Форум » Красота спасёт мир! » Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение) » Ответить

Поэзия, поэзия, поэзия, поэзия, поэзия... (продолжение)

administrator: Поэзия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия, поэзия, поззия.... Стихи, которые мы любим.

Ответов - 121, стр: 1 2 3 4 All

gellmari: Матч смерти за нашу счастливую жизнь Инна Майзель “Матч смерти” между игроками киевского Динамо и немецкой командой Люфтваффе, 9 августа 1942год,стадион,,Старт’’ в Киеве. Шумит, бурлит’’ Старт’’ стадион. В своей немецкой чёрной форме, Как на арену ,вышел он : ,,Я должен буду Вам сказать, Вы не забудьте проиграть- Таков приказ Вам генерала, Иначе всех будем стрелять”. Dинамовцы oткрыли счёт на поле, Все наслаждались классною игрой, Забыв о всём и об исходе боя, Трусевич мяч брал головой. Пока счёт боя неизвестен. На кон поставлена вся жизнь И торг совсем здесь неуместен: ,,Всё иль ничего”-таков динамовцев девиз. Разгромный счёт 5:0-конец игре. И только пот, как капли крови, Катился по сухой траве. И стало поле стадиона Для них последним полем боя: Наутро всех их расстреляли. ................................................... Давно закончилась война. Посмертно всем награды дали, Но память у людей жива . Теперь у входа стадиона Вратарь из бронзы там стоит, О той нам битве говорит.

Леся: ... И вы уж мне поверьте. Что жизнь у нас одна, И слава после смерти Лишь сильным суждена. Не та пустая слава Газетного листка, А сладостное право Опережать века. ...Не шум газетной оды, Журнальной болтовни, - Лишь тишина свободы Прославит наши дни. Не похвальбой лукавой, Когда кривит строка, Вы обретете право Не умолкать века. Один лишь труд безвестный - За совесть, не за страх, Лишь подвиг безвозмездный Не обратится в прах... Мария Петровых

gellmari: Медовый Спас. Вот и всё - Медовый Спас. Плачет сад слезами ягод - В утешение их припас август нам От летних тягот. Скоро, скоро упадёт с ветки Яблоко большое, И повалит весь народ Бога славить всей душею. За посильные труды, Что с молитвой не расстались, За цветущие сады, Что плодами увенчались. - Не оставь нас, Боже наш Ни в морозы, ни в метели Чтоб не только закрома, Но и души не пустели!

gellmari: Омар Хайам * Красой затмила ты Китая дочерей, Жасмина нежного твое лицо нежней, Вчера взглянула ты на шаха Вавилона И все взяла: ферзя, ладьи, коней. * Сядь, отрок! Не дразни меня красой своей! Мне пожирать тебя огнем своих очей Ты запрещаешь… Ах, я словно тот, кто слышит: “Ты кубок опрокинь, но капли не пролей!” * Как полон я любви, как чуден милой лик, Как много я б сказал и как мой нем язык! Не странно ль, Господи? От жажды изнываю, А тут же предо мной течет живой родник. * Лучше локон любимой, лаская, схватить, Лучше с нею вино искрометное пить, До того, как судьба тебя схватит за пояс - Лучше эту судьбу самому ухватить! * Дуновения вешней поры хороши, Музыкальных созвучий хоры хороши, Пенье птиц и ручей у горы хороши… Но лишь с милой все эти дары хороши! * Нет надежд у меня на свиданье с тобой, Нет терпенья на миг – что поделать с собой! В сердце мужества нет, чтоб поведать о горе… Что за дивная страсть вручена мне судьбой! * Свет очей, вдохновение наших сердец! Наш удел – лишь мучение наших сердец! От разлуки душа вдруг к губам подступила, Встреча лишь – исцеление наших сердец! * Ты как будто сначала дружила со мной, Но потом враждовать вдруг решила со мной, Не отчаялся я, что судьба отвернулась: Вдруг, по-прежнему станешь ты милой со мной? * С влажной розы ты, сбросив стыдливый покров, Принесла мне сумятицу в виде даров. С волосок твоя талия! Лик покажи мне! Я расплавлен как воск и к страданьям готов! * Зелень, розы, вино мне судьбою даны, Нет, однако, тебя в этом блеске весны! Без тебя мне ни в чем не найти утешенья, Там, где ты, – мне другие дары не нужны! * Что от страсти к тебе я, страдая, вкусил? Днем и ночью я боль и несчастье сносил, Мое сердце в крови, и душа исстрадалась, И глаза мои влажны, а сам я – без сил. * У тюльпана ты цвет свой пурпурный взяла, Тебе лилия юности суть отдала. Была роза, она на тебя походила - Передав тебе жизнь, она робко ушла. * Нет голов, где не зрела бы тайна своя, Сердце чувством живет, ничего не тая. По дороге своей идет каждое племя… Но любовь – ураган на путях бытия! * Если любишь, то стойко разлуку терпи, В ожиданьи лекарства страдай и не спи! Пусть сжимается сердце, как роза в бутоне, Жертвуй жизнью. И кровью тропу окропи. * Страсть не может с глубокой любовью дружить, Если сможет, то вместе недолго им быть. Вздумай курица с соколом рядом подняться, Даже выше забора – увы – ей не взмыть.

gellmari: В Твоих глазах такая бездна!.. И я лечу в неё!.. Лечу!.. Она губительна? Полезна? Не знаю... Но, «Люблю!» - шепчу... И в сладострастии паденья, Я ощущаю Страсти вкус! Молю: «Продли Любви мгновенья! Желанья столь велик искус!» Теряюсь я в Твоих ресницах… И в поцелуях вновь тону... Пусть это Счастье вечно длится! Нектара сладкого напиться Нет времени на размышленье - Откуда Ты в моей Судьбе?. Ты ангел? Демон? Сновиденье? Как покорилась я Тебе? Ты - кара? Иль моя награда? А может просто Человек? О, если так!.. То рядом надо С Тобой прожить мне весь свой век! Познать неведомые чувства!.. Вкусить всю радость бытия! Мне без Тебя темно и пусто... Люби меня, коль я Твоя!..

gellmari: Я хочу тебя... обнажить До слезинки, до дна раскаянья Твою боль я хочу испить, Жажда стала почти невменяема. До краёв я наполню бокал Негой чувств, пригубив влечение. Пусть тебя не пугает накал Двух сердец, вплоть до помрачения. Я хочу тебя... оторвать От рассудка без рассуждения, Твою нежность хочу сорвать От улыбки до восхищения. От рассвета до зыбких снов Нас касается счастье сложное, Кто-то это назвал „любовь“ - Описанье совсем невозможное. Я хочу тебя... лишь обнять Как волна с волною сливаются, Их Судьбе не разъединять, Даже Время того не пытается. Мои губы твоим чертам Преклоняются без раздумия, Пусть покой я навеки отдам, Я тебя хочу... до безумия.

gellmari: Кубла Хан, или Видение во сне В стране Ксанад благословенной Дворец построил Кубла Хан, Где Альф бежит, поток священный, Сквозь мглу пещер гигантских, пенный, Впадает в сонный океан. На десять миль оградой стен и башен Оазис плодородный окружен, Садами и ручьями он украшен. В нем фимиам цветы струят сквозь сон, И древний лес, роскошен и печален, Блистает там воздушностью прогалин. Но между кедров, полных тишиной, Расщелина по склону ниспадала. О, никогда под бледною луной Так пышен не был тот уют лесной, Где женщина о демоне рыдала. Пленительное место! Из него, В кипенье беспрерывного волненья, Земля, как бы не в силах своего Сдержать неумолимого мученья, Роняла вниз обломки, точно звенья Тяжелой цепи: между этих скал, Где камень с камнем бешено плясал, Рождалося внезапное теченье, Поток священный быстро воды мчал, И на пять миль, изгибами излучин, Поток бежал, пронзив лесной туман, И вдруг, как бы усилием замучен, Сквозь мглу пещер, где мрак от влаги звучен, В безжизненный впадал он океан. И из пещер, где человек не мерял Ни призрачный объем, ни глубину, Рождались крики: вняв им, Кубла верил, Что возвещают праотцы войну. И тень чертогов наслажденья Плыла по глади влажных сфер, И стройный гул вставал от пенья, И странно-слитен был размер В напеве влаги и пещер. Какое странное виденье -- Дворец любви и наслажденья Меж вечных льдов и влажных сфер. Стройно-звучные напевы Раз услышал я во сне, Абиссинской нежной девы, Певшей в ясной тишине, Под созвучья гуслей сонных, Многопевных, многозвонных, Ливших зов струны к струне. О, когда б я вспомнил взоры Девы, певшей мне во сне О Горе святой Аборы, Дух мой вспыхнул бы в огне, Все возможно было б мне. В полнозвучные размеры Заключить тогда б я мог Эти льдистые пещеры, Этот солнечный чертог Их все бы ясно увидали Над зыбью, полной звонов, дали, И крик пронесся б, как гроза: Сюда, скорей сюда, глядите, О, как горят его глаза! Пред песнопевцем взор склоните, И этой грезы слыша звон, Сомкнемся тесным хороводом, Затем что он воскормлен медом И млеком рая напоен! Сэмюэль Тэйлор Кольридж. 1798. Перевод Константина Бальмонта

gellmari: Іван Франко (27.08.1856-28.05.1916) Чого являєшся мені У сні? Чого звертаєш ти до мене Чудові очі ті ясні, Сумні, Немов криниці дно студене? Чому уста твої німі? Який докір, яке страждання, Яке несповнене бажання На них, мов зарево червоне, Займається і знову тоне У тьмі? Чого являєшся мені У сні? В житті ти мною згордувала, Моє ти серце надірвала, Із нього визвала одні Одні ридання голосні - Пісні. В житті мене ти й знать не знаєш, Ідеш по вулиці - минаєш, Вклонюся - навіть не зирнеш І головою не кивнеш, Хоч знаєш, знаєш, добре знаєш, Як я люблю тебе без тями, Як мучусь довгими ночами І як літа вже за літами Свій біль, свій жаль, свої пісні У серці здавлюю на дні. О, ні! Являйся, зіронько, мені Хоч в сні! В житті мені весь вік тужити - Не жити. Так най те серце, що в турботі, Неначе перла у болоті, Марніє, в'яне, засиха, - Хоч в сні на вид твій оживає, Хоч в жалощах живіше грає, По-людськи вільно віддиха І того дива золотого Зазнає, щастя молодого, Бажаного, страшного того Гріха!

gellmari: Хуана Инес де ла Крус (1651–1695) РЕДОНДИЛЬИ против несправедливости мужчин в их суждениях о женщинах О, как вы к женщинам жестоки за их приверженность к грехам!.. Но неужель не ясно вам, откуда женские пороки? Из женщин - символ суеты не ваше ль делает искусство? Но, разбудив в них злые чувства, вы требуете доброты. В ход средство пустите любое, и ваше рвенье победит, - но тут вы сделаете вид, что крепость вам сдалась без боя. Вы собственных страстей своих пугаетесь, как свиста плети... Вы сказки любите, как дети, как дети, вы боитесь их. Нужна вам в женщине любимой (таков уж ваш мужской девиз) смесь восхитительной Таис с Лукрецией непогрешимой. Ваш нрав для вас - источник мук: как вам бывает неприятен на зеркале вид грязных пятен от ваших же нечистых рук! И страсти и пренебреженья равно вы признаете власть: презренье вам внушает страсть, а страсть внушает вам презренье. Честь женщины вам не важна; вы мерите мужскою меркой: строга - зовете лицемеркой и ветреной - когда нежна. И судите напропалую нас всех за всякую вину: за бессердечие - одну, за легкомыслие - другую. Но где же та, что вас пленит, затеяв с вами бой по праву, коль вам суровость не по нраву, а легкомыслие претит? Меж вашей пылкостью и скукой лишь та уверенно пройдет, в ком нет любви, но есть расчет в союзе с Евиной наукой. А тем, кто любит вас, увы, любовь всегда ломает крылья... Над их душой свершив насилье, от них прощенья ждете вы. Но кто достойней осужденья в бесплодно-горестной борьбе: та, что доверилась мольбе, иль тот, кто расточал моленья? И кто познает горший стыд (пусть даже оба виноваты): та, что грешит и ждет расплаты, иль тот, кто платит и грешит? Вы не ищите оправданья своей вины в устах молвы: такими сделали нас вы - любите ж ваших рук созданье. Коль мните вы, что ни одна не устоит пред вашим взором, зачем клеймите вы позором ту, что без меры влюблена? Но пусть в союзе с вами плоть, тщета мирская, силы ада - в самой любви для вас преграда, и вам любви не побороть! Перевод с испанского И. Чежеговой

ufrau: Когда пронзит пылающий вопрос, И разум прянет к темному пределу, Когда больной душевный перекос Жгутом рыданья перехватит тело, Я знаю путь, который не во вред, Я знаю средство поборать сомненья, Я прохожу за поволоку лет В четвертый год от моего рожденья, Здесь травы клонятся под тяжестью стрекоз, И смолы внемлют времени и лени, И блики дня сквозь кружево берез Чуть наискось ложатся на колени. Здесь мхи укрыли тайну корневищ, Чей мир белес, чьи спутаны истоки. Здесь шмель упорно силится достичь Глубин цветка, где каплевидны соки. И златоглазка призрачна как сон, И хрупко тело легкое сирфиды, И черный уж свивается кольцом У основанья дремлющей ракиты. Отсюда путь ложится наугад По склону земляничного оврага, Нога скользит, и ветви шелестят О тайнике, где обитает влага. В густой тени, в прохладной тишине Я, к роднику приникнув по старинке, Ищу ответ в хрустальной глубине, Где пляшут вместе точки и песчинки... © С. Калугин 4-5.03.1992

Fanny: ГРАНЬ ТЕРПЕНЬЯ... У каждого из нас есть грань терпенья, Когда непонимания стена Вонзает в сердце острый нож сомненья: А та ли жизнь тебе нужна была. У каждого из нас есть точка срыва, Когда становится на сердце тяжело, Когда нам кажется, что падаем с обрыва, И жизнь становится как черное пятно. У каждого из нас есть луч надежды, Что кто-то очень близкий и родной Не даст тебе упасть в пучину бездны И скажет: ты не бойся, я с тобой! ( В.КИС )

Fanny: ПРИТЧА Давно... это было... Когда надежда - гуляла по свету и поселялась в сердцах... Когда вера - сладко дремала на вершинах холмов... Когда любовь - окутывала своими влекущими чарами грёз... Когда ненависть - умудрялась испепелять разум... И зависть - покрывала мраком пустыню разочарований... Жила - была Фея-Чувств... Однажды... посмотрела она в окно своего замка и поразилась... Почему ... Любовь не залечивает раны ненависти? Почему ... Вера и Надежда не осветляет зависть? Села она за свой стол и превратила их в бабочек, связав вместе за ниточки... Но... не тут-то было... рассыпались в тот момент её волшебные бусы ... С той поры... так и бродят чувства по земле... Ненависть и зависть - остались вместе и селятся в холодных уголках души... А... Вера, Надежда и Любовь - благодарят щедрых людей, награждая их своим вдохновением и любовью... И если ... вы увидели,что на плечо вам села бабочка ... попытайтесь распознать её...

gellmari: Fanny Fanny пишет: У каждого из нас есть грань терпенья...

gellmari: БАБЬЕ ЛЕТО Есть время природы особого света, неяркого солнца, нежнейшего зноя. Оно называется бабье лето и в прелести спорит с самою весною. Уже на лицо осторожно садится летучая, легкая паутина... Как звонко поют запоздалые птицы! Как пышно и грозно пылают куртины! Давно отгремели могучие ливни, всё отдано тихой и темною нивой... Всё чаще от взгляда бываю счастливой, всё реже и горше бываю ревнивой. О мудрость щедрейшего бабьего лета, с отрадой тебя принимаю... И всё же, любовь моя, где ты, аукнемся, где ты? А рощи безмолвны, а звезды всё строже... Вот видишь - проходит пора звездопада, и, кажется, время навек разлучаться... ...А я лишь теперь понимаю, как надо любить, и жалеть, и прощать, и прощаться. Ольга Берггольц

gellmari: Я люблю эти дни, когда замысел весь уже ясен и тема угадана, а потом все быстрей и быстрей, подчиняясь ключу,- как в "Прощальной симфонии" - ближе к финалу - ты помнишь, у Гайдна - музыкант, доиграв свою партию, гасит свечу и уходит - в лесу все просторней теперь - музыканты уходят - партитура листвы обгорает строка за строкой - гаснут свечи в оркестре одна за другой - музыканты уходят - скоро-скоро все свечи в оркестре погаснут одна за другой - тихо гаснут березы в осеннем лесу, догорают рябины, и по мере того как с осенних осин облетает листва, все прозрачней становится лес, обнажая такие глубины, что становится явной вся тайная суть естества,- все просторней, все глуше в осеннем лесу - музыканты уходят - скоро скрипка последняя смолкнет в руке скрипача - и последняя флейта замрет в тишине - музыканты уходят - скоро-скоро последняя в нашем оркестре погаснет свеча... Я люблю эти дни, в их безоблачной, в их бирюзовой оправе, когда все так понятно в природе, так ясно и тихо кругом, когда можно легко и спокойно подумать о жизни, о смерти, о славе и о многом другом еще можно подумать, о многом другом. Юрий Левитанский

gellmari: ЗОЛОТАЯ ОСЕНЬ Осень. Сказочный чертог, Всем открытый для обзора. Просеки лесных дорог, Заглядевшихся в озера. Как на выставке картин: Залы, залы, залы, залы Вязов, ясеней, осин В позолоте небывалой. Липы обруч золотой — Как венец на новобрачной. Лик березы — под фатой Подвенечной и прозрачной. Погребенная земля Под листвой в канавах, ямах. В желтых кленах флигеля, Словно в золоченых рамах. Где деревья в сентябре На заре стоят попарно, И закат на их коре Оставляет след янтарный. Где нельзя ступить в овраг, Чтоб не стало всем известно: Так бушует, что ни шаг, Под ногами лист древесный. Где звучит в конце аллей Эхо у крутого спуска И зари вишневый клей Застывает в виде сгустка. Осень. Древний уголок Старых книг, одежд, оружья, Где сокровищ каталог Перелистывает стужа. Борис Пастернак. 1956.

gellmari: "Золотая осень" Стихи Марка Слуцкого http://video.mail.ru/mail/a125.52/7528/14832.html

Леся: Стихи Иосифа Джугашвили (Иосиф Виссарионович Сталин)Во время учебы в Тифлисской духовной семинарии юный Иосиф Джугашвили написал несколько стихотворений, шесть из которых в переводе с грузинского были опубликованы в газетах. Первые пять были опубликованы в июне-декабре 1895 года в издававшейся известным деятелем грузинской культуры Ильей Чавчавадзе газете «Иверия» (№№123, 203, 218, 234 и 280), последнее - в июле 1896 года в №32 газеты «Квали».Гора Казбек. Фото Л. ГлонтиЛУНЕПлыви, как прежде, неустанно Над скрытой тучами землей, Своим серебряным сияньем Развей тумана мрак густой. К земле, раскинувшейся сонно, С улыбкой нежною склонись, Пой колыбельную Казбеку, Чьи льды к тебе стремятся ввысь. Но твердо знай, кто был однажды Повергнут в прах и угнетен, Еще сравняется с Мтацминдой, Своей надеждой окрылен. Сияй на темном небосводе, Лучами бледными играй, И, как бывало, ровным светом Ты озари мне отчий край. Я грудь свою тебе раскрою, Навстречу руку протяну, И снова с трепетом душевным Увижу светлую луну.УТРОРаскрылся розовый бутон, Прильнул к фиалке голубой, И, легким ветром пробужден, Склонился ландыш над травой. Пел жаворонок в синеве, Взлетая выше облаков, И сладкозвучный соловей Пел детям песню из кустов: «Цвети, о Грузия моя! Пусть мир царит в родном краю! А вы учебою, друзья, Прославьте Родину свою!»Когда луна своим сияньем Вдруг озаряет мир земной И свет ее над дальней гранью Играет бледной синевой, Когда над рощею в лазури Рокочут трели соловья И нежный голос саламури Звучит свободно, не таясь, Когда, утихнув на мгновенье, Вновь зазвенят в горах ключи И ветра нежным дуновеньем Разбужен темный лес в ночи, Когда, кромешной тьмой томимый, Вновь попадет в свой скорбный край, Когда кромешной тьмой томимый, Увидит солнце невзначай, - Тогда гнетущей душу тучи Развеют сумрачный покров, Надежда голосом могучим Мне сердце пробуждает вновь. Стремится ввысь душа поэта, И сердце бьется неспроста: Я знаю, что надежда эта Благословенна и чиста!

Леся: Умирает любовь не от старости... Умирает любовь не от старости, В тихом свете угасшей зари, - Умирает любовь от усталости, Умирает любовь от любви. От любви, утомлённой величием Недоступности красок холста, - Убивает любовь безразличие, Убивает любовь пустота. Называют по имени-отчеству, Расширяется жизненный круг. И цветёт по полям одиночество Горьким цветом душевных разлук. От неё ни уедешь, ни денешься, Не утопишь в французском вине, - Увядает любовь от безденежья И немеет любовь в тишине. Умирает любовь не от старости, Ей другие симптомы близки, - Умирает любовь от усталости, Умирает любовь от тоски.Ю. Алтайцев

Леся: Недолюбленным женщинам Сколько было в этой жизни нам обещано, Так бывает, что сбылось всего на треть, Я пишу вам, недолюбленные женщины, Я хочу хотя бы словом вас согреть. Вы идёте по просёлкам и по улицам, И у вас к своим годам особый счет, Как же много вас, красавицы и умницы, С неистраченною нежностью живет. Думы-думушки опять разбудят затемно, И тоска порой прихватит белым днем, Одиноки вы совсем не обязательно – Есть ещё и одиночество вдвоем. Довелось вам жить с печалью и опаскою, Далеко запрятав ключик золотой, Оставаясь непрочитанною сказкою. Что поделаешь с мужскою слепотой… Но жива любовь, да только неприкаянна, А такого быть на свете не должно, Пусть к вам счастье, опоздавшее нечаянно, Постучит однажды вечером в окно…Галина Артамонова

administrator: Леся пишет: Умирает любовь не от старости... Убивали любовь, убивали в четыре руки... Стихи Юрия Воронова Убивали любовь, убивали в четыре руки, Били с разных сторон, состязаясь в сноровке и силе. Им шептала любовь: "Ах, какие же вы дураки!" Но они ей в ответ за ударом удар наносили. Убивали любовь, и однажды любовь умерла, Ей бы их обмануть, притвориться убитой – и только, Но любовь, как любовь, притворяться и лгать не могла, Да и им поначалу не жаль её было нисколько. Убивали любовь. На поминках его желваки Заходили на скулах, а взгляд её слёзы затмили, И тайком друг от друга всё те же четыре руки | Поливают отныне цветы у неё на могиле.

Леся: Эльдар Рязанов - себе любимому... Если утром где-то заболело... Если утром где-то заболело, Радуйся тому, что ты живой. Значит вялое, потасканное тело Как-то реагирует порой. Вот ты пробудился спозаранок, Организм твой ноет и свербит. Не скорби о том, что ты подранок, А проверь-ка лучше аппетит. Если и со стулом все порядке, Смело челюсть с полки доставай, Приступай к заутренней зарядке, На ходу протезов не теряй. И, сложив себя из всех кусочков, Наводи фасон и марафет, Нацепи и галстук, и носочки, Распуши свой тощий перманент. Главное, под ветром не качаться, Чтобы не рассыпаться трухой.. А вообще ты выглядишь красавцем, На молодку бросил взгляд лихой. Силы подкрепив свои кефиром, Ты готов сражаться с целым миром, Показать всем кузькину мамашу, Чтобы, елки-палки, знали наших. Если ж нету спазмов спозаранок, Коль кефир не пьешь, не ешь баранок, Может, час неровен, тебя нет, Коль пусты и душ, и рукомойник, Может, ты уже того, покойник. Сослуживцы вешают портрет. Так привет вам, утренние боли, Вы благая весть, что я живой, Что еще я порезвлюсь на воле С этой вот молодкой озорной. Раз продрал глаза, всего ломает, Чую, рвется жизненная нить. А молодка позы принимает. Дура, надо в скорую звонить!..

administrator: Леся пишет: Если утром где-то заболело...

Леся: administrator пишет: Леся пишет: Если утром где-то заболело... Хороший и добрый совет... оздоравливающий и тело и душу. Каждое утро с собачкой на стадионе - помогает не думать о болезнях... ГимнастикаВдох глубокий, руки шире, Не спешите - три-четыре! - Бодрость духа, грация и пластика! Общеукрепляющая, Утром отрезвляющая, Если жив пока еще, - гимнастика! Если вы в своей квартире, - Лягте на пол - три-четыре! - Выполняйте правильно движения! Прочь влияния извне - Привыкайте к новизне, - Вдох глубокий до изнеможения!Владимир Высоцкий

Леся: Из Интернета Годами дружим мы по телефону... Чем больше мы живем на белом свете, Тем меньше рядом истинных друзей. Дружить со всеми могут только дети, У взрослых дружба чаще - звон рублей. Клокочущая зависть распирает, Улыбка превращается в оскал. Завистник не по правилам играет И ждет его естественный финал. Рука у дружбы сильная, большая. Она надежду умному дает, Она, коль надо, жесткая, стальная Но выручит, поможет и поймет. Несчастье проверяет нашу дружбу, А если жизнь стабильно хороша? Обязанностью станет чувство, службой - От жира мало требует душа. На крупных торжествах и именинах Мы выпьем друг за другом со слезой, Еще через полгода на крестинах… Позднее созвонимся, будь живой! Годами дружим мы по телефону, По праздникам все реже он звонит. И оба не заметили урона, А друг уже полгода как молчит. Чем меньше мы общаемся с друзьями, Тем крепче царство денег и еды, Но если вдруг случится что-то с нами Подаст ли кто простой стакан воды?..

administrator: Если хилый, сразу в гроб Сохранить здоровье чтоб

Леся: Переделать бы ненависть в листья... Переделать бы ненависть в листья - Наступила бы вечная осень. Ну а боль переделать бы в письма, Пусть их ветер подальше уносит. Переделать бы подлость и низость В щедрость или душевную близость, Переделать бы вечное горе В необъятное синее море. Из сердец одиноких, несчастных Можно замок огромный построить До небес, чтоб руками коснуться Облаков, и там танцы устроить. Переделать бы пули в букеты На могилы невинно убитых - Не бывает ведь так, к сожалению, Чтобы волки всегда были сыты. Переделать бы ненависть в листья, Ну а боль переделать бы в письма. Переделать бы вечное горе В необъятное синее море.

Леся: У всякого терпенья есть предел, последней каплей может стать любая… Конечно, ты не этого хотел, или тебя неверно поняла я. Все это так. Но время не вернуть - оно всегда уходит безвозвратно. Я бы хотела все с себя стряхнуть, вплоть до желанья повернуть обратно. Но ты не можешь этого понять, твердишь мне о раскаянье глубоком, а я устала верить и прощать, сгорая в ожиданье одиноком. Другие мысли и другие сны во мне живут. И я сама другая. Закончилось паденье с крутизны - я поднялась, себя не узнавая. Ты вновь себе отыщешь сотни дел, о самом главном снова забывая. У всякого терпенья есть предел. Последней каплей может стать любая…

Леся: Не догорев, костёр погас, Умолкла песня, не допета. А в глубине холодных глаз Нет ни вопроса, ни ответа. Мелодия любви мертва, В ней вместо нот унылый скрежет. Друг другу тёплые слова Мы говорим теперь всё реже. Нырнули в омут суеты, Счастливых глаз уже не вспомнить. Огромный купол пустоты Нам нечем, собственно, заполнить. И интересов общих нет, И дорожить особо нечем. Скажи, зачем мы столько лет Любовь безжалостно калечим? В тупик безвыходный зашли – К чему перед собой лукавить? Уже все сроки истекли, Когда могли мы всё исправить. Мы шли дорогою одной, Но только – каждый в одиночку. Давай на месте запятой В конце-концов, поставим точку.

administrator: Ф.И.Тютчев 14 октября 1867 * * * Нам не дано предугадать, Как слово наше отзовется, - И нам сочувствие дается, Как нам дается благодать...

Леся: Прости, что в жизнь твою войдя, Я не спросила разрешенья, И, все запреты обойдя, Я принесла с собой смятенье. Я не умею быть второй И не всегда могу услышать. То нервы натяну игрой, То плачу, словно дождь по крыше. Я не подарок и не мёд, Со мною жить, как на вулкане. Я, как дорога в гололёд – Со мной святой, и тот устанет. Ты только помни, что потом Зиме на смену будет лето, Гроза умоется дождём, И ночь закончится рассветом. Судьба подобна виражу, Легко в мельканье обмануться, Но ты поверь, что ухожу Я лишь затем, чтобы вернуться...

Леся: Лето быстро дни свои отмерило, Набирает силу листопад, Осень платье пёстрое примерила, Ей по вкусу новенький наряд. Улыбнулась в озеро зеркальное, Покрутилась в танце не спеша, Кто сказал об осени «печальная»? Посмотрите -как же хороша! Тучи где-то тают за окраиной, Дождь навеял свежесть и прошёл, Загадай по осени желание, Всё, увидишь, будет хорошо! Не поранит сердце одиночество, И согреет душу листопад, И назло всем страхам и пророчествам Потихоньку всё пойдёт на лад! И укроют кроны золочённые От пронзительных ветров потерь, Не отчаются сердца влюблённые, Не захлопнут для надежды дверь. Не напрасны будут ожидания, Да и ждать недолго до весны... Стороной пройдут переживания, И окрасятся мечтою сны. Если грусть заглянет вдруг нечаянно, Пусть дождём омоется душа... Кто сказал об осени «печальная»? Посмотрите-как же хороша!

Леся: Порывистый упрямый ветер Стучался в тонкое стекло, И в одинокий грустный вечер Ему открыла я окно: Ворвался он - шальной и пыльный, Рассыпал по полу листву, И грудью молодой и сильной Отбросил штору к потолку… На стенах заиграли тени, Звенел торжественно хрусталь: Он целовал мои колени, Как их никто не целовал… Потом осыпал лепестками Из вазы, выдернув цветок, Сухими жадными губами Шептал, что тоже одинок… Он в душу мне проник, как стих, Но вдруг внезапно без причины, Он наигрался и затих… Ах, ветер, ты как все мужчины!

Леся: Автор не известен О, Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер… Молю, Ты смерть не посылай за мной, Пока во мне нуждаться будут дети. Ты можешь хворь любую исцелить, Простишь меня и примешь покаянье. Лишь только Ты умеешь так любить И понимать телесные страданья. Ты путь прошёл от ясель до креста, Господь, принявший облик человечий. Твоя непостижима доброта, Ты был, и есть, и неизменно вечен! Храни детей моих среди невзгод. Не допусти угрозы смертной битвы! И верю я, от зла их сбережёт Моя, слезой омытая, молитва… О, Господи, как краток путь земной. Свечу мою задуть стремится ветер… Молю, Ты смерть не посылай за мной, Пока во мне нуждаться будут дети…

Леся: Из Интернета В маленькой комнате пасмурным вечером Тихо молилась уставшая мать. Голосом тихим и очень доверчивым Стала с надеждою к Небу взывать... Боже всемилостив, сила Небесная, Будь милосерден к просьбе моей Если виновна, карай меня грешную, Но не взыщи с моих дочерей. Если, когда-то, десницею щедрою Вдруг ты захочешь меня наградить, Я обращусь к тебе с просьбой последнею - Деток моих от беды оградить. Скоро войдут они в жизнь свою взрослую, В мир, где интриги, корысть и обман. Душа моя будет пусть лодкою с вёслами, Чтобы их с курса не сбил океан. Господи, Отче наш, будь милосерден, Не накажи одиночеством их. Пошли в этой жизни им спутников верных Во избежанье ошибок моих. В силах твоих наказать или миловать, В воле твоей отобрать или дать. Стою пред Тобою о детях с молитвою, Шептала склонившая голову мать. Тихой молитвою мать защищала Спящих в кроватках своих дочерей. О многом просила и лишь не желала Им повторения доли своей.

Леся: Николай Добронравов Я выстроил свой дом у озера в тайге, на переправе лет. От зла на расстоянье. От наших дней и дел настолько вдалеке, что мамонты сюда приходят на свиданье. Я знал, что наконец пристанище найду в краю, где доброты нетронутые гнёзда. Я выстроил свой дом у неба на виду, чтоб окнами надежд он мог глядеть на звёзды. Из отзвуков веков я выстроил свой дом. Надёжней всяких стен деревьев хороводы. Увидел я теперь, как зарастают мхом пустячные дела, вчерашние заботы. Я выстроил свой дом без жести и гвоздей. Я выразил свой дом молитвой, как во храме. Я высветил свой дом улыбкою твоей. Я выстрадал свой дом бездомными стихами. Когда приспустит ночь свой многоцветный флаг, слетаются ко мне зари моей синицы. Но это всё мираж... Но это всё - не так... Всё это лишь в стихах, как в подполе, хранится... Мой город как большой бездушный механизм, где площадь - маховик, а улицы - как втулки. Не выстроил свой дом. Не выстроилась жизнь. Я вызубрил свой дом в гранитном переулке. [1985]

gellmari: Не тратьте жизнь на тех, кто вас не ценит, На тех, кто вас не любит и не ждёт, На тех, кто без сомнений вам изменит, Кто вдруг пойдёт на "новый поворот". Не тратьте слёз на тех, кто их не видит, На тех, кому вы просто не нужны, На тех, кто, извинившись, вновь обидит, Кто видит жизнь с обратной стороны. Не тратьте сил на тех, кто вам не нужен, На пыль в глаза и благородный понт, На тех, кто дикой ревностью простужен, На тех, кто без ума в себя влюблён. Не тратьте слов на тех, кто их не слышит, На мелочь, не достойную обид, На тех, кто рядом с вами ровно дышит, Чьё сердце вашей болью не болит. Не тратьте жизнь, она не бесконечна, Цените каждый вдох, момент и час, Ведь в этом мире, пусть не безупречном, Есть тот, кто молит небо лишь о вас! Любовь Козырь

Леся: Как Господь создавал женщину... Когда всесильный мастер – Бог В экстазе сотворил мужчину, Тот не на шутку занемог, Прося лекарство от кручины. И призадумался Господь, И чтоб спасти юнца от скуки, Решил создать иную плоть Своей же вопреки науке. Он взял сто солнечных лучей, Зари чарующие краски, И южных волшебство ночей, И меха теплоту и ласку. Задумчивую грусть луны, И хрупкость льда, и трепет лани, Наивность ветровой струны, И чудный запах розы ранней. И грациозность стрекозы, И жар огня, и сладость меда, И сочность налитой лозы, И крепость мраморной породы. Прибавив магнетизма власть, Господь смешал все это чудо, Но чтобы в приторность не впасть, Затем добавил в это блюдо: Дождю подобных море слез, Осла упрямство, щуки жадность, И равнодушье хладных звезд, И тигра в гневе беспощадность. Молниеносность колких ос, И трусость зайца, хитрость лисью, Удава, алчущий гипноз, Опасное коварство рыси. Назойливость жужжащих мух, Паучье мастерство и тонкость, Напор сорок крикливых двух, И пагубность речной воронки. «Теперь бери, и не тужи, И изменить ее не пробуй, Ты наслаждайся с ней всю жизнь, И с ней же мучайся до гроба!» Узбекский поэт Ало Ходжаев

Леся: Ну, здравствуй, Прошлое! Входи! Располагайся... Не прячь глаза, горжусь тобой я - знай! Снимай пальто, вот... в тапки обувайся, Сейчас мы будем пить с тобою чай! Ты как-то похудело, помрачнело Болеешь или начало хандрить? Эх, Прошлое! Как время пролетело! Есть вспомнить что... о чём поговорить! А помнишь, Прошлое... как мы с тобой мечтали! Как вместе шли рука к руке вперёд, Да! Жаль, что так нелепо мы расстались... Давай чайку? Растопим горький лёд! Ты говоришь - я сильно изменился, Давно тебе я писем не писал... Прости. Я тут в Грядущее влюбился, Любовь слепа... Я понял это сам. А знаешь, Прошлое! Ты часто стало сниться... А я, порой, хотел тебя забыть! Но только знаю этому не сбыться: Что было - нам того не изменить! Прости меня за невниманье к жизни, Прости за неусвоенный урок, Прости за всю чудовищность цинизма, С которым посылал к тебе упрёк... Давай не будем больше расставаться! Тебя я с Настоящим подружу... Не хочешь?... Что? Уже пора прощаться? Ну что ж... Давай до двери провожу! © Copyright: Владимир Русский, 2009

Леся: Притча В чем смысл жизни? Однажды вечером в дверь к мудрецу постучался запоздалый путник. Мудрец пригласил его в дом, угостил нехитрым ужином, они разговорились. - Послушай! – сказал гость. – Слава о твоей мудрости дошла и до наших краёв. Ты многое знаешь. Можешь ли ты объяснить мне, зачем человек живёт на этом свете, в чём смысл жизни? - А что ты сам об этом думаешь? – спросил мудрец. - Я много размышлял об этом, но ответа так и не нашёл. Я каждый день делаю одно и то же: работаю, ем, сплю, отдыхаю… День сменяется ночью, после которой опять настаёт такой же день. Мелькают недели, месяцы, годы. После зимы настанет лето, потом опять зима. Я нахожу счастье – и опять теряю его. Всё вращается по какому-то бессмысленному кругу. По-моему, никакого смысла в этом нет. Мудрец, ничего не сказав, подвёл вопрошавшего к большим мерно тикающим часам, и открыл дверцу механизма. Внутри было много колёс, которые вращались – одни быстрее, другие медленнее – зацепляясь зубцами одно за другое и приводя в движение стрелки. - Взгляни, – нарушил молчание мудрец, – вот на это колесо… или – на это. Они всё время вращаются на одном месте. Как ты думаешь, каков смысл вращения одного колеса?



полная версия страницы