согласны заплатить. Любой ценой - и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули... Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мертвых воскрешал, Потому что, если не любил, Значит, и не жил, и не дышал! Но многих захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько не зови... Им счет ведут молва и пустословье, Но этот счет замешан на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибшим от невиданной любви... Их голосам дано сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах. И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрестках мирозданья... Я поля влюбленным постелю, Пусть поют во сне и наяву! Я дышу - и значит, я люблю! Я люблю - и, значит, я живу! (Владимир Высоцкий)

Lisa_a_Lisa: Август - астры, август - звезды, Август - грозди винограда и рябины ржавой - Август! Полновесным, благосклонным Яблоком своим имперским, Как дитя, играешь, август. Как ладонью, гладишь сердце Именем своим имперским: Август!- Сердце! Месяц поздних поцелуев, Поздних роз и молний поздних! Ливней звездных - Август!- Месяц Ливней звездных! (Марина Цветаева)

gellmari: ДУША И ИМЯ Пока огнями смеется бал, Душа не уснет в покое. Но имя Бог мне иное дал: Морское оно, морское! В круженье вальса, под нежный вздох Забыть не могу тоски я. Мечты иные мне подал Бог: Морские они, морские! Поет огнями манящий зал, Поет и зовет, сверкая. Но душу Бог мне иную дал: Морская она, морская! Марина Цветаева

gellmari: МОРСКАЯ? Никакая ты не морская… Ты- цветок, убеждаюсь я… Лепестками ладонь ласкаешь Я твоим ароматом пьян. Где же соль твоя, где же горечь? Сладко, сладко моим губам, Вот и сердце с разумом спорят, Ах, как воля моя слаба! Будто дикая орхидея, Разбудила огонь в крови, Ах, Маринушка, чародейка, В море пламени позови! И, в объятиях умирая, От горячей как жар волны, Я признаю, что ты- морская, С вулканической глубины, И безропотно соглашаюсь, С тем, что именем ты мудра, И прохладной волны касаясь, Дном морским становлюсь до утра … Роман Маневич

gellmari: Безмежний простір, сяюча блакить Нас розчиняє в обрії далекім, Бо той, хто з морем стрівся хоч на мить, Душею вже у небі, як лелека. Там дивна свіжість і морська вода, там є прибою оксамитне лоно, там чайка то сміється, то рида у хвилях моря сонячно - солоних… Марина…Романтична, непроста, Як море вільна, бажана і чиста. Перлина, що з піщинки вироста І прикрашає будь-яке намисто. Наталя Терещенко

gellmari: «Ты предо мной явилась, ангел мой, Как роза, как румяная аврора. Я от тебя не отрываю взора, Навек ты мой нарушила покой. Властительница грез моих, открой, Ты кто? Уж не с небес ли ты, сеньора, Сошла на землю ярче метеора? Зефир играет ласково с тобой, Вокруг тебя щебечут резво пташки, Твоя улыбка, как апрель, светла, И пьет нектар из уст твоих пчела, И нежно льнут к твоим стопам ромашки. Ты кто?» — «Сеньор, я прачка и пришла, Чтоб вы мне уплатили за рубашки». Хасинто Лабайла-и-Гонсалес,1833-1895, испанская классическая эпиграмма

gellmari: Матч смерти за нашу счастливую жизнь Инна Майзель “Матч смерти” между игроками киевского Динамо и немецкой командой Люфтваффе, 9 августа 1942год,стадион,,Старт’’ в Киеве. Шумит, бурлит’’ Старт’’ стадион. В своей немецкой чёрной форме, Как на арену ,вышел он : ,,Я должен буду Вам сказать, Вы не забудьте проиграть- Таков приказ Вам генерала, Иначе всех будем стрелять”. Dинамовцы oткрыли счёт на поле, Все наслаждались классною игрой, Забыв о всём и об исходе боя, Трусевич мяч брал головой. Пока счёт боя неизвестен. На кон поставлена вся жизнь И торг совсем здесь неуместен: ,,Всё иль ничего”-таков динамовцев девиз. Разгромный счёт 5:0-конец игре. И только пот, как капли крови, Катился по сухой траве. И стало поле стадиона Для них последним полем боя: Наутро всех их расстреляли. ................................................... Давно закончилась война. Посмертно всем награды дали, Но память у людей жива . Теперь у входа стадиона Вратарь из бронзы там стоит, О той нам битве говорит.

Леся: ... И вы уж мне поверьте. Что жизнь у нас одна, И слава после смерти Лишь сильным суждена. Не та пустая слава Газетного листка, А сладостное право Опережать века. ...Не шум газетной оды, Журнальной болтовни, - Лишь тишина свободы Прославит наши дни. Не похвальбой лукавой, Когда кривит строка, Вы обретете право Не умолкать века. Один лишь труд безвестный - За совесть, не за страх, Лишь подвиг безвозмездный Не обратится в прах... Мария Петровых

gellmari: Медовый Спас. Вот и всё - Медовый Спас. Плачет сад слезами ягод - В утешение их припас август нам От летних тягот. Скоро, скоро упадёт с ветки Яблоко большое, И повалит весь народ Бога славить всей душею. За посильные труды, Что с молитвой не расстались, За цветущие сады, Что плодами увенчались. - Не оставь нас, Боже наш Ни в морозы, ни в метели Чтоб не только закрома, Но и души не пустели!

gellmari: Омар Хайам * Красой затмила ты Китая дочерей, Жасмина нежного твое лицо нежней, Вчера взглянула ты на шаха Вавилона И все взяла: ферзя, ладьи, коней. * Сядь, отрок! Не дразни меня красой своей! Мне пожирать тебя огнем своих очей Ты запрещаешь… Ах, я словно тот, кто слышит: “Ты кубок опрокинь, но капли не пролей!” * Как полон я любви, как чуден милой лик, Как много я б сказал и как мой нем язык! Не странно ль, Господи? От жажды изнываю, А тут же предо мной течет живой родник. * Лучше локон любимой, лаская, схватить, Лучше с нею вино искрометное пить, До того, как судьба тебя схватит за пояс - Лучше эту судьбу самому ухватить! * Дуновения вешней поры хороши, Музыкальных созвучий хоры хороши, Пенье птиц и ручей у горы хороши… Но лишь с милой все эти дары хороши! * Нет надежд у меня на свиданье с тобой, Нет терпенья на миг – что поделать с собой! В сердце мужества нет, чтоб поведать о горе… Что за дивная страсть вручена мне судьбой! * Свет очей, вдохновение наших сердец! Наш удел – лишь мучение наших сердец! От разлуки душа вдруг к губам подступила, Встреча лишь – исцеление наших сердец! * Ты как будто сначала дружила со мной, Но потом враждовать вдруг решила со мной, Не отчаялся я, что судьба отвернулась: Вдруг, по-прежнему станешь ты милой со мной? * С влажной розы ты, сбросив стыдливый покров, Принесла мне сумятицу в виде даров. С волосок твоя талия! Лик покажи мне! Я расплавлен как воск и к страданьям готов! * Зелень, розы, вино мне судьбою даны, Нет, однако, тебя в этом блеске весны! Без тебя мне ни в чем не найти утешенья, Там, где ты, – мне другие дары не нужны! * Что от страсти к тебе я, страдая, вкусил? Днем и ночью я боль и несчастье сносил, Мое сердце в крови, и душа исстрадалась, И глаза мои влажны, а сам я – без сил. * У тюльпана ты цвет свой пурпурный взяла, Тебе лилия юности суть отдала. Была роза, она на тебя походила - Передав тебе жизнь, она робко ушла. * Нет голов, где не зрела бы тайна своя, Сердце чувством живет, ничего не тая. По дороге своей идет каждое племя… Но любовь – ураган на путях бытия! * Если любишь, то стойко разлуку терпи, В ожиданьи лекарства страдай и не спи! Пусть сжимается сердце, как роза в бутоне, Жертвуй жизнью. И кровью тропу окропи. * Страсть не может с глубокой любовью дружить, Если сможет, то вместе недолго им быть. Вздумай курица с соколом рядом подняться, Даже выше забора – увы – ей не взмыть.

gellmari: В Твоих глазах такая бездна!.. И я лечу в неё!.. Лечу!.. Она губительна? Полезна? Не знаю... Но, «Люблю!» - шепчу... И в сладострастии паденья, Я ощущаю Страсти вкус! Молю: «Продли Любви мгновенья! Желанья столь велик искус!» Теряюсь я в Твоих ресницах… И в поцелуях вновь тону... Пусть это Счастье вечно длится! Нектара сладкого напиться Нет времени на размышленье - Откуда Ты в моей Судьбе?. Ты ангел? Демон? Сновиденье? Как покорилась я Тебе? Ты - кара? Иль моя награда? А может просто Человек? О, если так!.. То рядом надо С Тобой прожить мне весь свой век! Познать неведомые чувства!.. Вкусить всю радость бытия! Мне без Тебя темно и пусто... Люби меня, коль я Твоя!..

gellmari: Я хочу тебя... обнажить До слезинки, до дна раскаянья Твою боль я хочу испить, Жажда стала почти невменяема. До краёв я наполню бокал Негой чувств, пригубив влечение. Пусть тебя не пугает накал Двух сердец, вплоть до помрачения. Я хочу тебя... оторвать От рассудка без рассуждения, Твою нежность хочу сорвать От улыбки до восхищения. От рассвета до зыбких снов Нас касается счастье сложное, Кто-то это назвал „любовь“ - Описанье совсем невозможное. Я хочу тебя... лишь обнять Как волна с волною сливаются, Их Судьбе не разъединять, Даже Время того не пытается. Мои губы твоим чертам Преклоняются без раздумия, Пусть покой я навеки отдам, Я тебя хочу... до безумия.

gellmari: Кубла Хан, или Видение во сне В стране Ксанад благословенной Дворец построил Кубла Хан, Где Альф бежит, поток священный, Сквозь мглу пещер гигантских, пенный, Впадает в сонный океан. На десять миль оградой стен и башен Оазис плодородный окружен, Садами и ручьями он украшен. В нем фимиам цветы струят сквозь сон, И древний лес, роскошен и печален, Блистает там воздушностью прогалин. Но между кедров, полных тишиной, Расщелина по склону ниспадала. О, никогда под бледною луной Так пышен не был тот уют лесной, Где женщина о демоне рыдала. Пленительное место! Из него, В кипенье беспрерывного волненья, Земля, как бы не в силах своего Сдержать неумолимого мученья, Роняла вниз обломки, точно звенья Тяжелой цепи: между этих скал, Где камень с камнем бешено плясал, Рождалося внезапное теченье, Поток священный быстро воды мчал, И на пять миль, изгибами излучин, Поток бежал, пронзив лесной туман, И вдруг, как бы усилием замучен, Сквозь мглу пещер, где мрак от влаги звучен, В безжизненный впадал он океан. И из пещер, где человек не мерял Ни призрачный объем, ни глубину, Рождались крики: вняв им, Кубла верил, Что возвещают праотцы войну. И тень чертогов наслажденья Плыла по глади влажных сфер, И стройный гул вставал от пенья, И странно-слитен был размер В напеве влаги и пещер. Какое странное виденье -- Дворец любви и наслажденья Меж вечных льдов и влажных сфер. Стройно-звучные напевы Раз услышал я во сне, Абиссинской нежной девы, Певшей в ясной тишине, Под созвучья гуслей сонных, Многопевных, многозвонных, Ливших зов струны к струне. О, когда б я вспомнил взоры Девы, певшей мне во сне О Горе святой Аборы, Дух мой вспыхнул бы в огне, Все возможно было б мне. В полнозвучные размеры Заключить тогда б я мог Эти льдистые пещеры, Этот солнечный чертог Их все бы ясно увидали Над зыбью, полной звонов, дали, И крик пронесся б, как гроза: Сюда, скорей сюда, глядите, О, как горят его глаза! Пред песнопевцем взор склоните, И этой грезы слыша звон, Сомкнемся тесным хороводом, Затем что он воскормлен медом И млеком рая напоен! Сэмюэль Тэйлор Кольридж. 1798. Перевод Константина Бальмонта

gellmari: Іван Франко (27.08.1856-28.05.1916) Чого являєшся мені У сні? Чого звертаєш ти до мене Чудові очі ті ясні, Сумні, Немов криниці дно студене? Чому уста твої німі? Який докір, яке страждання, Яке несповнене бажання На них, мов зарево червоне, Займається і знову тоне У тьмі? Чого являєшся мені У сні? В житті ти мною згордувала, Моє ти серце надірвала, Із нього визвала одні Одні ридання голосні - Пісні. В житті мене ти й знать не знаєш, Ідеш по вулиці - минаєш, Вклонюся - навіть не зирнеш І головою не кивнеш, Хоч знаєш, знаєш, добре знаєш, Як я люблю тебе без тями, Як мучусь довгими ночами І як літа вже за літами Свій біль, свій жаль, свої пісні У серці здавлюю на дні. О, ні! Являйся, зіронько, мені Хоч в сні! В житті мені весь вік тужити - Не жити. Так най те серце, що в турботі, Неначе перла у болоті, Марніє, в'яне, засиха, - Хоч в сні на вид твій оживає, Хоч в жалощах живіше грає, По-людськи вільно віддиха І того дива золотого Зазнає, щастя молодого, Бажаного, страшного того Гріха!

gellmari: Хуана Инес де ла Крус (1651–1695) РЕДОНДИЛЬИ против несправедливости мужчин в их суждениях о женщинах О, как вы к женщинам жестоки за их приверженность к грехам!.. Но неужель не ясно вам, откуда женские пороки? Из женщин - символ суеты не ваше ль делает искусство? Но, разбудив в них злые чувства, вы требуете доброты. В ход средство пустите любое, и ваше рвенье победит, - но тут вы сделаете вид, что крепость вам сдалась без боя. Вы собственных страстей своих пугаетесь, как свиста плети... Вы сказки любите, как дети, как дети, вы боитесь их. Нужна вам в женщине любимой (таков уж ваш мужской девиз) смесь восхитительной Таис с Лукрецией непогрешимой. Ваш нрав для вас - источник мук: как вам бывает неприятен на зеркале вид грязных пятен от ваших же нечистых рук! И страсти и пренебреженья равно вы признаете власть: презренье вам внушает страсть, а страсть внушает вам презренье. Честь женщины вам не важна; вы мерите мужскою меркой: строга - зовете лицемеркой и ветреной - когда нежна. И судите напропалую нас всех за всякую вину: за бессердечие - одну, за легкомыслие - другую. Но где же та, что вас пленит, затеяв с вами бой по праву, коль вам суровость не по нраву, а легкомыслие претит? Меж вашей пылкостью и скукой лишь та уверенно пройдет, в ком нет любви, но есть расчет в союзе с Евиной наукой. А тем, кто любит вас, увы, любовь всегда ломает крылья... Над их душой свершив насилье, от них прощенья ждете вы. Но кто достойней осужденья в бесплодно-горестной борьбе: та, что доверилась мольбе, иль тот, кто расточал моленья? И кто познает горший стыд (пусть даже оба виноваты): та, что грешит и ждет расплаты, иль тот, кто платит и грешит? Вы не ищите оправданья своей вины в устах молвы: такими сделали нас вы - любите ж ваших рук созданье. Коль мните вы, что ни одна не устоит пред вашим взором, зачем клеймите вы позором ту, что без меры влюблена? Но пусть в союзе с вами плоть, тщета мирская, силы ада - в самой любви для вас преграда, и вам любви не побороть! Перевод с испанского И. Чежеговой

ufrau: Когда пронзит пылающий вопрос, И разум прянет к темному пределу, Когда больной душевный перекос Жгутом рыданья перехватит тело, Я знаю путь, который не во вред, Я знаю средство поборать сомненья, Я прохожу за поволоку лет В четвертый год от моего рожденья, Здесь травы клонятся под тяжестью стрекоз, И смолы внемлют времени и лени, И блики дня сквозь кружево берез Чуть наискось ложатся на колени. Здесь мхи укрыли тайну корневищ, Чей мир белес, чьи спутаны истоки. Здесь шмель упорно силится достичь Глубин цветка, где каплевидны соки. И златоглазка призрачна как сон, И хрупко тело легкое сирфиды, И черный уж свивается кольцом У основанья дремлющей ракиты. Отсюда путь ложится наугад По склону земляничного оврага, Нога скользит, и ветви шелестят О тайнике, где обитает влага. В густой тени, в прохладной тишине Я, к роднику приникнув по старинке, Ищу ответ в хрустальной глубине, Где пляшут вместе точки и песчинки... © С. Калугин 4-5.03.1992

Fanny: ГРАНЬ ТЕРПЕНЬЯ... У каждого из нас есть грань терпенья, Когда непонимания стена Вонзает в сердце острый нож сомненья: А та ли жизнь тебе нужна была. У каждого из нас есть точка срыва, Когда становится на сердце тяжело, Когда нам кажется, что падаем с обрыва, И жизнь становится как черное пятно. У каждого из нас есть луч надежды, Что кто-то очень близкий и родной Не даст тебе упасть в пучину бездны И скажет: ты не бойся, я с тобой! ( В.КИС )

Fanny: ПРИТЧА Давно... это было... Когда надежда - гуляла по свету и поселялась в сердцах... Когда вера - сладко дремала на вершинах холмов... Когда любовь - окутывала своими влекущими чарами грёз... Когда ненависть - умудрялась испепелять разум... И зависть - покрывала мраком пустыню разочарований... Жила - была Фея-Чувств... Однажды... посмотрела она в окно своего замка и поразилась... Почему ... Любовь не залечивает раны ненависти? Почему ... Вера и Надежда не осветляет зависть? Села она за свой стол и превратила их в бабочек, связав вместе за ниточки... Но... не тут-то было... рассыпались в тот момент её волшебные бусы ... С той поры... так и бродят чувства по земле... Ненависть и зависть - остались вместе и селятся в холодных уголках души... А... Вера, Надежда и Любовь - благодарят щедрых людей, награждая их своим вдохновением и любовью... И если ... вы увидели,что на плечо вам села бабочка ... попытайтесь распознать её...

gellmari: Fanny Fanny пишет: У каждого из нас есть грань терпенья...

gellmari: БАБЬЕ ЛЕТО Есть время природы особого света, неяркого солнца, нежнейшего зноя. Оно называется бабье лето и в прелести спорит с самою весною. Уже на лицо осторожно садится летучая, легкая паутина... Как звонко поют запоздалые птицы! Как пышно и грозно пылают куртины! Давно отгремели могучие ливни, всё отдано тихой и темною нивой... Всё чаще от взгляда бываю счастливой, всё реже и горше бываю ревнивой. О мудрость щедрейшего бабьего лета, с отрадой тебя принимаю... И всё же, любовь моя, где ты, аукнемся, где ты? А рощи безмолвны, а звезды всё строже... Вот видишь - проходит пора звездопада, и, кажется, время навек разлучаться... ...А я лишь теперь понимаю, как надо любить, и жалеть, и прощать, и прощаться. Ольга Берггольц

gellmari: Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана, а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,- как в "Прощальной симфонии" - ближе к финалу - ты помнишь, у Гайдна - музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу и уходит - в лесу все просторней теперь - музыканты уходят - партитура листвы обгорает строка за строкой - гаснут свечи в оркестре одна за другой - музыканты уходят - скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут одна за другой - тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины, и по мере того как с осенних осин облетает листва, все прозрачней становится лес, обнажая такие глубины, что становится явной вся тайная суть естества,- все просторней, все глуше в осеннем лесу - музыканты уходят - скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача - и последняя флейта замрет в тишине - музыканты уходят - скоро-скоро последняя в нашем оркестре погаснет свеча... Я люблю эти дни, в их безоблачной, в их бирюзовой оправе, когда все так понятно в природе, так ясно и тихо кругом, когда можно легко и спокойно подумать о жизни, о смерти, о славе и о многом другом еще можно подумать, о многом другом. Юрий Левитанский

gellmari: ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ Осень. Сказочный чертог, Всем открытый для обзора. Просеки лесных дорог, Заглядевшихся в озера. Как на выставке картин: Залы, залы, залы, залы Вязов, ясеней, осин В позолоте небывалой. Липы обруч золотой — Как венец на новобрачной. Лик березы — под фатой Подвенечной и прозрачной. Погребенная земля Под листвой в канавах, ямах. В желтых кленах флигеля, Словно в золоченых рамах. Где деревья в сентябре На заре стоят попарно, И закат на их коре Оставляет след янтарный. Где нельзя ступить в овраг, Чтоб не стало всем известно: Так бушует, что ни шаг, Под ногами лист древесный. Где звучит в конце аллей Эхо у крутого спуска И зари вишневый клей Застывает в виде сгустка. Осень. Древний уголок Старых книг, одежд, оружья, Где сокровищ каталог Перелистывает стужа. Борис Пастернак. 1956.

gellmari: "Золотая осень" Стихи Марка Слуцкого http://video.mail.ru/mail/a125.52/7528/14832.html

Леся: Стихи Иосифа Джугашвили (Иосиф Виссарионович Сталин)Во время учебы в Тифлисской духовной семинарии юный Иосиф Джугашвили написал несколько стихотворений, шесть из которых в переводе с грузинского были опубликованы в газетах. Первые пять были опубликованы в июне-декабре 1895 года в издававшейся известным деятелем грузинской культуры Ильей Чавчавадзе газете «Иверия» (№№123, 203, 218, 234 и 280), последнее - в июле 1896 года в №32 газеты «Квали».Гора Казбек. Фото Л. ГлонтиЛУНЕПлыви, как прежде, неустанно Над скрытой тучами землей, Своим серебряным сияньем Развей тумана мрак густой. К земле, раскинувшейся сонно, С улыбкой нежною склонись, Пой колыбельную Казбеку, Чьи льды к тебе стремятся ввысь. Но твердо знай, кто был однажды Повергнут в прах и угнетен, Еще сравняется с Мтацминдой, Своей надеждой окрылен. Сияй на темном небосводе, Лучами бледными играй, И, как бывало, ровным светом Ты озари мне отчий край. Я грудь свою тебе раскрою, Навстречу руку протяну, И снова с трепетом душевным Увижу светлую луну.УТРОРаскрылся розовый бутон, Прильнул к фиалке голубой, И, легким ветром пробужден, Склонился ландыш над травой. Пел жаворонок в синеве, Взлетая выше облаков, И сладкозвучный соловей Пел детям песню из кустов: «Цвети, о Грузия моя! Пусть мир царит в родном краю! А вы учебою, друзья, Прославьте Родину свою!»Когда луна своим сияньем Вдруг озаряет мир земной И свет ее над дальней гранью Играет бледной синевой, Когда над рощею в лазури Рокочут трели соловья И нежный голос саламури Звучит свободно, не таясь, Когда, утихнув на мгновенье, Вновь зазвенят в горах ключи И ветра нежным дуновеньем Разбужен темный лес в ночи, Когда, кромешной тьмой томимый, Вновь попадет в свой скорбный край, Когда кромешной тьмой томимый, Увидит солнце невзначай, - Тогда гнетущей душу тучи Развеют сумрачный покров, Надежда голосом могучим Мне сердце пробуждает вновь. Стремится ввысь душа поэта, И сердце бьется неспроста: Я знаю, что надежда эта Благословенна и чиста!

Леся: Умирает любовь не от старости... Умирает любовь не от старости, В тихом свете угасшей зари, - Умирает любовь от усталости, Умирает любовь от любви. От любви, утомлённой величием Недоступности красок холста, - Убивает любовь безразличие, Убивает любовь пустота. Называют по имени-отчеству, Расширяется жизненный круг. И цветёт по полям одиночество Горьким цветом душевных разлук. От неё ни уедешь, ни денешься, Не утопишь в французском вине, - Увядает любовь от безденежья И немеет любовь в тишине. Умирает любовь не от старости, Ей другие симптомы близки, - Умирает любовь от усталости, Умирает любовь от тоски.Ю. Алтайцев

Леся: Недолюбленным женщинам Сколько было в этой жизни нам обещано, Так бывает, что сбылось всего на треть, Я пишу вам, недолюбленные женщины, Я хочу хотя бы словом вас согреть. Вы идёте по просёлкам и по улицам, И у вас к своим годам особый счет, Как же много вас, красавицы и умницы, С неистраченною нежностью живет. Думы-думушки опять разбудят затемно, И тоска порой прихватит белым днем, Одиноки вы совсем не обязательно – Есть ещё и одиночество вдвоем. Довелось вам жить с печалью и опаскою, Далеко запрятав ключик золотой, Оставаясь непрочитанною сказкою. Что поделаешь с мужскою слепотой… Но жива любовь, да только неприкаянна, А такого быть на свете не должно, Пусть к вам счастье, опоздавшее нечаянно, Постучит однажды вечером в окно…Галина Артамонова

administrator: Леся пишет: Умирает любовь не от старости... Убивали любовь, убивали в четыре руки... Стихи Юрия Воронова Убивали любовь, убивали в четыре руки, Били с разных сторон, состязаясь в сноровке и силе. Им шептала любовь: "Ах, какие же вы дураки!" Но они ей в ответ за ударом удар наносили. Убивали любовь, и однажды любовь умерла, Ей бы их обмануть, притвориться убитой – и только, Но любовь, как любовь, притворяться и лгать не могла, Да и им поначалу не жаль её было нисколько. Убивали любовь. На поминках его желваки Заходили на скулах, а взгляд её слёзы затмили, И тайком друг от друга всё те же четыре руки | Поливают отныне цветы у неё на могиле.

Леся: Эльдар Рязанов - себе любимому... Если утром где-то заболело... Если утром где-то заболело, Радуйся тому, что ты живой. Значит вялое, потасканное тело Как-то реагирует порой. Вот ты пробудился спозаранок, Организм твой ноет и свербит. Не скорби о том, что ты подранок, А проверь-ка лучше аппетит. Если и со стулом все порядке, Смело челюсть с полки доставай, Приступай к заутренней зарядке, На ходу протезов не теряй. И, сложив себя из всех кусочков, Наводи фасон и марафет, Нацепи и галстук, и носочки, Распуши свой тощий перманент. Главное, под ветром не качаться, Чтобы не рассыпаться трухой.. А вообще ты выглядишь красавцем, На молодку бросил взгляд лихой. Силы подкрепив свои кефиром, Ты готов сражаться с целым миром, Показать всем кузькину мамашу, Чтобы, елки-палки, знали наших. Если ж нету спазмов спозаранок, Коль кефир не пьешь, не ешь баранок, Может, час неровен, тебя нет, Коль пусты и душ, и рукомойник, Может, ты уже того, покойник. Сослуживцы вешают портрет. Так привет вам, утренние боли, Вы благая весть, что я живой, Что еще я порезвлюсь на воле С этой вот молодкой озорной. Раз продрал глаза, всего ломает, Чую, рвется жизненная нить. А молодка позы принимает. Дура, надо в скорую звонить!..

administrator: Леся пишет: Если утром где-то заболело...

Леся: administrator пишет: Леся пишет: Если утром где-то заболело... Хороший и добрый совет... оздоравливающий и тело и душу. Каждое утро с собачкой на стадионе - помогает не думать о болезнях... ГимнастикаВдох глубокий, руки шире, Не спешите - три-четыре! - Бодрость духа, грация и пластика! Общеукрепляющая, Утром отрезвляющая, Если жив пока еще, - гимнастика! Если вы в своей квартире, - Лягте на пол - три-четыре! - Выполняйте правильно движения! Прочь влияния извне - Привыкайте к новизне, - Вдох глубокий до изнеможения!Владимир Высоцкий

Леся: Из Интернета Годами дружим мы по телефону... Чем больше мы живем на белом свете, Тем меньше рядом истинных друзей. Дружить со всеми могут только дети, У взрослых дружба чаще - звон рублей. Клокочущая зависть распирает, Улыбка превращается в оскал. Завистник не по правилам играет И ждет его естественный финал. Рука у дружбы сильная, большая. Она надежду умному дает, Она, коль надо, жесткая, стальная Но выручит, поможет и поймет. Несчастье проверяет нашу дружбу, А если жизнь стабильно хороша? Обязанностью станет чувство, службой - От жира мало требует душа. На крупных торжествах и именинах Мы выпьем друг за другом со слезой, Еще через полгода на крестинах… Позднее созвонимся, будь живой! Годами дружим мы по телефону, По праздникам все реже он звонит. И оба не заметили урона, А друг уже полгода как молчит. Чем меньше мы общаемся с друзьями, Тем крепче царство денег и еды, Но если вдруг случится что-то с нами Подаст ли кто простой стакан воды?..

administrator: Если хилый, сразу в гроб Сохранить здоровье чтоб

Леся: Переделать бы ненависть в листья... Переделать бы ненависть в листья - Наступила бы вечная осень. Ну а боль переделать бы в письма, Пусть их ветер подальше уносит. Переделать бы подлость и низость В щедрость или душевную близость, Переделать бы вечное горе В необъятное синее море. Из сердец одиноких, несчастных Можно замок огромный построить До небес, чтоб руками коснуться Облаков, и там танцы устроить. Переделать бы пули в букеты На могилы невинно убитых - Не бывает ведь так, к сожалению, Чтобы волки всегда были сыты. Переделать бы ненависть в листья, Ну а боль переделать бы в письма. Переделать бы вечное горе В необъятное синее море.

Леся: У всякого терпенья есть предел, последней каплей может стать любая… Конечно, ты не этого хотел, или тебя неверно поняла я. Все это так. Но время не вернуть - оно всегда уходит безвозвратно. Я бы хотела все с себя стряхнуть, вплоть до желанья повернуть обратно. Но ты не можешь этого понять, твердишь мне о раскаянье глубоком, а я устала верить и прощать, сгорая в ожиданье одиноком. Другие мысли и другие сны во мне живут. И я сама другая. Закончилось паденье с крутизны - я поднялась, себя не узнавая. Ты вновь себе отыщешь сотни дел, о самом главном снова забывая. У всякого терпенья есть предел. Последней каплей может стать любая…

Леся: Не догорев, костёр погас, Умолкла песня, не допета. А в глубине холодных глаз Нет ни вопроса, ни ответа. Мелодия любви мертва, В ней вместо нот унылый скрежет. Друг другу тёплые слова Мы говорим теперь всё реже. Нырнули в омут суеты, Счастливых глаз уже не вспомнить. Огромный купол пустоты Нам нечем, собственно, заполнить. И интересов общих нет, И дорожить особо нечем. Скажи, зачем мы столько лет Любовь безжалостно калечим? В тупик безвыходный зашли – К чему перед собой лукавить? Уже все сроки истекли, Когда могли мы всё исправить. Мы шли дорогою одной, Но только – каждый в одиночку. Давай на месте запятой В конце-концов, поставим точку.

administrator: Ф.И.Тютчев 14 октября 1867 * * * Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется, - И нам сочувствие дается, Как нам дается благодать...

Леся: Прости, что в жизнь твою войдя, Я не спросила разрешенья, И, все запреты обойдя, Я принесла с собой смятенье. Я не умею быть второй И не всегда могу услышать. То нервы натяну игрой, То плачу, словно дождь по крыше. Я не подарок и не мёд, Со мною жить, как на вулкане. Я, как дорога в гололёд – Со мной святой, и тот устанет. Ты только помни, что потом Зиме на смену будет лето, Гроза умоется дождём, И ночь закончится рассветом. Судьба подобна виражу, Легко в мельканье обмануться, Но ты поверь, что ухожу Я лишь затем, чтобы вернуться...

Леся: Лето быстро дни свои отмерило, Набирает силу листопад, Осень платье пёстрое примерила, Ей по вкусу новенький наряд. Улыбнулась в озеро зеркальное, Покрутилась в танце не спеша, Кто сказал об осени «печальная»? Посмотрите -как же хороша! Тучи где-то тают за окраиной, Дождь навеял свежесть и прошёл, Загадай по осени желание, Всё, увидишь, будет хорошо! Не поранит сердце одиночество, И согреет душу листопад, И назло всем страхам и пророчествам Потихоньку всё пойдёт на лад! И укроют кроны золочённые От пронзительных ветров потерь, Не отчаются сердца влюблённые, Не захлопнут для надежды дверь. Не напрасны будут ожидания, Да и ждать недолго до весны... Стороной пройдут переживания, И окрасятся мечтою сны. Если грусть заглянет вдруг нечаянно, Пусть дождём омоется душа... Кто сказал об осени «печальная»? Посмотрите-как же хороша!

Леся: Порывистый упрямый ветер Стучался в тонкое стекло, И в одинокий грустный вечер Ему открыла я окно: Ворвался он - шальной и пыльный, Рассыпал по полу листву, И грудью молодой и сильной Отбросил штору к потолку… На стенах заиграли тени, Звенел торжественно хрусталь: Он целовал мои колени, Как их никто не целовал… Потом осыпал лепестками Из вазы, выдернув цветок, Сухими жадными губами Шептал, что тоже одинок… Он в душу мне проник, как стих, Но вдруг внезапно без причины, Он наигрался и затих… Ах, ветер, ты как все мужчины!

Леся: Автор не известен О, Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер… Молю, Ты смерть не посылай за мной, Пока во мне нуждаться будут дети. Ты можешь хворь любую исцелить, Простишь меня и примешь покаянье. Лишь только Ты умеешь так любить И понимать телесные страданья. Ты путь прошёл от ясель до креста, Господь, принявший облик человечий. Твоя непостижима доброта, Ты был, и есть, и неизменно вечен! Храни детей моих среди невзгод. Не допусти угрозы смертной битвы! И верю я, от зла их сбережёт Моя, слезой омытая, молитва… О, Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер… Молю, Ты смерть не посылай за мной, Пока во мне нуждаться будут дети…

Леся: Из Интернета В маленькой комнате пасмурным вечером Тихо молилась уставшая мать. Голосом тихим и очень доверчивым Стала с надеждою к Небу взывать... Боже всемилостив, сила Небесная, Будь милосерден к просьбе моей Если виновна, карай меня грешную, Но не взыщи с моих дочерей. Если, когда-то, десницею щедрою Вдруг ты захочешь меня наградить, Я обращусь к тебе с просьбой последнею - Деток моих от беды оградить. Скоро войдут они в жизнь свою взрослую, В мир, где интриги, корысть и обман. Душа моя будет пусть лодкою с вёслами, Чтобы их с курса не сбил океан. Господи, Отче наш, будь милосерден, Не накажи одиночеством их. Пошли в этой жизни им спутников верных Во избежанье ошибок моих. В силах твоих наказать или миловать, В воле твоей отобрать или дать. Стою пред Тобою о детях с молитвою, Шептала склонившая голову мать. Тихой молитвою мать защищала Спящих в кроватках своих дочерей. О многом просила и лишь не желала Им повторения доли своей.

Леся: Николай Добронравов Я выстроил свой дом у озера в тайге, на переправе лет. От зла на расстоянье. От наших дней и дел настолько вдалеке, что мамонты сюда приходят на свиданье. Я знал, что наконец пристанище найду в краю, где доброты нетронутые гнёзда. Я выстроил свой дом у неба на виду, чтоб окнами надежд он мог глядеть на звёзды. Из отзвуков веков я выстроил свой дом. Надёжней всяких стен деревьев хороводы. Увидел я теперь, как зарастают мхом пустячные дела, вчерашние заботы. Я выстроил свой дом без жести и гвоздей. Я выразил свой дом молитвой, как во храме. Я высветил свой дом улыбкою твоей. Я выстрадал свой дом бездомными стихами. Когда приспустит ночь свой многоцветный флаг, слетаются ко мне зари моей синицы. Но это всё мираж... Но это всё - не так... Всё это лишь в стихах, как в подполе, хранится... Мой город как большой бездушный механизм, где площадь - маховик, а улицы - как втулки. Не выстроил свой дом. Не выстроилась жизнь. Я вызубрил свой дом в гранитном переулке. [1985]

gellmari: Не тратьте жизнь на тех, кто вас не ценит, На тех, кто вас не любит и не ждёт, На тех, кто без сомнений вам изменит, Кто вдруг пойдёт на "новый поворот". Не тратьте слёз на тех, кто их не видит, На тех, кому вы просто не нужны, На тех, кто, извинившись, вновь обидит, Кто видит жизнь с обратной стороны. Не тратьте сил на тех, кто вам не нужен, На пыль в глаза и благородный понт, На тех, кто дикой ревностью простужен, На тех, кто без ума в себя влюблён. Не тратьте слов на тех, кто их не слышит, На мелочь, не достойную обид, На тех, кто рядом с вами ровно дышит, Чьё сердце вашей болью не болит. Не тратьте жизнь, она не бесконечна, Цените каждый вдох, момент и час, Ведь в этом мире, пусть не безупречном, Есть тот, кто молит небо лишь о вас! Любовь Козырь

Леся: Как Господь создавал женщину... Когда всесильный мастер – Бог В экстазе сотворил мужчину, Тот не на шутку занемог, Прося лекарство от кручины. И призадумался Господь, И чтоб спасти юнца от скуки, Решил создать иную плоть Своей же вопреки науке. Он взял сто солнечных лучей, Зари чарующие краски, И южных волшебство ночей, И меха теплоту и ласку. Задумчивую грусть луны, И хрупкость льда, и трепет лани, Наивность ветровой струны, И чудный запах розы ранней. И грациозность стрекозы, И жар огня, и сладость меда, И сочность налитой лозы, И крепость мраморной породы. Прибавив магнетизма власть, Господь смешал все это чудо, Но чтобы в приторность не впасть, Затем добавил в это блюдо: Дождю подобных море слез, Осла упрямство, щуки жадность, И равнодушье хладных звезд, И тигра в гневе беспощадность. Молниеносность колких ос, И трусость зайца, хитрость лисью, Удава, алчущий гипноз, Опасное коварство рыси. Назойливость жужжащих мух, Паучье мастерство и тонкость, Напор сорок крикливых двух, И пагубность речной воронки. «Теперь бери, и не тужи, И изменить ее не пробуй, Ты наслаждайся с ней всю жизнь, И с ней же мучайся до гроба!» Узбекский поэт Ало Ходжаев

Леся: Ну, здравствуй, Прошлое! Входи! Располагайся... Не прячь глаза, горжусь тобой я - знай! Снимай пальто, вот... в тапки обувайся, Сейчас мы будем пить с тобою чай! Ты как-то похудело, помрачнело Болеешь или начало хандрить? Эх, Прошлое! Как время пролетело! Есть вспомнить что... о чём поговорить! А помнишь, Прошлое... как мы с тобой мечтали! Как вместе шли рука к руке вперёд, Да! Жаль, что так нелепо мы расстались... Давай чайку? Растопим горький лёд! Ты говоришь - я сильно изменился, Давно тебе я писем не писал... Прости. Я тут в Грядущее влюбился, Любовь слепа... Я понял это сам. А знаешь, Прошлое! Ты часто стало сниться... А я, порой, хотел тебя забыть! Но только знаю этому не сбыться: Что было - нам того не изменить! Прости меня за невниманье к жизни, Прости за неусвоенный урок, Прости за всю чудовищность цинизма, С которым посылал к тебе упрёк... Давай не будем больше расставаться! Тебя я с Настоящим подружу... Не хочешь?... Что? Уже пора прощаться? Ну что ж... Давай до двери провожу! © Copyright: Владимир Русский, 2009

Леся: Притча В чем смысл жизни? Однажды вечером в дверь к мудрецу постучался запоздалый путник. Мудрец пригласил его в дом, угостил нехитрым ужином, они разговорились. - Послушай! – сказал гость. – Слава о твоей мудрости дошла и до наших краёв. Ты многое знаешь. Можешь ли ты объяснить мне, зачем человек живёт на этом свете, в чём смысл жизни? - А что ты сам об этом думаешь? – спросил мудрец. - Я много размышлял об этом, но ответа так и не нашёл. Я каждый день делаю одно и то же: работаю, ем, сплю, отдыхаю… День сменяется ночью, после которой опять настаёт такой же день. Мелькают недели, месяцы, годы. После зимы настанет лето, потом опять зима. Я нахожу счастье – и опять теряю его. Всё вращается по какому-то бессмысленному кругу. По-моему, никакого смысла в этом нет. Мудрец, ничего не сказав, подвёл вопрошавшего к большим мерно тикающим часам, и открыл дверцу механизма. Внутри было много колёс, которые вращались – одни быстрее, другие медленнее – зацепляясь зубцами одно за другое и приводя в движение стрелки. - Взгляни, – нарушил молчание мудрец, – вот на это колесо… или – на это. Они всё время вращаются на одном месте. Как ты думаешь, каков смысл вращения одного колеса?

Леся: Наталия Шишкина Есть старый пруд в заброшенном саду, травою заросли к нему дороги. Два лебедя сидели на пруду, они прекрасны были, словно боги... Она была безумно хороша, прелестное небесное созданье, Открыто сердце и душа чиста, она была частицей мирозданья. Он... гордый, смелый, сильный взмах крыла, глаза как небо - сине-голубые... Он лебедь, да, но взгляд как у орла, преграды не страшны ему любые... Сердца их бились дружно, в унисон, они единым целым в мире были. Их жизнь была, как сладкий нежный сон, они любимы были и любили...

Леся: ЗаповедьВладей собой среди толпы смятенной, Тебя клянущей за смятенье всех, Верь сам в себя, наперекор вселенной, И маловерным отпусти их грех; Пусть час не пробил, жди, не уставая, Пусть лгут лжецы, не снисходи до них; Умей прощать и не кажись, прощая, Великодушней и мудрей других. Умей мечтать, не став рабом мечтанья, И мыслить, мысли не обожествив; Равно встречай успех и поруганье, Не забывая, что их голос лжив; Останься тих, когда твое же слово Калечит плут, чтоб уловлять глупцов, Когда вся жизнь разрушена, и снова Ты должен все воссоздавать с основ. Умей поставить, в радостной надежде, На карту все, что накопил с трудом, Все проиграть и нищим стать, как прежде, И никогда не пожалеть о том; Умей принудить сердце, нервы, тело Тебе служить, когда в твоей груди Уже давно все пусто, все сгорело. И только Воля говорит: «Иди!» Останься прост, беседуя с царями, Останься честен, говоря с толпой; Будь прям и тверд с врагами и с друзьями, Пусть все, в свой час, считаются с тобой; Наполни смыслом каждое мгновенье, Часов и дней неумолимый бег, – Тогда весь мир ты примешь, как владенье, Тогда, мой сын, ты будешь Человек! Перевод М. Лозинского

Леся: Я жить хочу как никогда... Пусть я уже совсем не молода... И седина виски припорошила... Я жить сейчас хочу, как никогда! Спасибо, жизнь тебе за то, что было! Спасибо, жизнь, ты так ко мне добра, За то спасибо, что ты жить учила, За то, что не спала я до утра, За то, что и страдала, и любила! Отдельное спасибо за любовь! За счастье, за мечту и за разлуку, Спасибо и за радость, и за боль, Ты мне всегда протягивала руку. И пусть считает календарь года, О возрасте я как-то позабыла. Я жить сейчас хочу как никогда, Хоть седина виски припорошила. Л. Дружинина

Леся: Я не люблю, когда друзья лукавят Я не люблю, когда друзья лукавят, Я не люблю несдержанность свою. Я не люблю, когда все время хвалят, Когда ругают - тоже не люблю. Я не люблю, когда берут «нахрапом». Я не люблю фанатов и снобов. Я не люблю сокрыто - «тихим сапом», И не люблю запутанных узлов. Я не люблю, когда ответы скупы, А , так же, если много говорят. Я не люблю, когда вопросы - глупы, Особенно, когда они подряд. Люблю глядеть в окно, когда там звездно, И не люблю глядеть в глаза льстецам. Я не люблю когда «свершилось» - поздно, - Люблю, когда не кто - то смог, а сам. Мне нравится, когда лицо красиво, Но глупости в прекрасном - не терплю. Я не люблю, когда душа - без пыла, Когда спокойный тихий нрав - люблю. Я не люблю, когда «за всех» решают, И не люблю в зависимости быть, И очень не люблю, когда мешают Решать мне самому: любить иль не любить! Андрей Дементьев

Мироль: Мы часто не задумываемся, что в основе песни лежат стихи, это не относится к большинству нынешних "звездных" ШЛЯГЕРОВ. Я хочу предложить Вам стихи и музыку, создание которых разделило несколько десятилетий, но они нашли друг друга. А еще через пару десятилетий кто-то добавил прекрасный видеоряд и вот что получилось. Стихи Э.Багрицкого, музыка С.Никитина. Ну, разве это не ПОЭЗИЯ в самом высоком смысле этого слова? А чего больше здесь, стихов Б.Пастернака, музыки или вокала? Я, может, просто души?.. А вот и великий ШЕКСПИР в прекрасном переводе Д.Самойлова. И опять... Никитины

Леся: Из Интернета Когда душа завоет от тоски... Когда душа завоет от тоски, Когда обида сердце больно ранит, Возьму свои любимые стихи - И сразу на душе теплее станет. Когда мне душу кто-то полоснёт, Несправедливым, вздорным обвиненьем, Душа в стихах спасение найдёт, И вновь вернётся в сердце вдохновенье. Покажутся обиды ерундой, Забудутся тревоги и потери, А я умоюсь свежею водой И снова в жизнь прекрасную поверю. Как здорово, что в море резких слов, Тех самых, что способны изувечить, Есть остров замечательных стихов, Что доброю строкою сердце лечат.

Леся: Из Интернета Я свободных кровей волчица Хоть волчица – почти собака, Внешне трудно их отличить, Не покормишь с руки, однако, Не получится – приручить. Я наверно волчьей породы – Не удержат капкан и плеть. Так заложено от природы – Непокорной мне умереть. Не держи меня. Я дикарка. Тяжело мне в клетке твоей. От любви, от тепла мне жарко. Я свободных, вольных кровей. Не неволь меня покориться И прижиться между людьми. Видишь – дикая я. Волчица. А волчицу сколь ни корми...

Леся: Из Интернета Было время - были песни! Воздух был хмельной, как брага... Были мы когда-то вместе, Подставляли бок за брата... Землю лапой теребили, Колокольца слыша трели... Но матёрых - перебили. А подранки - присмирели... А. Земсков

Леся: Эдуард Асадов Когда мне встречается в людях дурное Ведь злого, признаться, мне в жизни моей Не так уж и мало встречать доводилось. И сколько хороших надежд поразбилось, И сколько вот так потерял я друзей! И все же, и все же я верить не брошу, Что надо в начале любого пути С хорошей, с хорошей и только с хорошей, С доверчивой меркою к людям идти! Пусть будут ошибки (такое не просто), Но как же ты будешь безудержно рад, Когда эта мерка придется по росту Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

Леся: Нас всех друг другу посылает Бог Нас всех друг другу посылает Бог. На горе иль на радость – неизвестно, Пока не проживем цикличный срок, Пока мы не ответим свой урок И не сдадим экзамен жизни честно. Мы все друг другу до смерти нужны, Хоть не всегда полезность очевидна, Не так уж наши должности важны, И не всегда друг к другу мы нежны – Бывает и досадно, и обидно. Как знать: зачем друг с другом мы живем? Что вместе держит нас, соединяет? По жизни мы идем, и день за днем Себя друг в друге лучше узнаем И шляпу перед зеркалом снимаем. Нас манит даль непройденных дорог, А друг в дороге – радость и подмога. И не сочтем высокопарным слог: Нас всех друг другу посылает Бог. И слава Богу – нас у Бога много. Борис Пастернак

Леся: Эдуард Асадов Вторая любовь Что из того, что ты уже любила, Кому-то, вспыхнув, отворяла дверь. Все это до меня когда-то было, Когда-то было в прошлом, не теперь. Мы словно жизнью зажили второю, Вторым дыханьем, песнею второй. Ты счастлива, тебе светло со мною, Как мне тепло и радостно с тобой. Но почему же все-таки бывает, Что незаметно, изредка, тайком Вдруг словно тень на сердце набегает И остро-остро колет холодком... О нет, я превосходно понимаю, Что ты со мною встретилась, любя. И все-таки я где-то ощущаю, Что, может быть, порою открываю То, что уже открыто для тебя. То вдруг умело галстук мне завяжешь, Уверенной ли шуткой рассмешишь. Намеком ли без слов о чем-то скажешь Иль кулинарным чудом удивишь. Да, это мне и дорого и мило, И все-таки покажется порой, Что все это уже, наверно, было, Почти вот так же, только не со мной, А как душа порой кричать готова, Когда в минуту ласки, как во сне, Ты вдруг шепнешь мне трепетное слово, Которое лишь мне, быть может, ново, Но прежде было сказано не мне. Вот так же точно, может быть, порою Нет-нет и твой вдруг потемнеет взгляд, Хоть ясно, что и я перед тобою Ни в чем былом отнюдь не виноват. Когда любовь врывается вторая В наш мир, горя, кружа и торопя, Мы в ней не только радость открываем, Мы все-таки в ней что-то повторяем, Порой скрывая это от себя. И даже говорим себе нередко, Что первая была не так сильна, И зелена, как тоненькая ветка, И чуть наивна, и чуть-чуть смешна. И целый век себе не признаемся, Что, повстречавшись с новою, другой, Какой-то частью все же остаемся С ней, самой первой, чистой и смешной! Двух равных песен в мире не бывает, И сколько б звезд ни поманило вновь, Но лишь одна волшебством обладает. И, как ни хороша порой вторая, Все ж берегите первую любовь.

Леся:

Леся: Одиночество Здравствуй, глупое одиночество. Что же ты за дверью то прячешься. У порога трясешься, корчишься. Заходи, расскажешь, поплачешься. Напою тебя мыслями томными, Твой рассказ монотонный слушая. Что-то больно сегодня ты скромное. Чересчур уж сегодня ты скучное. Разверну тебе душеньку грешную, Подстелю тебе сердце под голову. Что ж ты в угол забилось, сердешное, То ли страшно тебе, то ли холодно? Ты не бойся, сегодня не выгоню. До рассвета тебя, убаюкаю. Завтра утром слезами вымою… Заходи, одиночество глупое.Алена Серебрякова

Леся: Мелодия моря Холодная бездна, пустыня морская, Солёные воды ей ветер ласкает. На сушу плескает огромные волны, Как-будто ругает за что-то безмолвно. Прибой накрывает тиной морскою, С отплывом уносит песок за собою. Играется ветер морскою водою, Бросает об берег огромной волною. И музыкой шумной она разобьётся Мелодией моря по ветру несётся... Вот ветер утихнет, штиль на воду ступит, Вдаль ветер умчится - затишье наступит. Сквозь тучки прорвётся луч солнечных струй, Природа застынет в предверии бурь... Есения Волковинская

Леся: Из Интернета Не унижайте одиноких стариков, Общаясь с ними только из приличия. Не создавайте дополнительных оков, Своим безжалостно-глубоким безразличием. Они слабее, беззащитнее, чем мы. Добрее, лучше с ними надо обращаться. И не они нам, это мы им всем должны, За жизнь свою, сегодня поклоняться. Они не проиграли ту войну, В ней погибали, жить давая миллионам, Они отстроили упавшую страну, Продукты получая по талонам. Они рожали наших матерей, В холодных, неуютных коммуналках, А видя смерть в бараках лагерей, Любили жизнь, берёзки и фиалки. Не обижайте одиноких стариков, Простите их сегодняшнюю слабость. Не их вина, что мир сейчас таков… Поймите их! И уважайте старость…

gellmari: РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ В то утро после ночи, что прошла в смятенье, беспокойстве и мученьях, взметнулось море и исторгло крик. Когда же, наконец, в последний раз крик медленно затихнул и упал в немую рыбью бездну - разродилась морская хлябь. И засверкала власяная пена великого стыда усталых волн - и встала девочка, бела, влажна, как молодой зеленый лист, когда он расправляется и обнажает свое нутро, - так раскрывалось тело ее на раннем девственном ветру. Подобно лунам, ясно выступали колени в облачных покровах бедер, и рисовались тени узких икр; и, напряженные, светлели стопы, и ожили суставы, как гортани у жадно пьющих. И в чаше таза розовел живот, как свежий плод в руке младенца. А в узком кубке ровного пупка была вся темень этой светлой жизни. Еще плескались маленькие волны, по бедрам поднимаясь вверх, откуда еще струилось тихое журчанье. Насквозь просвеченный и без теней, как рощица берез в апреле, срам был теплым, нетаимым и пустым. Весы живые осторожных плеч уже остановились в равновесьи на стане, стройном, как фонтан из чащи, и ниспадали, словно струи, руки, и рассыпались в полноте волос. Из тени от склоненной головы, приподнимаясь, открывался лик - и сразу осветился, замыкаясь очерченностью резкой подбородка. Теперь и шея напряглась, как луч, как стебель, подводящий сок к цветку, и руки, словно шеи лебедей, уже тянулись к берегу на ощупь. В рассветный сумрак тела вдруг вошло, как ветер утра, первое дыханье. И в нежных веточках сосудов шепот стал нарастать, и зашумела кровь, пронизывая их до глубины. А ветер силу набирал и полным дыханьем в груди юные пахнул и их наполнил и прижался к ним - как паруса, наполненные далью, они на берег деву понесли. И вывели на сушу. Позади ступающей по юным берегам уже, сияя, поднималось утро, цветы, былинки, теплые, как после объятий. А она все шла и шла. Но в полдень, час наитяжелый снова взбурлило море и на тот же берег дельфина выбросило - он был мертв и окровавлен. Райнер Мария Рильке (Rainer Maria Rilke) 1907

gellmari: ГИМН КРАСОТЕ Скажи, откуда ты приходишь, Красота? Твой взор - лазурь небес иль порожденье ада? Ты, как вино, пьянишь прильнувшие уста, Равно ты радости и козни сеять рада. Заря и гаснущий закат в твоих глазах, Ты аромат струишь, как будто вечер бурный; Героем отрок стал, великий пал во прах, Упившись губ твоих чарующею урной. Прислал ли ад тебя иль звездные края? Твой Демон, словно пес, с тобою неотступно; Всегда таинственна, безмолвна власть твоя, И все в тебе - восторг, и все в тебе преступно! С усмешкой гордою идешь по трупам ты, Алмазы ужаса струят свой блеск жестокий, Ты носишь с гордостью преступные мечты На животе своем, как звонкие брелоки. Вот мотылек, тобой мгновенно ослеплен, Летит к тебе - горит, тебя благословляя; Любовник трепетный, с возлюбленной сплетен, Как с гробом бледный труп сливается, сгнивая. Будь ты дитя небес иль порожденье ада, Будь ты чудовище иль чистая мечта, В тебе безвестная, ужасная отрада! Ты отверзаешь нам к безбрежности врата. Ты Бог иль Сатана? Ты Ангел иль Сирена? Не все ль равно: лишь ты, царица Красота, Освобождаешь мир от тягостного плена, Шлешь благовония и звуки и цвета! Шарль Бодлер

Леся: Омар Хайям«И с другом и с врагом ты должен быть хорош! Кто по натуре добр, в том злобы не найдешь. Обидишь друга — наживешь врага ты Врага обнимешь — друга наживешь».

Леся: Пока плачут свечи... О чем плачут свечи, когда в тишине Мы их зажигаем, сжимая ладони... О том, что так часто мы в этом огне Сжигаем все то, что так любим и помним, О том, что беспечно играя с судьбой, Мы все в этом мире канатоходцы... И снова судьбу вызывая на бой, Не знаем, кто в бездну сорвется... О чем плачут свечи?.. о детских мечтах, Которые сердце оставит в минувшем, Когда принимая за истину страх, Бескрылыми станут уставшие души... О тех они плачут, кто ждать перестал, Кто счастье свое разменял на монеты, О тех они плачут, кто верить устал, Что снова увидит сияние света... ...Нет слез горячее, чем слезы детей, Чем женские слезы о тех, кто навеки Остался в стране догоревших огней, За горькой чертой, где сливаются реки... ...О том плачут свечи... что ночь коротка, Что счастье... как вздох, как строка... быстротечно... Но будет душа, словно ветер, легка, Пока плачут свечи... Пока плачут свечи…Дарья Яшенко

gellmari: Ночь на Ивана Купала Удивительная ночь, с неба звездочка упала. Я гоню печали прочь, ведь сегодня - ночь Купала. Тайна ночи так сладка, так манит к себе нещадно, Я гоню печали прочь и внимаю сказке жадно. Песни, танцы, хороводы, и костры, и плеск весла, И реки пропрохладной воды, той, что лодки унесла. И плывут венки, качаясь, вдаль по темной по реке. Слышишь смех? Он, отражаясь, исчезает вдалеке. То русалочки-плутовки и легки и веселы, Их кудрявые головки наклонились у ветлы. То хохочут, то лепечут, шепот, игры и возня. Точно маленькие дети, чур, не трогайте меня. На березках покачались и исчезли, нет, как нет, На Ивана, на Купала так все было много лет. С неба звездочка упала, покатилась за лесок, И растаяла, пропала, как в тумане голосок... Татьяна Петровская

gellmari: Темнота, словно полог, упала. И костры поднялись до небес. Нынче ночь на Ивана Купала – Время сказок, любви и чудес. Как пылает весёлое пламя! Кто тут смелый? Давай, начинай! Распростись со вчерашними снами. Счастье – рядом, ты только узнай. Пусть гадание древнее скажет, Кто навеки обещан судьбой И в лесу полуночном укажет На волшебный цветок голубой. В чувствах можно сгореть ненароком. Как волнует такая игра! Разве может любовь быть пороком? Нет запретов любви до утра. ...Одуряюще лилии пахли На русалочьем мокром венке. Звёзды в небе, как белые капли, - То купалась луна в молоке. Отголоски счастливого смеха, Песни девичьи, звон комарья... Доносило нескромное эхо Жаркий шёпот: "Я - твой... Я - твоя..." С упоением в ласках и неге Растворялись нагие тела. Сотворяли обряд человеки, - Им любовь это право дала. Утром зорька росою умылась, И костры догорели почти. У кого в эту ночь получилось Чудо-папоротник найти? Алёна Мамина

Турандот: Очень впечатлил этот стих(спасибо Татьяне Самариной) Исправь себя они мне говорят Характер твой не сахар и не мёд, Твои слова, ведь, это сущий яд, А голос твой напоминает лёд. Цинична, злобна и надменна ты, Твой взгляд не выражает чувства, И нет в тебе духовной красоты, В душе твоей и холодно, и пусто. Так говорят, не зная ничего, Со мной общаясь и бесследно исчезая, Им дела нет до счастья моего, Им лишь бы я была хорошая такая. Им лишь бы правду перестала говорить, Не презирала б ханжество и трусость, И стала их о помощи просить, И не смотрела свысока на глупость. Они всё повторяют о душе, Примеры всё из Библии приводят, Хотя они не ангелы уже, Они цитаты верные находят. Ну а в душе мечтают быть как я И завистью поэтому болеют. Ты демон во плоти,- мне часто говоря, Такими ж стать хотят, но не умеют. Лицемерам посвящается...

Леся: Почему так сладко пахнут розы... Почему так сладко пахнут розы, Принося сумятицу в сердца? Аромат цветов рождает грезы, Душу будоражит без конца. Сколько шарма, прелести, изыска, Сколько силы в царственном цветке! Лишь шипы – защита зоны риска – Оставляют след свой на руке. Розовый букет прекрасный свежий Восхищает и волнует кровь. Только аромат цветочный, нежный Лишь в саду готов дарить любовь.

Турандот: Посіяла людям літа свої, літечка житом, Прибрала планету, послала стежкам споришу. Навчила дітей, як на світі по совісті жити, Зітхнула полегко - і тихо пішла за межу. - Куди ж це ви, мамо?! - сполохано кинулись діти. - Куди ж ви, бабусю? - онуки біжать до воріт. - Та я ж недалечко... де сонце лягає спочити. Пора мені, діти... А ви вже без мене ростіть. - Та як же без вас ми?... Та що ви намислили, мамо? - А хто нас, бабусю, у сон поведе по казках? - А я вам лишаю всі райдуги із журавлями, І срібло на травах, і золото на колосках. - Не треба нам райдуг, не треба нам срібла і злата, Аби тільки ви нас чекали завжди край воріт. Та ми ж переробим усю вашу вічну роботу, - Лишайтесь, матусю. Навіки лишайтесь. Не йдіть! Вона посміхнулась, красива і сива, як доля, Змахнула рукою - злетіли у вись рушники. "Лишайтесь щасливі", - і стала замисленим полем На цілу планету, на всі покоління й віки

Леся: Никогда не пытайтесь чужую примерить рубашку... Никогда не пытайтесь чужую примерить рубашку... Даже, если казалось, она бы вам очень к лицу... Не давайте советы тому, кто об этом не просит... Да и сами постойте за ними бежать к мудрецу... Ведь никто, кроме вас, не сумеет познать ваше сердце... Вашу радость и боль суждено только с Богом делить... И не слушайте тех, кто прикрывшись притворной любовью, Вам пытается волю свою, но не вашу, внушить... Уходите от тех... кто смотря вам в глаза лицемерно , Смеет нагло за вас что-то важное очень решать... От того, кто клянясь вам в любви бесконечной и верной, При малейшей проблеме вас запросто сможет предать.... Не поверьте тому, кто «всё знает» что надо - не надо... Кто «печётся» о счастье других, разрушая своё... И прошу вас, не надо... Не надо! Поверьте... не надо... Не пытайтесь решать за кого-то, в чём счастье его... © Copyright: Лана Альтер, 2011

Marina75: Замечательные стихи, обожаю Асадова...

chayka: Рыдала,поделюсь,мож кому пригодится. Мама, прости, что так редко звоню; Мам, извини, что порой огрызаюсь. Быт и работа. Я так устаю… Мам, я в тебе всё сильнее нуждаюсь. Мама… Родная… Ну как ты там, а? Мне вот сегодня особенно грустно. Утром кошмарно болит голова… Мам, без тебя всё сложнее. И пусто. Мам, может быть, мне приехать — помочь? Я так скучаю, что сердце — в клочья… Пусть я — не самая лучшая дочь, Но, я люблю тебя. Очень-очень…

chayka: Чем-то проняло А за окном гуляют Дождь с Дождихой… (Мне жаль, что люди видят только дождь). Она с ним по бульвару бродит тихо, А он ей заливает… Ну и что ж… Шуршат листвой, укутываясь в вечер. Сегодня им не хочется спешить. Для них ведь осень — это время встречи . Особенное время для души. Они негромко шлепают по лужам, Стуча морзянкой капельной: прием… Дождю с Дождихою совсем не скучно Шагать по мокрой осени вдвоем…

HI-FI: Красиво

HI-FI: Мне грустно на тебя смотреть, Какая боль, какая жалость! Знать, только ивовая медь Нам в сентябре с тобой осталась. Чужие губы разнесли Твое тепло и трепет тела. Как будто дождик моросит С души, немного омертвелой. Ну что ж! Я не боюсь его. Иная радость мне открылась. Ведь не осталось ничего, Как только желтый тлен и сырость. Ведь и себя я не сберег Для тихой жизни, для улыбок. Так мало пройдено дорог, Так много сделано ошибок. *** Смешная жизнь, смешной разлад. Так было и так будет после. Как кладбище, усеян сад В берез изглоданные кости. Вот так же отцветем и мы И отшумим, как гости сада... Коль нет цветов среди зимы, Так и грустить о них не надо.

Леся: Не тратьте жизнь на тех, кто вас не ценит, На тех, кто вас не любит и не ждёт, На тех, кто без сомнений вам изменит, Кто вдруг пойдёт на "новый поворот". Не тратьте слёз на тех, кто их не видит, На тех, кому вы просто не нужны, На тех, кто, извинившись, вновь обидит, Кто видит жизнь с обратной стороны. Не тратьте сил на тех, кто вам не нужен, На пыль в глаза и благородный понт, На тех, кто дикой ревностью простужен, На тех, кто без ума в себя влюблён. Не тратьте слов на тех, кто их не слышит, На мелочь, не достойную обид, На тех, кто рядом с вами ровно дышит, Чьё сердце вашей болью не болит. Не тратьте жизнь, она не бесконечна, Цените каждый вдох, момент и час, Ведь в этом мире, пусть не безупречном, Есть тот, кто молит небо лишь о вас! Любовь КОЗЫРЬ

Леся: Ну, как же так, зачем так быстро мчатся годы? Ну, как же так, зачем так быстро мчатся годы? Жизнь пролетела, как моторка по волнам. Мы все заложники у матушки-природы, Ведь лет отпущено не так уж много нам. Ещё вчера ветра призывные звенели, И мы с фортуной были запросто на «ты», Ещё вчера у нас другие были цели, Другие были разговоры и мечты. Всё, что казалось нам значительным когда-то, Уже не жаль, как облетевший пустоцвет. Перебираем дорогие сердцу даты Прошедших лет, но к ним, увы, возврата нет. Ах, где же те неповторимые мгновенья, Что в своё время не смогли мы оценить И разбросали по пути без сожаленья? А вот теперь их и за деньги не купить. Что нужно было нам беречь, – не сохранили, А миллион порой меняли на пятак, Не тех любили и не с теми рядом были. Ну, как же так? Ну, как же так! Ну, как же так?! Согласно возрасту и внешность изменилась, И мы смирились, уж чего греха таить. Но вот душа – она годам не подчинилась, Её бессильно даже время покорить. По морю жизни нас несёт она, как парус, Легка и так же бесшабашно молода. Ведь наша юность в нас по-прежнему осталась, И нипочём ей ни седины, ни года. © Copyright: Галина Кудряшова, 2009

Леся: По дороге жизни photographer Yuri Komissarov. Куда ведешь меня, моя дорога? Паденья, взлеты, поворот в пути - Судьбы дорога, данная мне Богом, Никто не скажет, что там впереди. А позади остались юность, зрелость - Наука жизни, радость бытия. Как много в юности хороших песен пелось, Теперь с молитвой повторяю я: «О Боже святый! Прогони усталость. Дай сил дожить до добрых, светлых дней, Не остуди тепла, которое осталось Вконец издерганной душе моей». Но мудрый лик глядит с иконы строго, И я шепчу себе: «Крепись, держись. Идущий, да осилишь ты дорогу. Шагай, терпи, люби, ведь это жизнь!» Любовь Вахрушева

gellmari: Стрепенулося серце в грудях, Заблищали сльози на віях, Скільки болю і смутку у людях, Що щасливі й живуть у мріях! А насправді сумують за щастям, За блакиттю високого неба. І не мають до кого пристати Та невже ж так воно й треба? Заблукали десь їх половини, Може, зовсім на світ не з’явились. Розвіває, мов в полі билини, От у світі вони й розгубились. Та невже жити тільки у мріях, Не зігрівши нікого душею, І плекати кохання в надіях Гірко плакати разом із нею? О.В. Вишневская

Леся: Пусть мало вас - для дружбы это много, Ведь не числом я меряю друзей, Даны судьбой, и даже самим Богом, Прошу им только счастья каждый день.. Дай, Боже, крепости и веры в свои силы, И много дней, ведь долго нам идти... Пусть будут они ангелом хранимы, Соблазнов очень много на пути, Надежду на друзей и вдохновенье, Пусть не разлучит нас ни радость, ни беда, И ни мгновенья горя и смятенья, Дай, Господи, семейного тепла, Пусть будет жизнь для них той теплой чашей, К которой хочется прильнуть, набраться сил... А наши встречи будут только чаще... Храни их, Господи...кто сердцем так любим... © Copyright: Людмила Юрина

Леся: Четыре копыта... Четыре копыта, облезлая шкура... По грязной дороге плетется понуро Забывшая думать о чем-то хорошем, Давно ко всему безразличная лошадь. Она родилась жеребенком беспечным, Но скоро хомут опустился на плечи, И кнут над спиной заметался со свистом... Забылась лужайка в ромашках душистых, Забылось дыхание матери рыжей... Лишь месят копыта дорожную жижу, И только сгибается все тяжелее Когда-то красивая, гордая шея. Четыре копыта, торчащие ребра... Скупится на ласку хозяин недобрый. А жизнь повернуться могла по-другому - Ведь где-то сверкают огни ипподрома, Там тоже есть место обидам и бедам. Но мчатся по гулкой дорожке к победам Могучие кони, крылатые кони... И кутают их золотые попоны. Им, лучшим, награды и слава - но кто-то Всегда занимается черной работой. Чтоб им предаваться волшебному бегу, Тебя спозаранку впрягают в телегу, И если до срока работа состарит - Другого коня подберут на базаре. Четыре копыта, клокастая грива... А время обманчиво-неторопливо. И сбросишь, достигнув однажды предела, Как старую шерсть, отболевшее тело. Ругаясь, хомут рассупонит возница... Но ты не услышишь. Ты будешь резвиться В лугах, вознесенных над морем и сушей, Где ждут воплощения вечные души. Опять жеребенком промчишься по полю, Неся не людьми возращенную волю - Большие глаза и пушистая челка, Четыре копытца и хвостик-метелка.М. Семёнова

Storozheya: Стихотворения о Таксе Если плохо на душе и на сердце клякса, Просто вспомню - дома ждет и скучает Такса. Это чудо-существо на коротких ножках Проложило в сердце мне радости дорожку. И теплее солнца луч, и блестят росинки, Когда рядышком бежит Такса по тропинке! Нежно ткнется в щеку мне, мой ушастый песик - Не осталось и следа от тревог, ненастья, Подарила мне судьба - "целый метр" счастья!!! (Е.Турбаевская) Друзья, как много в слове "ТАКСА" душа художника найдёт! Есть такса чёрная - как вакса, а есть янтарная - как мёд, Есть длинношёрстная - как лама и гладкошёрстная - как шёлк, Одна расписана "под мрамор", другая - "в кофе" знает толк. Ещё - ОХОТНИК наша такса, в ней сердце рыцаря стучит – В голодный год добудет мяса и в мех богатый облачит. Ну в общем, жизнь без таксы - клякса, пишите набело, друзья. ДАНА ДЛЯ РАДОСТИ НАМ ТАКСА, А ЖИТЬ БЕЗ РАДОСТИ НЕЛЬЗЯ!!! Про таксу... Среди всех щенков на свете Выберешь ты МЕНЯ! Друг за друга мы в ответе С нынешнего дня. Дома лужицу оставил — Скажешь мне: «Шалишь!» Я пока не знаю правил, Я еще малыш. Не сердись. Вмиг из щенули (Детство — краткий сон) Вырасту большим чистюлей И послушным псом. У тебя прошу немножко Для себя совсем. — Каплю ласки, корма ложку, — Много я не съем. С тельцем маленьким щенячьим Вырастет к тебе Нежность, преданность собачья… И любой судьбе Покорюсь с тобою рядом. Ты — Хозяин мой. Ты — мой свет, моя награда, Бог мой и герой. Я — твоим ребенком стану, Другом и рабом. Днем и ночью не устану Сторожить наш дом. На охоту? В поле? В норы? — Только пожелай! Сможешь мной гордиться скоро — Я свой звонкий лай И бесстрашие, и хватку С молоком всосал: Снится мне мечтою сладкой Рыжая лиса. С мамой, с братьями прощаюсь. Свой недлинный век Навсегда тебе вручаю. Ты — мой Человек. За тебя, коль доведется, Жизнь свою сложу. Только…. Просьба остается… Я ее скажу Тихо-тихо, ведь за нею — Холод, морок, страх. Ты услышишь, я надеюсь, — Все в твоих руках: Нам идти одной дорогой С нынешнего дня, Умоляю, ради Бога, Не бросай меня.

alenchik: Превернулись мысли в голове, А жизнь перед глазами как искра... Биенье сердца в жуткой тишине Суровый взгляд - окончена игра. А рядом никого, слезой скатилась боль Взведен курок и глаз предельно точен, Ты много лет по жизни был король, Теперь один,и жизни срок просрочен. Рука в кулак,душа в озноб, Ты с ней давно уже простился. И только сердцу обьяснить не смог, Зачем на плаху опустился. Твой мир,твой ум,твой царский взор Уйдут в небытие,растаяв в мраке ночи. Но именем твоим окрестят тех, Кто ярко жил,и жизнью дорожил. И у черты последней головы не преклонил... Алёна Данильчук

alenchik: Алёна Данильчук Я хочу что бы свет в окно, Я хочу что бы радость без меры. Я хочу чтоб любовь и тепло, Помогали в мечту мне верить. Я могу быть с тобой любой, Я могу каждый день меняться, Я могу,позабыв про все, Просто рядом с тобой остаться. Я умею любить и ждать, Я умею терпеть и верить, Я сумею тебя понять, Даже если закроешь двери. Не сумею лишь быть второй, Не смогу заменить другую, Не хочу предавать любовь, Не умею...люблю...целую...

Леся: Этот вирус зовут ностальгия Этот вирус зовут ностальгия, Не поможет, увы, интернет. Просто мы теперь стали другими, Понимаем, что прошлого нет. Что нам надо? По сути - немного Прикоснуться к тем теплым домам. Мы с тобой, собираясь в дорогу, Наше детство оставили там. Далеко, далеко за морями, За горами, не виден в дали, Мир огромный, потерянный нами На другой половине Земли. Будут сниться знакомые лица, Проступая из завтрашней тьмы. Не сумев увезти за границу, Нашу юность оставили мы. Хорошо бы вернуться однажды, Появиться на белом коне! Так мечтает, наверное, каждый, Или это все кажется мне. Как собрать уцелевшие части? И забрать их оттуда с собой? Мне теперь вспоминается часто То, что не было, может, со мной… Мы живем совершенно другие На другой половине Земли... Этот вирус зовут ностальгия И лекарство еще не нашли.Петр Давыдов

Леся: Осеннее утро Отшумело лето, отрезвилось.. Снова осень смотрит мне в глаза. В золотой листве окно открылось, Проявились в небе образа. Образа зари багрянотканой, - Осенью сияет ее взгляд. И щемящей радостью нежданной Зашумел рассветный листопад. Льется в сердце утренняя песня Девственно нетронутых небес. И душе от счастья стало тесно, И зовет к себе печальный лес. Расплела вновь осень свои косы Над зелено-золотой листвой. И дождя живительные росы Тают над моею головой. Я опять любуюсь девой-осенью, И пою с ней голосом седым. И глаза ее я вижу в просини, И как прежде стал я молодым..Александр Устимов



полная версия страницы