Форум » Красота спасёт мир! » История вещей (продолжение) » Ответить

История вещей (продолжение)

Леся: История - сокровищница наших деяний, свидетельница прошлого, пример и поучение для настоящего, предостережение для будущего.М. Сервантес Знаем ли мы историю предметов, вещей, окружающих нас каждый день?История вещей

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Леся: Музей Шерлока Холмса в ЛондонеОдним из самых знаменитых адресов в мире является номер 221b на Бейкер-стрит в Лондоне, ведь именно здесь, согласно Артуру Конан Дойлю, долгое время жил и совершенствовал свой дедуктивный знаменитый сыщик Шерлок Холмс, а также его помощник Доктор Ватсон. Тысячи людей пишут письма Холмсу, организовывают клубы и устраивают собрания в его честь. В 1990 году на Бейкер-стрит открылся музей Шерлока Холмса, и в итоге у героя романа появился вполне реальный дом.Всё начинается уже со станции метро Бейкер-стрит. Здесь нас встречает знакомый силуэт с изогнутой трубкой и шляпой охотника за оленями, которую обычно надевали в сельских районах Англии во время оленьей охоты.Знаменитую оживлённую улицу длиной в два с половиной километра, расположенную в административном округе Вестминстер.Здесь всё здесь о великом сыщике.Музей Шерлока Холмса располагается в четырёхэтажном доме викторианского стиля, построенном в 1815 году и внесённом в список зданий, представляющих архитектурную и историческую ценность 2-го класса.Кстати, совсем рядом находится магазин, посвящённый ливерпульской четвёрке Битлз, а напротив него — магазин рок-музыки.Настоящий номер у дома-музея — № 239, но создатели музея добились специального почтового адреса: 221b, Baker Street, London, NW1 6XE. Таким образом, нумерация домов на Бейкер-стрит немного сбилась, что долго смущало местных бюрократов. Зато сегодня вся почта, адресованная Шерлоку, приходит в этот музей.Из романов Конан Дойля известно, что Холмс и Ватсон жили на Бейкер-стрит с 1881 по 1904 год. В здании музея сдавались меблированные комнаты с 1860 по 1934 год, что вполне соответствует вышеупомянутым датам.Вход в музей стоит 6 фунтов для взрослых и 4 — для детей, а открыт он каждый день, за исключением Рождества.В доме-музее четыре этажа. На первом этаже находится сувенирный магазин и небольшая передняя. На втором этаже — гостиная и спальня Холмса. На третьем — комнаты Ватсона и миссис Хадсон, хозяйки и владелицы дома. На четвёртом этаже размещены восковые фигуры различных персонажей из романов. Также существует небольшой чердак, в котором расположен санузел. Так описывал гостиную Конан Дойль в романе «Этюд в багровых тонах»: «На следующий день мы встретились в условленный час и поехали смотреть квартиру на Бейкер-стрит, No 221-б, о которой Холмс говорил накануне. В квартире было две удобных спальни и просторная, светлая, уютно обставленная гостиная с двумя большими окнами».На самом деле, первое впечатление Ватсона было не совсем точным — гостиная оказалась не такой уж и большой. Шерлок одним махом покрывал дистанцию от спальни до окна в гостиной, когда нужно было задёрнуть шторы. Кроме того, к сыщику как-то раз пожаловал посетитель настолько большой, что почти заполнил собой всю комнату.Зато эту комнату Холмс использовал ещё и как личный кабинет (Ватсону вначале приходилось удаляться к себе, когда сыщик принимал клиентов), и как столовую. Именно за завтраком Шерлок как-то раз изложил Ватсону принципы своего метода анализа и дедукции.В гостиной можно найти огромное количество предметов, связанных с персонажами романов: войлочную шляпу Холмса (которую он просто не мог носить в Лондоне, иначе показался бы смешным) и котелок Доктора Ватсона, трубку, скрипку, увеличительное стекло, записную книжку, химические реактивы и оборудование, персидские туфли (в которых Холмс иногда хранил табак), необычные статуэтки и т. д. На третьем этаже располагается комната Доктора Ватсона.Здесь можно пролистать записки Ватсона и, в частности, отрывки из романа «Собака Баскервилей». Стул, который вы можете здесь наблюдать, был использован иллюстратором Сидни Пэджетом для создания изображения сидячего Шерлока Холмса. Пэджет был самым известным иллюстратором приключений лондонского сыщика. Именно он придумал знаменитый образ Шерлока — высокого, худощавого мужчину с войлочной шляпой и шотландским плащом.Книги по медицине, принадлежавшие Доктору. Известно, что Шерлок Холмс не читал беллетристику и не интересовался философией или астрономией, зато имел практические знания по анатомии и геологии и глубокие познания в химии и уголовной хронике.Комната Миссис Хадсон находится над гостиной, а её окна выходят на Бейкер-стрит. Меня поразило наличие настоящих каминов, которые к тому же работали и весело потрескивали. Не уверен, что это правильно с точки зрения пожарной безопасности, но зато как атмосферно!Представляет интерес выставленный здесь бронзовый бюст великого сыщика. Кроме того, в специальной книге можно оставить свои впечатления и предложения.Бюст Наполеона из рассказа «Шесть Наполеонов».Здесь же, в музее, представлена коллекция восковых фигур. Вот рыжеволосый ростовщик Джабез Уилсон переписывает Британскую Энциклопедию в рассказе «Союз рыжих».Мистер Невилл Сен-Клер работает профессиональным нищим в рассказе «Человек с рассечённой губой», а доктор Гримсби Ройлотт только что наступил на собственные грабли и умер от укуса болотной гадюки в «Пёстрой ленте».Профессор Мориарти, глава лондонского преступного мира и заклятый враг сыщика, в «Последнем деле Шерлока Холмса».Голова собаки Баскервилей, легендарной призрачной собаки, якобы преследующей род Баскервилей, из одноимённого романа.Холмс и Ватсон спасают женщину от мучительной смерти в рассказе «Исчезновение леди Фрэнсис Карфэкс». На первом этаже располагается магазин сувениров, где можно купить какую-нибудь безделушку или же совершенно бесплатно унести визитную карточку Шерлока. Вдруг понадобится? Материал из блога omnesolum.

Леся: ВарягиПервый раз варяги упоминаются в «Повести временных лет» на ее первых же страницах и они же открывают список из 13 народов, продолживших после потопа род Иафета.По-древнерусски это звучит так: «Афетово бо и то колено: варязи, свей [шведы], урмане [«мурмане», то есть норвеги], готе [готы], русь, агняне [англичане], галичане, волхъва [обычно переводят «валахи», предки современных румын и молдован], римляне, немцы, корлязи [убедительного объяснения, кого здесь имел в виду русский летописец, нет], веньдици [венецианцы], фрягове [итальянцы] и прочие...» Какой вывод напрашивается первым из этого хрестоматийного отрывка? Прежде всего: варяги - какой-то совершенно самостоятельный этнос в ряду других народов, перечисленных Нестором. И уж никак не норманны - не шведы и не норвежцы, которые были на Руси хорошо известны, но только не под именем варягов. Сами свеи и урмане также никогда себя варягами не называли (а именовались викингами), и в шведском, норвежском и датском языках такого слова вообще нет. И говорили варяги по-русски или почти что по-русски. Во всяком случае переводчика для общения с полянами, древлянами, дреговичами, кривичами, вятичами и прочими им не требовалось. Почему до сих пор не выявлено и не зафиксировано ни одного варяжского слова? Ответ более чем прост: какой-то варяжской лексики не было в принципе, ибо варяжский язык мало чем отличался от русского. Впрочем, одно слово имеется: «варежка» (раньше говорилось «варяжка») - типичная часть традиционной зимней варяжской (и русской) одежды. Особый разговор о варяжских именах. В летописи их приведено немало. Они во многом отличаются от традиционных русских имен. Но они в такой же степени отличаются и от скандинавских имен, где не встретишь ни Рюрика, ни Трувора, ни Синеуса, ни Аскольда, ни Дира. Нет там и Олега с Ольгой, сопряжение последнего русско-варяжского имени с какой-нибудь Хельгой - всего лишь искусственная натяжка и выдача желаемого за действительное. Конечно, можно назвать варягов и племенем, но с достаточной долей условности. Скорее всего, они представляли собой особое воинское братство - прообраз будущих рыцарских орденов. Были варяги хорошо организованы, обладали богатым опытом во всех областях хозяйственной жизни, торговли, государственного управления и особенно - воинского искусства. Потому-то и обратились в 862 году новгородцы к Рюрику с братьями, за помощью. Конечно, наивно полагать, что отношения между варягами, с одной стороны, и новгородцами (а также псковичами, киевлянами, смолянами и т.д.), с другой, были всегда идиллическими и безоблачными. Варяги бесцеремонно грабили соседей, те не оставались в долгу. Время было жестокое, а люди и подавно... Варяжские общины чем-то напоминали будущую структуру казачества - только в более архаичном и уж, конечно, не южном, а северном варианте. Не исключено, что именно варяги (или какая-то их часть) заложили основу русского казачества, включая и Запорожскую Сечь. По крайней мере, потомки варягов наверняка могли стать организаторами, наставниками казачьего воинства. В дальнейшем загадочные варяги без лишнего шума исчезли с горизонта отечественной истории. Часть из них, безусловно, ассимилировалась, растворилась в безбрежном славянском море и окончательно обрусела. Некоторая часть, быть может, сохранила традиции воинского братства и, как уже было сказано, стала ядром будущей Запорожской Сечи. Часть же перешла на службу к византийским императорам, где составила костяк дворцовой гвардии. Варяжская дружина насчитывала подчас до шести тысяч стойких витязей и отменных рубак. Благодаря им византийское войско одержало немало важных побед. Одним из неоспоримых доказательств преемственности обычаев и традиций между запорожцами и варягами могут служить характерные прически (знаменитые оселедцы, или чуприны, - длинные пряди волос на макушке выбритой головы), а также вислые усы.Судя по всему, варяги (как впоследствии и запорожцы) не обременяли себя узами постоянного брака. Женщины, скорее всего, составляли неотъемлемую часть военной добычи, использовались как наложницы, а затем вместе с детьми, рожденными от варягов, расселялись по разным территориям. В летописях говорится о кровавых конфликтах между варягами и новгородцами по поводу женщин. Рассказывая о варяжской дружине Ярослава Мудрого перед началом его борьбы за киевский престол, Нестор сокрушается: «...Варязи бяху мнози у Ярослава, и насилье творяху новгородцем и женам их». Естественно, новгородские мужики такой обиды не стерпели и подчистую перебили всех Ярославовых варягов, охотников до чужих жен. В описанном эпизоде интересно еще и другое: несмотря на то, что цвет варяжского рода бесславно погиб в новгородской поножовщине, Ярослав очень быстро набрал новую дружину в количестве тысячи человек и вместе с новгородским ополчением повел ее на Святополка Окаянного. Можно представить, сколько же было на Русской земле варягов, если, что называется, в одночасье удавалось собрать тысячу отборных воинов, и для этого не нужно было даже никуда ездить или плыть!

Леся: Развод в старой доброй АнглииИз-за чрезвычайной сложности и дороговизны развода [около $20 000 новыми деньгами], в Англии практиковалась продажа жен. С 1780 по 1850 годы только официально зарегистрировано 300 таких сделок. Дюрен: «Обыкновенно муж приводил жену, на шею которой была накинута веревка, в день ярмарки на площадь, где продавали скот, привязывал ее к бревну и продавал в присутствии необходимого числа свидетелей тому, кто давал больше других. Судебный рассыльный или другой какой-нибудь невысокий судебный чин, а часто сам муж устанавливал цену, редко превышавшую несколько шиллингов, муж отвязывал жену и водил за веревку по площади...Народ называл такого рода торг the hornmarket (ярмарка рогатого скота). Покупателями обычно были вдовцы или холостяки. После такой продажи женщина становилась законной женой покупателя, а ее дети от этого нового брака также считались законными. Тем не менее мужья иногда после покупки настаивали на венчании в церкви». Один из первых случаев произошел в 1733, в Бирмингеме. Самуэль Уайтхаус продал свою жену Мэри за одну гинею «со всеми ее недостатками». В 1801 году фермер выставил свою жену на продажу за один пенни. После аукциона женщина была продана за пять шиллингов и шесть пенсов. В 1832 году фермер Джозеф Томсон решл продать жену за 50 шиллингов. Цена оказалось слишком высока и через час торговли ее сбили до 20 шиллингов и щенка ньюфаундленда в придачу. Иногда жену продавали ее любовнику. По совместной договоренности. 1797 год «The Times»: «Из-за случайного недосмотра или сознательного упущения в отделе о смитфильдской ярмарке мы лишены возможности сообщить цену на женщин. Многие выдающиеся писатели усматривают в возрастании цен на прекрасный пол верный признак развития цивилизации. В таком случае Смитфильд имеет полное право считаться очагом прогресса, так как на рынке недавно эта цена поднялась с полгинеи до трех с половиной».

наташкахалк: Леся пишет: Развод в старой доброй АнглииОфигеть....

Леся: Георгин: почему мы так называем цветок? Название красивого и любимого многими цветка, георгинa, как это ни удивительно, «чисто русское». То есть в прочих языках его называют «далия» (dahlia). Название это дано цветку по имени шведского ботаника XVIII века Андерса Даля (Anders Dahl), который, вполне возможно, был предком автора знаменитого словаря «Живаго великорусскаго языка» – Владимира Ивановича Даля. Название же «георгинa» увековечивает память другого ученого немца, принесшего немалую пользу российской науке, петербургского академика Иоганна Готлиба Георги (Johann Gottlieb Georgi) (1729 - 1802). В России Иоганн Георги прожил вторую половину своей жизни. А до этого он закончил университет в Упсале (Швеция), где учился у знаменитого натуралиста Карла Линнея и двадцать лет проработал фармацевтом. Приехав в 1770 году в Россию, Георги начинает свою работу в Академии наук. Ему сорок лет – по тем временам изрядный возраст. Но он охотно присоединяется к экспедиции под руководством академика П. С. Палласа (1741 - 1811).Иоганн Готлиб Георги (Johann Gottlieb Georgi) (1729 – 1802)«Физическая экспедиция» (как она называлась) была затеяна по инициативе императрицы Екатерины II. Воцарившись в 1762 году на российском престоле, она вдруг обнаружила, что правит загадочной страной. Не так уж далеко от Петербурга и Москвы протекала почти что пограничная река Волга. Река эта была хорошо знакома императрице, и не только по географическим картам. Именно в Поволжье совсем недавно произошло восстание Пугачева, слава Богу, успешно подавленное. Но страна продолжалась и за Волгой. Ее северные, восточные и южные края терялись в туманной дали, и что там творится, европейская наука затруднялась сказать. Воистину, сия Америка ждала своего Колумба. Благодаря «маркизу Пугачеву» (так Екатерина II называла бунтовщика в письмах к французским просветителям) императрица узнала, что, кроме русских мужиков и яицких казаков, в ее державе живут также и татары с башкирами, охотно участвовавшие в бунтах. Где-то в районе Оренбурга скакали по степям киргиз-кайсаки. А что дальше – непонятно. Вполне возможно, что на окраинах империи жили даже легендарные люди с песьими головами.Из книги Иоганна Готлиба ГеоргиОдним словом, экспедиция по исследованию собственной страны была безусловно необходима. Перед П. С. Палласом и его спутниками была поставлена грандиозная задача. «Исследовать свойства вод, почв, способы обработки земли, состояние земледелия, распространенные болезни людей и животных и изыскать средства к их лечению и предупреждению, исследовать пчеловодство, шелководство, скотоводство, особенно овцеводство. Затем обратить внимание на минеральные богатства и минеральные воды, на искусства, ремесла, промыслы каждой провинции, на растения, животных, на форму и внутренность гор и, наконец, на все отрасли естественной истории… Заняться географическими и метеорологическими наблюдениями, астрономически определять положение главных местностей и собрать все, касающееся нравов, обычаев, верований, преданий, памятников и разных древностей».Когда Паласс отправился в экспедицию, ему исполнилось двадцать шесть лет. Георги был почти в полтора раза старше начальника экспедиции. Но тяжести походной жизни переносил стойко и многие достижения экспедиции – результат работы «Ивана Готлибовича», как называли его по-русски. Георги составил карту озера Байкал и подробно описал флору и фауну Прибайкалья. Привез он в Петербург и обширную коллекцию минералов.Но главным трудом Георги было этнографическое исследование, явившееся в те годы наиболее полным, снабженным иллюстрациями описанием народов тогдашней России. Оно и сейчас представляет немалый, хотя уже чисто исторический интерес. Работа вызвала одобрение императрицы, и автор был удостоен золотой табакерки. Так выглядела тогда государственная премия. Георги стал академиком, а еще в честь него немецкий ботаник, директор Берлинского ботанического сада, Карл Людвиг Вильденов (Carl Ludwig Willdenow) (1765-1812) назвал красивый цветок, привезенный путешественником А. Гумбольдтом из Южной Америки.

Леся: История детской кроваткиВ настоящее время невозможно представить себе детскую комнату без детской кроватки или колыбельки, которые сегодня являются неотъемлемыми атрибутами детской и, как правило, приобретаются родителями еще до рождения маленького. Однако такого порядка вещей еще пару-тройку веков назад просто не существовало.Малыша, как правило, молодые мамы укладывали баюшки рядышком с собой или огораживали для этих целей некоторое пространство комнаты (чаще всего занавесом). В последнем случае занавес был предназначен для того, чтобы, говоря современным языком, обеспечивать малышу «личное пространство» для сна. Детские спальные принадлежности вплоть до семнадцатого века оставались роскошью, которую могли позволить себе разве что самые привилегированные особы.Первые детские кроватки - это колыбели или люльки. Люлька, или зыбка - обычно название подвесной кроватки, она качалась, закрепленная под потолком. Легкая зыбка (кузовок), люлька плетеная из сосновых дранок, подвешивалась на черемуховых дужках к очепу и имела подножку для качания. Очеп - это гибкая жердь, прикрепленная к потолочной матице. По преданиям некоторых коренных народов Сибири, боги спустили первого человека с небес в люльке, качающейся на золотой цепи. И каждый новый человечек как будто «спускался с неба» в своей колыбельке, подвешенной под потолком. Иногда кровать детская - колыбель - представляла собой некие «пяльцы», привешенные за углы на веревках. Качаться колыбель могла не только на веревках, но и с помощью подставки.А в народном обиходе города встречалась другая форма люльки - напольная, которая качалась по принципу «ваньки-встаньки».В старину в русских крестьянских семьях, когда ребенок выходил из грудного возраста, его из люльки перекладывали спать в кровать, где спали родители или старшие братья и сестры малыша. Делались первые кроватки для новорожденных, естественно, из дерева, а изготовление их носило штучный кустарный характер. Первые кроватки для новорожденных имели и некоторые функциональные возможности. К примеру, многие сохранившиеся до наших времен образцы наделены специальной функциональной подставкой, предполагающей раскачивание кроватки из стороны в сторону. Такие колыбельки чаще всего изготавливались из разных сортов дерева, производились они, что называется, в домашних условиях.Стоило малышу немного подрасти и научиться самостоятельно садиться, как его тут же в целях безопасности лишали уютного местечка в собственной люльке и перекладывали в небольших размеров детскую кроватку, которую также выполняли из дерева и хранили под основанием большой родительской кровати. Позднее в целях наибольшего удобства хранения такие кроватки стали изготавливать на специальных деревянных колесиках, позволявших с меньшими проблемами перемещать кроватку для новорожденного под большую кровать родителей или в иное место. В восемнадцатом веке в европейских странах, кустарное плотницкое производство кроваток для новорожденных стало прибыльным делом и приобрело массовую популярность. Стоили такие кроватки недешево – в этом сходятся все достоверные исторические источники, поэтому позволить себе иметь такую роскошь в собственном доме могли далеко не многие родители. С восемнадцатым веком связано и множество функциональных разработок по отношению к колыбелям, совокупность которых к началу-середине следующего, девятнадцатого века, позволила вплотную подойти к созданию тех образцов-прототипов современных детских кроваток для новорожденных, к которым мы, современные обыватели, уже давно привыкли. Однако покуда процесс изготовления детских кроваток оставался делом рук мастеров-одиночек, цены на этот предмет детской мебели оставался очень высоким, а, следовательно, детские кроватки считались роскошью, доступной лишь элите. Неудивительно, что во многих семьях кроватки для новорожденных передавались, что называется, от отца к сыну, и имели статус некой семейной реликвии. Как правило, детские кроватки использовались в качестве спального места для многих карапузов поочередно: как только ребенок вырастал из кроватки, его место занимал новорожденный.К началу двадцатого века относится всплеск популярности кроваток для новорожденных. Связано это, прежде всего, с развитием промышленности и постановкой кроваток на производственный конвейер. В двадцатом веке получили известность и столь привычные современному пониманию понятия «детская комната», «детская кроватка», «кроватка для новорожденных» и так далее. Внешний вид и функциональные изыски кроваток для новорожденных претерпели значительную эволюцию, но и в веке двадцатом, как, впрочем, и в двадцать первом, основными качествами детской кроватки считались и считаются их прочность и комфортность.В настоящее время к производству кроваток для новорожденных предъявляются достаточно строгие стандарты безопасности, которые обновляются год от года, шагая нога в ногу с развитием самой массовой индустрии детских кроваток. Новейшие разработки в области производства современных кроваток для новорожденных подвергаются обязательному тестированию на предмет прочности и безопасности для малышей. Но, несмотря на это, и сегодняшним родителям, как и сотни лет назад, следует со всем вниманием следить за безопасностью и комфортом малыша даже в самой современной кроватке для новорожденных.

Леся: Теннис и его история - Jeu de Paume Что интересно - теннис, как и его прародитель - игра в ручной мяч Jeu de Paume, был всегда популярен, но многие годы, даже столетия, подвергался осуждению наряду с курением, выпивкой, игрой в карты и трик-трак, стремлению к модной одежде и прочими мирскими удовольствиями. Прямым предшественником современного тенниса считается реал-теннис или жё-де-пом (фр. jeu de paume, в переводе - игра ладонью), появившийся в XI веке. Вначале в реал-теннисе мяч отбивали рукой, затем появились перчатки, биты и, наконец, в XVI веке, ракетки и сетка. На это же время приходится пик популярности жё-де-пома, но теннис оставался популярен среди европейской аристократии и в последующие столетия. Шекспир упоминает реал-теннис (в то время в Англии называвшийся просто «теннис») в своей хронике «Генрих V». Именно во Франции восемьсот лет назад появилась игра, в которой мяч (мешочки из ткани с волосом или из пробки) перебрасывали ударами ладони от одного игрока к другому. Первыми игроками-любителями стали священнослужители, и не только молодые семинаристы, но и священники более высоких званий - архиепископы и кардиналы. Игра проводилась в стенах французских монастырей, на гладком каменном полу. Игра стала набирать большую популярность и вслед за священниками в нее стали играть представители высшего общества. На протяжении XII века, увлечение жё-де-пом продолжает расти, игра стала настолько популярной, что главный магистрат Парижа был вынужден выдать мандат в 1397 г., запрещающий играть в жё-де-пом в любой день, кроме воскресенья. Университеты и общины, простолюдины выходили на улицы городов, чтобы участвовать в соревнованиях. По истечении некоторого времени для удобства на руку, бьющую по мячу, стали надевать перчатку, а затем начали использовать деревянные предметы, чтобы отбивать мяч. Эти предметы отдаленно напоминали теннисную ракетку. Однако прошло более четырехсот лет, прежде чем на ракетке стали применять струны. Матерчатые мешки были заменены на пробковые шарики, появились шнуры - предшественники сетки. Игрой в мяч было увлечено большое количество людей - Франция во все времена уважительно относилась к атлетичным видам спорта. А в 1480 году король Людовик XI даже издал указ, регламентирующий правила изготовления теннисных мячей. Требования королевского эдикта были следующие: мяч должен быть набит хорошей кожей и шерстью и ни в коем случае не содержать песок, мел, известь, отруби, опилки, мох, золу или землю. Вслед за мужчинами в XV - XVI веках модной игрой в мяч увлеклись и женщины. В истории развития тенниса известен тот факт, что в 1427 году в Париже молодая женщина по имени Марго играла настолько блестяще, что с ее скоростью отправлять мяч могли сравниться только лучшие из мужчин-игроков. Игра развивалась настолько стремительно, что уже к концу XVI века в Париже было оборудовано более 250 специальных кортов, а число опытных игроков превышало семь тысяч дворян, купцов и зажиточных ремесленников.

Леся: Росписи свадебных сундуков «кассоне» Среди имен известных художников, которые делали росписи для кассоне, можно назвать Боттичелли, Мазаччо, Филиппино Липпи, Либерале да Верона, Ло Скеджа и др. Многие расписные панно, снимали с кассоне и продавали, поэтому теперь их можно видеть в музеях отдельно, часто даже без упоминания, что эти панно со свадебных сундуков. Сундуки «кассоне»Переноска приданого и кассоне (справа)Кассоне (итал. cassone, происходит от итал. cassa - ящик, сундук) - представляет собой сундук, распространенный в Италии и предназначенный для хранения носильных вещей, тканей, белья, всего того, что женщины обычно приносили в приданое к свадьбе, то есть - свадебный сундук. Их перевозили или несли в свадебной процессии перед помещением в спальню молодоженов. Вначале его украшали стукко (лепниной), обивали бархатом или камчатой тканью. В начале XV века в Тоскане (Флоренции, Сьене) появилась мода украшать кассоне живописными панно на религиозные, мифологические сцены или сцены из древней и современной истории. С XVI века их преимущественно начинают украшать резьбой. Сундуки Свадебный сундук был показателем богатства семьи и одной из самых роскошных вещей в доме. Они одновременно служили и местом хранения вещей, и сиденьями. Росписи В искусствоведческой терминологии «кассоне» называют одновременно и украшенный сундук, и художника, специализирующегося на изготовлении кассоне. Среди них были такие прославленные мастера, как Якопо дель Селлайо, но были и те, кто специализировался исключительно на производстве кассоне и не оставил своего имени (напр. Мастер Аргонавтов, чьи прекрасные панели от кассоне хранятся в музее Метрополитен). Сюжеты росписей были самые разные - темы целомудрия, добродетелей, любви, брака. Часто встречались нравоучительные сюжеты, мифологические и поэтические, изображения праздников, триумфов, шествий и даже сражений. Были сюжеты из Овидия, Петрарки, Декамерона. ТриумфыТриумф любви, целомудрия, смерти и Триумф славы, времени и вечности

Леся: Улиточный «телеграф» XIII столетияСложно представить, что улитки, маленькие и невероятно медленные животные, много веков назад выполняли функцию устройства, мгновенно передающего важнейшую стратегическую информацию. Как работал и что представлял собой улиточный «телеграф» XIII века? Обо всем по порядку. Эта удивительная история началась в далеком XIII столетии во времена существования на юго-западе Франции независимого государства под загадочным названием Лангедок. Эта местность была населена альбигойцами, или, так называемыми, катарами – приверженцами еретического вероучения. Нетерпимое к еретикам католичество не скрывало своего негативного отношения к Лангедоку, и это мнение полностью поддерживалось светскими властями Франции. В июле 1209 года король Франции Филипп II и Папа Римский Иннокентий III пошли на решительные действия, став во главе 50-тысячной армии верующих и направив войска в неугодное Франции государство Лангедок. Так началась война, которая по сей день считается одной из самых жестоких в истории Франции. Мобилизовав огромную христианскую армию против небольшого государства, Папа Римский и король Франции не сомневались в своей быстрой победе. Однако шли годы, а гордый и неприступный Лангедок так и не был покорен. И только через шесть десятилетий, в течение которых во Франции поочередно сменились три короля и два Папы, Лангедок был вынужден признать свое поражение. Секрет многолетней непобедимости маленького государства Лангедок будоражил умы историков-исследователей несколько веков. Однозначное мнение ученых сводилось к тому, что умелое руководство военными действиями было подвластно военачальникам Лангедока благодаря загадочному устройству, обеспечивающему мгновенную связь между войсками, что в те времена считалось чем-то невероятным. И только в начале XIX века завеса тайны приоткрылась: французский доктор Анри Фабрициус опубликовал занятную статью о странном явлении – биологической телепатии. Этот человек утверждал, что он является дальним потомком вождя катаров, населявших Лангедок в XIII веке. В результате поисков, организованных Анри Фабрициусом на территории разрушенного замка его предков, были обнаружены документы той эпохи, довольно хорошо сохранившиеся на тот момент. В одном из них исследователь нашел подробнейшее описание своеобразного «телеграфа», которым эффективно пользовались альбигойцы для реализации быстрой и надежной связи между двумя пунктами. Это загадочное устройство работало на основе специально подобранных пар улиток! Бригада «телеграфистов» круглосуточно наблюдала за поведением животных, разделив улиток и разместив каждую из них в «передающем» и «принимающем» пунктах. Беспокойное поведение одной из улиток, находящейся на «принимающем» пункте, давало сигнал к действию: специалисты опускали ее в специально разработанный наклонный желоб с нанесенными на стенках буквами латинского алфавита. Улитка перемещалась по желобу и неожиданно замирала у одной из букв, которая тот час фиксировалась «телеграфистами». Из последовательно указанных животным букв составлялось важное послание. «Телеграфист» передающего пункта перемещал улитку на идентичный лоток, предварительно уколов ее булавкой. Когда улитка перемещалась к нужной букве, она снова ощущала неприятный укол. В это мгновение улитка замирала, а в ту же секунду за несколько десятков километров от нее точно также замирал ее собрат.К странной статье Анри Фабрициуса долгое время относились не более серьезно, чем к любой курьезной публикации. Следующий подобный материал об улиточном «телеграфе» в 1878 году опубликовал Гуго Цайманн, дав интересное название своей статье: «Использование самого медленного существа в качестве самого быстрого гонца». Автор публикации проводил следующие эксперименты. Улитки выстраивались в цепочку, соприкасаясь друг с другом. С помощью электрических импульсов экспериментатор раздражал хвостовую часть улитки, расположенной во главе цепочки. Реакция остальных животных была одинаковой – все они одновременно поджимали свои хвосты. Результаты дальнейших экспериментов были еще более удивительными. Когда улитки были изолированы друг от друга и перемещены в разные помещения, их ответные реакции полностью сохранялись и улитки продолжали бурно реагировать на неожиданное изменение физического состояния своих собратьев. В прессе того времени появились результаты новых исследований, проведенных французами Алликсом и Бено. Экспериментаторы попробовали с помощью улиток реализовать сеанс «радиосвязи» между Новым и Старым Светом (т. е. ни много ни мало, а между Европой и Америкой). Каждый из участников эксперимента имел в своем распоряжении «живой алфавит улиток», количество животных в котором точно соответствовало количеству букв во французском алфавите. Перед началом эксперимента улиток временно соединяли соприкосновением для плотного «вхождения в связь», после чего один из «алфавитов» отправлялся за океан, а другой оставался в Париже. Процесс передачи осуществлялся следующим образом: улитку, расположенную в отсеке с нужной буквой, подвергали воздействию электрического тока. По утверждению авторов эксперимента, соответствующая улитка из расположенного за тысячи километров «алфавита» проявляла аналогичную реакцию, будто ее также ударили током. Следующий шаг к разгадке тайны улиточного «телеграфа» был сделан в 1933 году, когда С. П. ван Росс опубликовал статью о своих экспериментах. Самцы были помещены на светлые клетки шахматной доски, а самки располагались в том же порядке, но в соседнем помещении. Перемещение самок на черные клетки непременно влекло за собой одновременное перемещение самцов на аналогичные места. Более того, автор утверждает, что такое же поведение улиток наблюдалось и после разделения их на расстояние в 800 километров.Аналогичные эксперименты были проведены советским энтомологом И. А. Фабри в 1933 году. Самцов, помеченных краской, экспериментатор увозил за несколько километров от дома, после чего на балконе своей дачи размещал неоплодотворенную самку. Некоторые из помеченных самцов возвращались к самке, причем происходило это максимально быстро и по самому короткому пути. По предположению Фабри, бабочки передавали друг другу сигнал по принципу радиоволн. Более убедительные и технически обоснованные научные эксперименты по исследованию телепатии между животными были проведены в 1967 году на территории Советского Союза. Информация о подобных экспериментах появилась в печали лишь спустя 17 лет на страницах книги «Электромагнитные поля в биосфере», которая вышла незначительным тиражом и распространялась по особому списку. Авторство труда, написанного на десяти страницах, принадлежит В. П. Перову. В качестве объекта эксперимента исследователи использовали пары кроликов. Технология проведения опытов была аналогичной: разъединенные пары животных подвергались раздражению электрическим током. Результаты эксперимента подтвердили взаимное влияние исследуемых кроликов на расстоянии. Попытки объяснить данное явление были совершены на основании работы о методах регистрации биополя человека, написанной кандидатом химических наук А. М. Бескровным в 1980 и 1982 годах. Биологически активные вещества, обнаруженные исследователями, оказались чувствительны к излучению человека. Возможно, именно в этих веществах находились торсионные поля, которые, по мнению специалистов, являются информационным каналом, обеспечивающим связь между биологическими объектами. Все попытки объяснения феномена улиточного «телеграфа» и связанного с ним явления телепатии по сей день вызывают много споров в научной среде, что лишний раз подтверждает удивительную способность природы преподносить человечеству все новые и новые загадки, пока не подвластные человеческому разуму. По отрывкам из книги Hиколая Hепомнящего «ХХ век: Откpытие за откpытием»

Леся: История создания скотчаВ 1902 году средней руки бизнесмен из штата Миннесота Эдгар Обер прослышал о том, что в окрестностях городка Ту Харборс залегает корунд - минерал, уступающий по прочности разве что алмазу и являющийся идеальным сырьем для производства наждачной бумаги. И вскоре вместе с четырьмя партнерами Обер основал компанию Minnesota Mining and Manufacturing, известную сегодня под именем 3M. Компаньоны бодро взялись за дело, но скоро выяснилось, что минерал, который они собрались добывать, - не корунд, а низкосортная разновидность анортозита. Изготовляя на основе его наждачную бумагу, компания быстро прогорела бы. И потому, закрыв шахту, Обер со товарищи перебрался в Дилут, где начал производство абразивов из корунда, добываемого другими компаниями. Но и здесь бизнесменам не понравилось, и в 1910 году Minnesota Mining переехала в Сент-Пол (где штаб-квартира компании 3M располагается и по сей день). Новую удачу (а точнее, даже две) принес 1921 год: Minnesota Mining приобрела у одного из конкурентов эксклюзивную лицензию на производство уникальной, обладавшей абсолютной стойкостью к воздействию влаги наждачной бумаги, названной Wetordry. Ее использование позволило автозаводам и ремонтным мастерским внедрить технологию влажной шлифовки, резко сократить объем пылевых выбросов и тем самым уменьшить количество легочных заболеваний у работников. Новинка не осталась незамеченной - спрос на продукцию Minnesota Mining удвоился. В том же году компания приняла на работу некоего Ричарда Дрю, до этого зарабатывавшего на жизнь игрой на банджо в оркестре, выступавшем на танцплощадках Сент-Пола.В юности Дик Дрю мечтал стать механиком и даже построил во дворе своего дома миниатюрную железную дорогу. Но это общественно бесполезное достижение не поспособствовало его успехам в изучении механики - когда Дику исполнилось 20 лет, его с позором изгнали из университета Миннесоты, где он проучился всего год. Тогда юный исследователь поступил в Международный заочный колледж. Как-то раз, возвращаясь с танцплощадки домой, он обратил внимание на объявление Minnesota Mining о вакансиях. Компании срочно требовались лаборанты для изучения рекламаций и пожеланий потребителей ее продукции. Вернувшись домой, Дик написал на бланке колледжа резюме (не утаив даже того, что его изгнали из университета) и отправил в отдел кадров компании. Через несколько недель 21-летний Ричард Дрю был принят на работу - ему поручили изучать отзывы о наждачной бумаге, поступающей в окрестные автомастерские. Прошло два года. В жизни Дика мало что изменилось - он по-прежнему оставался лаборантом. И вот однажды, проводя тестирование Wetordry в одном из автосервисов, он услышал у себя за спиной пятиэтажный мат. К счастью, причиной была не наждачная бумага - просто маляр, возившийся возле новенького «Паккарда», испортил краску автомобиля. Дело вот в чем. Тогда в моду входила двухцветная окраска. И пока маляр наносил одну краску, другую, уже нанесенную, приходилось чем-то прикрывать. Для этого использовались старые газеты, которые скрепляли канцелярским клеем, или медицинский пластырь на тканевой основе. Но это не помогало - ткань пропускала краску, а намазанная клеем бумага прилеплялась к кузову, и ее приходилось соскабливать вместе с краской.Дику вдруг очень захотелось переквалифицироваться из механиков в химики. Он доложил об обнаруженной проблеме руководству компании и вызвался решить ее, хотя не имел ни малейшего представления о том, как это можно сделать. И тем не менее ему удалось убедить начальство в целесообразности подобных изысканий. Причем под своим началом. Дику выделили средства на эксперименты и даже помощников. Создание водостойкой ленты, которая ровно и надежно приклеивалась бы к кузову и не портила краску при удалении, заняло у Дрю и его команды почти три года. Их первым продуктом стала бумажная лента, на которую в целях экономии было решено нанести клей лишь по краям. За это покупатели прозвали ее «шотландкой» (по-английски - scotch), что в Америке означает «скупой, экономный». Когда в 1925 году появилась более совершенная клейкая бумажная лента, компания (к слову сказать, добавив клея) так ее и назвала - Scotch. Образцы этой ленты были направлены автопроизводителям в Детройт. Вскоре за ней из автомобильной столицы Америки прибыло сразу три грузовика. Так появилась ныне всемирно известная торговая марка Scotch. Дику Дрю оставалось лишь придумать продукт, который стали называть словом «скотч», - прозрачную клейкую ленту на полимерной основе.Разработкой новой разновидности клейкой ленты Дик Дрю занялся в 1929 году, после того как компания Du Pont впервые представила образцы нового прозрачного материала из пульпы, названного целлофаном. Эта водонепроницаемая пленка сразу полюбилась производителям пищевых продуктов, и один из них попросил компанию 3М изобрести водонепроницаемую же ленту для запечатывания целлофановой упаковки для мяса, конфет, хлеба. Для решения этой проблемы Дику Дрю понадобился лишь год. Нанесенный на целлофан клей должен был обеспечить плотное прилегание ленты к катушке, не оставляя при этом клейких следов на последующем слое. В то же время лента должна была надежно прикрепляться к поверхности, которую следовало запечатывать. Позже Дрю говорил, что он повар, а не химик: в поисках совершенного клея он перепробовал все - от растительного масла до глицерина. В конце концов он остановился на бесцветной смеси смолы и каучука. Она была хороша всем, кроме одного: ее невозможно было равномерно распределить по целлофановой основе - целлофан скручивался, расщеплялся или рвался. В конце каждого рабочего дня к лаборатории Дика подъезжал грузовик, чтобы забрать груды испорченного в ходе экспериментов целлофана. Но Дик решил и эту задачу. Он придумал следующее: прежде чем наносить клей на целлофан, покрыть его тончайшим слоем грунтовки. 8 сентября 1930 года Minnesota Mining отправила опытную партию новой ленты в чикагскую Shellmar Products Corporation, производившую целлофановую упаковку для кондитерских изделий. Через три недели оттуда пришел ответ: «Не стоит скупиться на расходы по запуску данного продукта в производство и продвижению на рынок. Очевидно, что компания сможет достичь достаточных объемов его продаж».Уильям Макнайт, с 1929 года сменивший Эдгара Обера на посту президента компании, «скупиться на расходы по запуску данного продукта в производство и продвижению на рынок» и не собирался. Только он решил рекламировать не удивительные свойства нового Scotch по запечатыванию целлофановых упаковок (для этих целей к тому времени был изобретен более экономичный и удобный способ - заплавление целлофана), а его «шотландскую» сущность. Экономика США уже год пребывала в депрессии, позже названной Великой. Американцы стали удивительно экономными и скупыми - ну прямо истинными шотландцами. Они вдруг озаботились продлением жизни старых вещей. И здесь прозрачная клейкая лента оказалась как нельзя более кстати. Ее начали использовать для склеивания порванных книжных страниц и обоев, для починки одежды, игрушек и даже «восстановления» сломанных ногтей. Именно на эти возможности использования клейкой ленты Уильям Макнайт и ориентировал рекламную кампанию по продвижению нового товара на рынок. И Макнайт попал в десятку. 3М оказалась одной из немногих компаний, преуспевших в период Великой депрессии, - в то время как другие подсчитывали убытки, объемы продаж, производственные мощности и персонал Minnesota Mining and Manufacturing росли. Не скупясь на рекламу, Макнайт заметно увеличил средства, вкладываемые в разработку новых продуктов. «Этот период стал золотой эрой наших исследований», - позже сказал он. И это действительно так. Если в 1920 году компания выпускала лишь наждачную бумагу, то к 1937 году на ее долю приходилось всего 37% продаж. А 63% - на бумажные и целлофановые клейкие ленты, кровельные материалы и клеящие средства. При этом компания разработала множество вариантов каждого продукта. Только абразивных материалов было 10 тысяч. Появились и новые товары под маркой Scotch.

Леся: Трубка мираТабак, исконно произраставший в Северной Америке, составлял предмет активной торговли между индейскими племенами задолго до появления Колумба, а сам процесс курения напоминал неспешный ритуал. В принципе это и была настоящая религиозная церемония, сродни медитации. Соответственно, искусство делать трубки было весьма почитаемо и считалось одним из главных в культуре многих племен. Разновидностей трубок было несколько, но наиболее популярной является длинная трубка мира. Первоначально такой трубкой пользовались индейцы открытых равнин, затем эту традицию переняли и другие североамериканские индейские племена. Трубку мира делали из длинного деревянного мундштука и небольшой чаши, выдолбленной из катлинита (его родиной является нынешний штат Миннесота, но благодаря тесным торговым отношениям между племенами, он широко распространился по всему североамериканскому континенту).Так же существовала традиция делать трубки меньшего размера, полностью высеченные из камня, либо слепленные из глины. Последние были особо популярны у ирокезов и индейцев племени чероки. На юго-западе континента трубки изготавливали из дерева и оленьего рога, а во времена колонизации уже появились так называемые «трубки-томагавки», где каменные чашечки были заменены на отлитые из металла, к которым с обратной стороны прикреплялся нож или топорик для метания. Американские индейцы, пожалуй, единственная нация, которая выделила для курения отдельную церемонию. Смысл ее заключается в умиротворении, которое по идее несет размеренное потягивание ароматного зелья (ароматного, поскольку кроме табака в смесь входили и некоторые другие травы). Это молитвенный ритуал, призывающий духа мира ниспослать свое откровение на участников. Корни ритуала, скорее всего, берут начало из поклонения огню, а трубка является как бы детищем домашнего очага. Церемония курения отличалась у каждого племени, неизменно было одно – мирные намерения пожелавших разделить друг с другом трубочное зелье.

Леся: Колокольчики XVIII - XIX век Колокольчики часто делали в виде фигурок, особенно женских, с широкой юбкой, напоминающей колокол по форме. Но такой необычный я вижу впервые. В богатых домах колокольчики для вызова слуг были в каждой комнате- есть специальные обеденные, будуарные, для спальни.Очень редкий и необычный колокольчик - негр держит сетки с лобстерами Настольные Механические

Леся: Легендарные револьверыЛюди пользуются оружием с доисторических времён, и тысячелетиями слагают о нем легенды. Револьверы смело можно назвать одним из самых легендарных видов огнестрельного оружия. Их выдающаяся особенность: пули во вращающемся барабане.Кольт М-1873 Single Action ArmyЭто одна из самых знаменитых моделей револьверов, созданных компанией Сэмюэля Кольта. Она была выпущена в 1873 году, и с тех пор ее вид почти не изменился. Кольт М-1873 Single Action Army широко известен как «Миротворец» (Peacemaker). Считается, что таким названием этот револьвер обязан своей поистине устрашающей разрушительной силе. Его пуля снабжена мягким наконечником из свинца, она застревала в теле человека, обращая против него всю силу выстрела. Одно попадание в руку или ногу — и человек становился калекой, не способным ходить без костылей или владеть рукой. Там, где начинали стрелять из Кольта М-1873, очень быстро устанавливался мир. Кстати, в барабан «Миротворца» обычно вставляли не шесть, а пять патронов: гнездо под курком оставляли пустым, чтобы револьвер случайно не выстрелил.Наган образца 1895 годаРевольвер, разработанный в 1895 году бельгийскими оружейниками братьями Эмилем и Леоном Наган, по достоинству оценили во многих странах мира.В Российской империи он был принят на вооружение в 1895 году. Для того, чтобы удовлетворить требованиям российских заказчиков, оружейникам пришлось внести в конструкцию револьвера некоторые изменения, в частности, переделать его под калибр 7,62 мм. Этот револьвер стал символом российской революции 1917 года, а затем и Гражданской войны. При новом режиме он состоял на вооружении армии до 1930 года, а затем был постепенно заменен на ТТ. В 1945 году его производство было прекращено, но еще в 50-е годы XX века наган использовался милицией. Сейчас его можно встретить только у вневедомственных охранников и частных лиц.МагнумЭто оружие прославлено благодаря американским боевикам, прежде всего — «Грязному Гарри». Сначала появился патрон «магнум», и лишь затем — оружие, предназначенное для стрельбы этими патронами. В 1935 году американская оружейная фирма Smith&Wesson разработала новые револьверные патроны, отличавшиеся повышенной мощностью. Патроны .357 магнум требовали более мощной конструкции револьвера. Так появился револьвер Smith&Wesson .357 магнум, а затем и еще несколько моделей, в том числе легендарный .44 магнум. До 1950-х годов «магнум» был монополией компании Smith&Wesson, а потом стали появляться подобные револьверы и других фирм, например, Кольт Питон (Colt Python).БульдогБульдогом прозвали небольшой револьвер с коротким стволом и крупным калибром. Это оружие часто носили скрыто, потому что его очень легко спрятать под одеждой. Благодаря короткому стволу, бульдоги были очень легкими. Некоторые модели и вовсе не имели ствола, а пули вылетали прямо из зарядных камер барабана. Такие револьверы использовались как частными гражданами, так и полицией. Особенно хороши они были для самообороны, так как давали сильный выстрел, хотя их меткость и дальность была невелика.

Леся: Каре́та (от лат. carus — повозка) — закрытая пассажирская повозка с рессорами. Первоначально кузов подвешивался на ремнях, потом для подрессоривания стали использовать пружины (с начала XVIII века), а с начала XIX века стали использовать рессоры. Кареты изготавливались из дерева. Фактически каретами также являлись дилижансы и омнибусы.Колымага. Россия. 1640-е гг.На Руси наиболее древним из колесных экипажей была колымага (колымажка). Словарь русского языка XI–XVII вв. определяет колымагу как «закрытый экипаж шатрового типа с кожаными пологами, закрывающими оконные отверстия». Эта ранняя форма колымаги свидетельствует о ее происхождении от колесных повозок кочевых народов. В более позднее время колымаги по внешнему виду мало отличались от карет. Наиболее ранние упоминания о колымагах относятся к XVI веку. Судя по контексту использования слов «колымага» и «колымажка», в этих экипажах передвигались женщины, больные, старики. Мужчины из дворянских и боярских родов ездили верхом. Об этом сообщал австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, побывавший в России в 1517 и 1556 гг. Колымаги не могли стать ведущим средством передвижения для знати из-за того, что эти экипажи не имели рессор. Их кузов крепился непосредственно на оси колес. При сколько-нибудь высокой скорости колымаги начинало очень сильно трясти.Карета Бориса Годунова. XVII в.Кареты стали появляться в России в конце XVI – начале XVII в. В Оружейной палате хранится карета европейского производства конца XVI – начала XVII вв., принадлежавшая Борису Годунову. Другая карета, польской работы начала XVII в., принадлежала боярину Н. И. Романову. Кареты и колымаги упоминаются в отчете о расходах царской казны, составленном после разгрома Москвы 1611–1612 гг. Долгое время кареты рассматривали как не достойное мужчины-воина средство передвижения. Карета Екатерины в ЭрмитажеПерелом происходит в конце 1660-х – начале 1670-х гг., когда кареты стали массово ввозиться в Россию. В 1674 г., швед И. Кильбургер отметил, что до недавнего времени немцы через Любек и Нарву ввозили в Россию большое количество каретных лошадей. Но теперь эта торговля упала от того, что многое уже привезено и лошади были не особенно хороши. «Теперь несколько лет тому назад в Лифляндии начали делать и привозить в Москву столько немецких карет, что теперь им также нет больше сбыта». Таким образом, к 1674 г. каретный рынок уже насытился. Собственное каретное производство начинается в России, вероятно, уже с первой половины XVII века. В последней четверти столетия на Колымажном дворе Кремля имелась карета русской работы. Мода на кареты была связана с перерождением дружинного сословия Древней Руси в благородное дворянство России Нового времени.Летняя «потешная» каретка царевича Алексея Петровича (Мастерские Конюшенного приказа Московского Кремля, 1690-1692 гг. Дуб, кожа, тафта, олово, медь, слюда; тиснение, золочение)К началу 1680-х гг. кареты стали очень престижным видом транспорта, указывающим на статус его владельца. Из-за их обилия на московских улицах появились первые пробки. Царь Федор Алексеевич указом от 28 декабря 1681 г. запретил пользоваться каретами всем, кроме членов Боярской Думы. Широкое использование карет стало возможным только в Петербурге с его широкими и прямыми улицами.

Леся: «Свет - левая рука тьмы...», или Что означает символ «Инь-Ян»?С одной стороны, древнекитайскому символу «Инь-Ян» повезло гораздо больше, чем свастике. В его графическом выражении уже был заложен определенный смысл. Сами понятия «Инь» и «Ян» с момента своего возникновения тотчас попали в руки китайских философов, поэтому их значение не столько принципиально менялось с течением времени, сколько расширялось и углублялось. Однако на Западе изящество и экзотическое очарование этого кружка, разделенного волнообразной линией на черно-белые стороны (с вкраплением на каждой стороне маленьких точек противоположного цвета) приобрело такую популярность, что символ был растиражирован не хуже, чем знаменитая улыбка Моны Лизы. «Инь-Ян» лепят на майки, его можно заметить среди обильной бижутерии чернокожих рэпперов, без него не обходится практически ни одна книга о восточных единоборствах. В результате смысл знака упрощается, искажается, а чаще всего – полностью нивелируется. Поэтому нам придется вернуться к исходной точке – в Древний Китай времен создания знаменитого трактата «И-цзин» («Книга Перемен»). Именно в этом «пособии по гаданию» понятиям «Инь» и «Ян» был впервые придан серьезный космогонический смысл, как двум противоположным началам мироздания. Те, кто еще получал советское образование, наверное помнят один из трех основных законов диалектического материализма – закон единства и борьбы противоположностей. Интуиция китайских мудрецов, по сути, открыла этот закон еще в XII веке до н. э.Считается, что сперва слова «Инь» и «Ян» означали просто «теневой» и «освещенный» склоны горы. Если это так, то трансформация этих понятий была весьма логична – ведь по-разному освещенная гора не перестает быть единой цельной горой, к тому же освещение – процесс не статичный и способен к изменению. Китайские философы фактически с самого начала дали понять, что все противоположности не только части единого целого, не только части взаимосвязанные, но и части взаимодействующие, взаимопереходящие. Чаще всего их трактовали как разные проявления сути мира – энергии «ци», по сути, и определяющие его развитие.Подтверждений этому вокруг было предостаточно: зима сменялась летом, семена возвращались в почву, племена и государства распадались и собирались. В «И-цзин» и была сделана попытка установить причины и ход этого мирового циклического движения. Для этого «Ян» обозначали сплошной, «Инь» – прерывистой линией. Затем они собирались во всевозможные тройные сочетания – триграммы. Первые восемь триграмм открыл легендарный император Фу-си (правил 2852-2737 гг. до н.э.). Считается, что на эту мысль его натолкнули трещины на панцире черепахи. За каждой из триграмм было закреплено определенное значение.Сын Фу-си – Цзи-Чану, пытаясь охватить все разнообразие мирового процесса, сдвоил триграммы отца. В результате получилось 64 гексаграммы, гадая на которых, старались определить тенденции «нынешнего момента» и действовать исходя из этого знания. Постепенно значения двух противоположностей расширялись и вскоре охватили почти все основополагающие понятия. На схеме приведены некоторые из них. Несмотря на то что оба противоположных начала практически изначально мыслились как равные, китайские школы нередко отдавали предпочтение одному из них в ущерб другому. Так, конфуцианцы, помешанные на иерархии всего сущего, особо привечали «Ян», считая светлое небесное активное начало «благородным», на которое стоит равняться (в отличие от презренного «Инь», хотя… куда уж без него?). Даосы, как бы в пику нелюбимым ими конфуцианцам, напротив, более привечали стихию «Инь» – пассивную, пустую, мягкую, водную. Лао-цзы «Дао дэ цзин», гл. 76, 78: «Человек при своем рождении нежен и слаб, а при наступлении смерти тверд и крепок. Все существа и растения при рождении нежные и слабые, а при гибели сухие и гнилые. Твердое и крепкое – это то, что погибает, а нежное и слабое – это то, что начинает жить. Поэтому могущественное войско не побеждает и крепкое дерево гибнет. Сильное и могущественное не имеют того преимущества, какое имеют нежное и слабое. …Вода – это самое мягкое и самое слабое существо в мире, но в преодолении твердого и крепкого она непобедима, и на свете нет ей равного. Слабые побеждают сильных, мягкое преодолевает твердое. Это знают все, но люди не могут это осуществлять».Схема из книги «Мифы народов мира»Основанные дзэн-буддистами (оригинальное сочетание буддизма и даосизма) боевые искусства были самым ярким подтверждением того, как можно грамотно и гармонично использовать стихию «Инь». Вспомним хотя бы айкидо, принцип которого – «Победа над агрессором – дело рук… самого агрессора». Основатель даосизма Лао-цзы считал, что гармония между первоначалами не постоянна, равновесие периодически нарушается и восстанавливается. А философ Ван Чун считал, что именно во время нарушения гармонии «Инь-Ян» в природе появляются всяческие противоестественные создания – призраки, драконы, ядовитые растения и животные. «Чжуан-цзы», гл. 11: «Когда силы Инь и Ян не находятся в равновесии, нарушается круговращение времен, холод и тепло пребывают в разладе, и здоровье человека терпит ущерб. Тогда люди перестают к месту радоваться и к месту печалиться, лишаются постоянства в жизни, много умствуют, но не могут достичь удовлетворения и бросают дела на полпути».Пять элементовБолее-менее стройную философскую концепцию символ «Инь-Ян» получил у Чжоу Дуньи (1017-1073). Философ попытался синтезировать все многообразие китайских мировоззрений: конфуцианство, даосизм и дзэн-буддизм. В первую очередь он связал «Инь-Ян» с пятью первоэлементами. По его космогонической схеме сперва был Великий Предел – источник всего-всего-всего (изображался в виде пустого круга), затем Предел начинал двигаться, являя собой стихию «Ян», а, истощаясь, переходил в «Инь», которая, накапливаясь, порождала «Ян» и т.д. Даосы поясняли этот принцип примерами: мол, вода (Инь), сжимаясь, становится твердой (Ян), а твердое при чрезмерном напряжении ломается (вновь Инь). Взаимодействие же «Инь-Ян» порождает пять элементов: воду и металл (Инь), огонь и дерево (Ян) и промежуточный элемент – землю. А уж «Инь-Ян» вместе с элементами порождает остальную «тьму вещей». Мудрому человеку, чтобы пребывать в гармонии с миром, требуется лишь разумно и вовремя использовать особенности каждого из первоначал. «Чжуан-цзы», гл. 15: «Посему говорится: «В жизни мудрец идет вместе с Небом, в смерти он превращается вместе с вещами, в покое он причастен к силе Инь, в деянии причастен к силе Ян». Как человек западной цивилизации, я не могу претендовать на доскональное понимание восточной мудрости. «Восток – дело тонкое» и западному человеку трудно оценить всю гениальность хайку (трехстишия) Басе о прыгнувшей в пруд лягушке или в полной мере осознать, как может существовать религия без Бога (даосизм и буддизм). Однако в отношении к концепции «Инь-Ян» хотелось бы предостеречь от одной пагубной тенденции, особенно часто проявляющейся в художественной псевдоглубокомысленной беллетристике. Если бы речь шла о простой глупости, возможно, это бы и не стоило внимания, но дело в том, что символика «Инь-Ян» нередко приобретает крайне неприятные черты. Каждый, знакомый с литературой «фэнтези», наверное частенько наталкивался на следующие «мудрые» выводы (якобы подкрепляемые авторитетом древнекитайского символа): «Без добра нет зла», «Нет ни зла, ни добра», «Добро и зло – одно и тоже», «Зло – есть добро, добро – есть зло», в общем, как сказал герой В. Пелевина – «Сила ночи, сила дня – одинакова... фигня». При этом как-то забывается, что идея «Инь-Янского» равновесия не имеет никакого отношения к человеческой этике. Если вы заметили, на протяжении всей статьи касательно «Инь-Ян» я ни разу не упоминал этические категории «хорошо-плохо», «полезно-вредно»… Потому что понятия «Инь-Ян» – космогонические природные противоположности, не имеющие отношения к нравственности. Скинув человека со скалы, мы совершаем зло, а сбросив груз с падающего воздушного шара – добро. Но разве сам закон всемирного тяготения становится от этого нравственным или безнравственным? Недаром на Востоке так распространено представление о Срединном Пути. Настоящий мудрец невозмутим и не стоит на стороне какой-либо природной силы. Он сам отвечает за гармонию «Инь» и «Ян» в своем сердце. Зло и добро – это неправильный выбор, диссонанс, нарушение гармонии, несоответствие поступков (глупо плавать на суше и бегать по воде). И если какому-нибудь безумцу, решившему, что, мол, и хирурги, и наемные убийцы равно полезны и необходимы, вдруг взбредет в голову прицепить к этому мировоззрению «Инь-Ян», то этот символ вполне может разделить печальную судьбу свастики. «Чжуан-цзы», гл. 23: «Нет разбойников более опасных, чем силы Инь и Ян, – от них никуда не скроешься в целом мире. Но Инь и Ян не сами лишают нас дарованного нам – наше сердце побуждает их к этому». «Чжуан-цзы», гл. 11: «Умей быть господином Неба и Земли. Умей вместить в себя и силу Инь, и силу Ян».Легендарный император Фу-си, черепаха и ба гуа Ма Лин, XIII век

Леся: Кто расшифровал египетские иероглифы?Египетская история насчитывает тысячелетия от момента зарождения своего государства. Тысячелетия, во время которых происходили миллионы значительных и во многом загадочных событий. Именно поэтому многим нашим современникам история Египта кажется очень увлекательной, а сама страна до сих пор считается до конца непознанной. Одним из величайших открытий, которое во многом приоткрыло завесу тайн Египта, стала расшифровка древнеегипетской письменности – иероглифов. Так кому же мы обязаны открытием этой многовековой тайны?Для начала следует сказать, что началом упадка знаний человечества о египетских иероглифах стало то, что греческий император Феодосий I в I в. н.э. закрыл древнеегипетские храмы, в результате чего Египет утратил касту жрецов, которые и были основными толкователями иероглифов. За семь веков господства греков и римлян в Египте древнеегипетский язык был сведен на нет, став непонятным даже коренным жителям страны. Хотя в дальнейшем именно греки и попытались впервые восстановить смысл древнеегипетских иероглифов, далеко в этом вопросе они не продвинулись. На много столетий вперед ситуацию запутал трактат «Hieroglyphica» египетского ученого Горуса, в котором автор дает иероглифам исключительно символическое истолкование, и эту идею его последователи еще долго не могли опровергнуть. Следующим периодом повышенного внимания к изучению древнеегипетской письменности стала эпоха Возрождения. Так, священник-иезуит Кирхер в начале XVII в. при попытке освоить иероглифы, пришел к выводу, что коптский язык (один из старинных египетских языков, сохранившихся и в наше время) сам по себе является тем же древнеегипетским, только другого начертания. Это открытие могло далеко продвинуть исследование, если бы ученый не повторил ошибки Горса – Кирхер также пытался угадывать в иероглифах только понятия, а не звуки. Но все же настоящий прорыв в изучении древнеегипетской письменности произошел после завоевания Египта Наполеоном, когда было открыто огромное количество древнеегипетских памятников культуры. Главенствующую роль в расшифровке иероглифов сыграло нахождение в 1799 г. Розеттского камня, на котором был высечен текст, написанный с помощью трех языков: древнегреческого, древнеегипетского посредством начертания иероглифов, а также древнеегипетского с использованием знаков египетского демотического (обыденного) письма. Сопоставление этих текстов дало возможность ученым более близко подойти к тайне расшифровки иероглифов, однако расшифровать удалось только некоторые имена царей, которые на египетских текстах изображались в т.н. картушах (овалах), смысл же основного текста оставался неясным.Все это продолжалось до тех пор, пока к исследованиям не приступил уже довольно известный к тому времени французский ученый-египтолог Жан-Франсуа Шампольон. Еще в двенадцать лет молодой Шампольон знал все языки, которые в то время были известны в Египте (арабский, халдейский и коптский). В семнадцать лет молодой вундеркинд написал целую книгу «Египет при фараонах», а в девятнадцать стал профессором университета в Гренобле. Первым успехом ученого по расшифровке иероглифов стало его открытие того, что иероглифы означали не только понятия, но и в большинстве своем буквы. При сопоставлении начертаний иероглифов в картушах и в соответствующих греческих текстах Розеттского камня, ученому удалось прочесть все имена царей Египта, которые упоминались в этом тексте. При этом он установил, что каждый фонетический иероглиф, написанный в картуше, представляет собой звук первой буквы египетского или коптского слова. Благодаря этому открытию Шампольон смог составить практически полную азбуку фонетических иероглифов.Фрагмент словаря древнеегипетских иероглифов Ф. ШампольонаОднако проблема оставалась в том, что вне картушей иероглифы могли означать не буквы, но и слоги, а иногда и целые слова. Здесь ученому во многом помогло его отменное знание различных современных египетских языков. При сопоставлении написанного иероглифами текста с известным ему коптским языком Жану-Франсуа удалось постичь смысл и всего древнеегипетского текста. Благодаря этому открытию Шампольоном был составлен первый иероглифический словарь и грамматика египетского языка. Благодаря усилиям Шампольона человечеству сделались доступными бесчисленные документы всей египетской древности. Всего за десять лет работы ученому удалось сделать то, над чем его предшественники ломали голову вот уже более полутора тысячелетий. К сожалению, ранняя смерть от туберкулеза не дала ученому возможности увидеть всю значимость своего открытия для человечества, однако в наше время он по праву считается главным открывателем древнеегипетской письменности.

Леся: Монумент «Тройной лжи». О чем нагло врет бронзовая статуя старейшего университета СШАЗанимательная история о бронзовой скульптуре Джона Гарварда (John Harvard), чье имя гордо носит самое уважаемое в США высшее учебное заведение. Рассказ здесь пойдёт о монументе «Тройной лжи». В 1884 году скульптуру создал Дэниел Честер Френч (Danial Chester French) специально для торжества по случаю 250-летия университета (отмечалось в 1885 году). Лаконичная надпись на монументе гласит: «John Harvard, Founder, 1638» (Джон Гарвард, основатель, 1638 г.). Забавно то, что ни одно из утверждений, отлитых в бронзе, не является правдой.Во-первых, Френч изваял вовсе не Джона Гарварда, а Шермана Хоэра (Sherman Hoar), студента университета. Подлог был вынужденным, т. к. художественных изображений настоящего Гарварда не сохранилось. Мастеру пришлось найти фактурную модель с подходящей внешностью, обрядить в наряд XVII века и увековечить в металле. Так что, скульптура скорее символизирует Джона Гарварда, чем является его образом и подобием. Во-вторых (и в-главных), Джон Гарвард не был основателем университета. Перед смертью он завещал уже существовавшему в то время массачусетскому колледжу (основанному первыми колонистами Нового Света) все свои книги стоимостью 200 фунтов и половину состояния – 400 фунтов. Позже учебное заведение было названо в его честь, дабы почтить память первого филантропа-спонсора. Университетский городок Ньюпорт был также переименован и получил название Кембридж (в память о знаменитом вузе Старого Света). В-третьих, дата 1638, указанная в надписи на монументе, – это год смерти Джона Гарварда. Его имя присвоили университету лишь год спустя, когда было выстроено главное здание учебного комплекса. А настоящая дата основания – 1636 год. И, как уже было сказано выше, сам Гарвард к этому факту отношения не имел. Дэниел Честер Френч был не только отличным скульптором (его руке также принадлежит статуя Линкольна, установленная в одноименном Мемориале), но и порядочным шутником. Веселый посыл подхватили студенты Гарварда (студенты всех вузов мира одинаковы, им только дай повод посмеяться!) и организовали потешную традицию-крещение для новобранцев – орошение левого ботинка знаменитой скульптуры. Говорят, нелепая выходка на самом деле способна приносить удачу, а потому гарвардские новички регулярно мочатся на бронзовую обувку первого спонсора. Почему выбор пал именно на левый ботинок, а не правый? Ну, вероятно, в него удобнее целиться (левая нога скульптуры слегка выдается вперед). С гарвардской статуей Френча связана еще одна традиция, но уже не внутренняя университетская, а внешняя – туристическая. Многочисленные посетители, съезжающиеся со всего мира посмотреть на достопримечательности старейшего учебного заведения США, активно потирают все тот же левый ботинок Джона Гарварда. На счастье. Откуда взялась эта примета, никто толком не знает. Однако она прижилась и широко распространилась, о чем свидетельствует натертая до блеска бронза. Похоже, о проказах гарвардских новичков туристам рассказывают уже после церемонии ботинкопотирательства, когда дело сделано и счастье добыто. Самому Джону Гарварду, будь он жив-здоров, пришлись бы по душе современные традиции. Согласно биографии, он был еще тем праведником и святошей – закончил кембриджский университет в Британии и переехал в Новый Свет проповедовать слово божье. История помнит о нем как о суровом пуританине, не склонном к зубоскальству. Но вот что интересно: оказывается, сам факт рождения будущего филантропа предвещал необычную судьбу. Не кто иной, как великий Шекспир принял участие в знакомстве родителей Джона Гарварда. Может, с тех самых пор и жизнь, и смерть его превратились в пьесу? И похоже, еще не все акты сыграны (по крайней мере, те, что связаны с университетом). Например, чуть больше века спустя, в 1764 году, в Гарвард Холле случился сильнейший пожар, уничтоживший весь архив и книги. В том числе – знаменитую коллекцию Джона Гарварда. Правда, одна-единственная книга все же уцелела. Незадолго до пожара ее стащил из библиотеки студент, имя которого в истории не сохранилось. Рассказывают, что он вернул ценный объект лично президенту университета. Тот выразил искреннюю благодарность за ответственность и честность, а затем исключил студента из вуза за предшествовавший обман. Н-да… От драмы до комедии – один шаг. И что характерно, шоу продолжается. Знаете ли вы, что восемь президентов США, включая нынешнего – гарвардские аламни (так ныне принято величать выпускников)? А Барак Обама не только первый президент-афроамериканец, но и первый в истории афроамериканец, возглавивший научный журнал Гарварда? В состав университета входят два общеобразовательных колледжа и двенадцать специализированных школ. На благо Alma Mater трудятся более двух тысяч преподавателей, ежегодно обучая более тридцати тысяч студентов и аспирантов. Последние, являясь специалистами широкого профиля, занимают престижные посты в самых известных компаниях мира, проявляют привитые университетом лидерские качества в самых разных сферах – от бизнеса и экономики до большого спорта. Слава Гарварда гремит по всему свету.

Леся: Елене было всего двенадцать лет, когда вместе с подругами она совершала торжественные пляски у алтаря Артемиды и ее похитил Тесей с помощью верного своего друга Пирифоя, увезя в Афины.Франческо Приматиччо, Похищение Елены, 1530—1539Братья Елены, диоскуры Кастор и Поллукс, тщетно искали сестру и уже готовы были отказаться от дальнейших поисков, когда, на их счастье, афинянин Академ сообщил им, где спрятана красавица. Молодые люди немедленно отправились освобождать сестру из плена, не казавшегося ей тяжелым. Освобожденная Елена рассказала братьям, что, увезенная Тесеем в Афины, она была передана им на попечение его матери, и уверяла, что благодаря этому избавилась от покушений Тесея и сохранила свою честь незапятнанной. Но это было скорее оправданием перед родными, возмущенными ее чересчур легкомысленным поведением. По дороге в Лакедемонию Елена остановилась в Микенах, у своей старшей сестры Клитемнестры, супруги «царя царей» Агамемнона. Дурис Самосский и Павзаний в один голос утверждали, что в это время она уже носила под сердцем тайный плод своей связи с Тесеем, грациозную Ифигению, впоследствии воспетую поэтами, которая и родилась в Аргосе. Не желая появиться в Спарте, где ее ожидали женихи, с фактическим доказательством своего бесчестия, Елена отдала Ифигению Клитемнестре, и та воспитала девочку, как собственную дочь. Агамемнон, вернувшись из путешествия, нисколько не удивился прибавлению семейства и признал себя ее отцом. Правда, другие историки утверждали, что глава Атридов потребовал от своей жены серьезных объяснений относительно ребенка, которого она выдавала за своего, и, только получив их, согласился сохранить тайну его происхождения. Елена вернулась в Лакедемонию как раз в тот день, когда Тиндарей хотел решить ее судьбу. Претендентов на божественную ручку прекрасной царевны оказалось великое множество, поэтому, чтобы избежать дурных последствий, Тиндарей взял со всех клятву стать союзником того, кому посчастливится стать его зятем, и только после этого назвал мужа дочери. Гигин, правда, доказывал, что выбор был предоставлен самой Елене и что счастливцем оказался белокурый спартанец Менелай, брат Агамемнона. Возможно, при выборе он показался ей проще остальных, и красавица предугадала, что с таким мужем не трудно будет договориться, когда она пожелает отдаться понравившемуся ей мужчине. Не вызывает сомнений, что ни один из неудачников не нарушил данной клятвы, и Менелай торжественно увез Елену к себе на родину. Увы, их семейное счастье оказалось недолгим. После того как Елена подарила супругу дочь Гермиону, Афродита приготовила ему неприятный сюрприз в лице Париса. Парис, или Александр, как его называет Гомер, был сыном царя Приама и Гекубы, которой за несколько дней до его рождения приснилось, что она родила горящий факел, сжегший древний Илион до основания. Оракул разъяснил, что у Гекубы родится сын, который станет причиной гибели его родного города. Мудрый старец Приам, чтобы избежать грозившего несчастья, тотчас же после рождения Париса призвал пастуха и приказал отнести ребенка на вершину горы Иды и оставить там на произвол судьбы. Однако судьба сжалилась над малюткой: в течение восьми дней брошенное дитя кормила медведица. Пораженный пастух взял ребенка на воспитание. Через несколько лет, когда Парис был уже женат на Эноне, когда-то любимице Аполлона, обладавшей даром прорицания, он отправился в Элладу, где в царских чертогах Атрида Менелая, в Спарте, надеялся встретить прекраснейшую из женщин. Энона предсказала Парису гибель всей его семьи и страшное бедствие отечества, если он не откажется от поездки в Спарту. Но Парис, решив, что предсказание внушено обыкновенной ревностью, не послушался. Для того чтобы завоевать прекраснейшую из женщин, ему необходимо было добиться признания Приама. Вскоре после победы на состязаниях по борьбе ему удалось это сделать, и Приам даже возложил на него поручение, хотя и почетное, но и очень опасное - потребовать в Греции выкуп за увезенную Гесиону, сестру Париса. Окруженный блестящей свитой, с богатыми подарками, юноша, не заботясь вовсе об отцовском поручении, поспешил прямо в Спарту, во дворец Атрида Менелая, где и был радушно принят. По окончании обеда, когда Парис рассказывал Менелаю об Илионе и его сокровищах, вошла Елена. Троянский ловелас сразу узнал в ней тот образ будущей супруги, который мысленно нарисовал. Елена влюбилась в Париса, который рассыпался в комплиментах, не подозревая, как легко достанется ему эта победа. Когда торжественное жертвоприношение отозвало Менелая на остров Крит, влюбленные решились на побег. Очевидно, знакомство с Тесеем развило в Елене вкус к приключениям, куртизанка брала в ней верх над царицей. После того как она приняла любовь чужестранца, любовники на всех парусах полетели к берегам Трои, прихватив с собой сокровища. Они с нетерпением ждали очаровательной ночи в прекрасном царстве Приама. Менелай, вернувшись во дворец и не застав жены, пришел в ярость. Он призвал на помощь своих прежних соперников по сватовству. Снова их всех объединило одно желание - найти ту, которой хотели овладеть. Перед отплытием в Трою Менелай пожертвовал в храм дельфийского оракула массивное золотое ожерелье, принадлежавшее Елене. Только при этом условии оракул обещал победу. Окрыленные будущим успехом, военачальники Элилы, снарядив корабли, поспешили к берегам Илиона. В это время Парис, постыдно бежавший с поля брани, спешил насладиться любовью с Еленой. Возмущенная его трусостью, она осыпала мужа оскорблениями. Когда Парис погиб под стенами Илиона, Елена не долго горевала, став супругой его брата Деифоба, ни на минуту не прервав любовных утех, зажженных в ней златокудрой Кипридой. И все-таки воины Менелая проникли в город. Деифоб упал под разящим ударом самого Атрида Менелая. Обманутый муж, найдя Елену, уже занес меч над головой неверной, чтобы отомстить за свой позор; но при виде ее лица в расцвете красоты любовь вспыхнула в нем с новой силой, меч выпал из рук, и он заключил Елену в объятия. Увы, судьба, покровительствовавшая этой очаровательной куртизанке, уготовила ей ужасный конец. После смерти царя незаконные сыновья Атрида, Никострат и Мегапенф, изгнали Елену из Спарты. Изгнанная из Спарты, Елена искала убежища на острове Родос. Там царствовала до совершеннолетия своих двух сыновей Поликса, вдова Тлеполема, погибшего под стенами Трои. Считая Елену виновницей гибели своего мужа, Поликса задумала жестокую месть. Однажды, когда Елена купалась, Поликса подослала к ней убийц - женщин, наряженных фуриями. С громкими криками бросились они на красавицу, и подруга Тесея, вдова Менелая, Париса и Деифоба, почувствовала на своей шее веревочную петлю. Страшная казнь была придумана той, которая не могла спокойно смотреть на женщину, не потерявшую своей красоты даже в несчастье.

Леся: Мирра и миро - в чем разница?Каждый из нас наверняка не раз слышал выражение «Одним миром мазаны». Что же оно означает? Некоторые могут предположить, что речь идет о благовонной мирре. Но так ли это? Мирра представляет собой смолу низкорослых деревьев семейства Burseraceae. Она делится на виды – горькая и сладкая (опопанакс). Горькую мирру собирают с деревьев Commiphora mirrha (Commiphora abissinica), которые выращивается для нужд экспорта в Сомали и на юге Аравийского полуострова (Оман, Йемен). Сладкая мирра же добывается из деревьев Commiphora erytharaca. Запах этой ароматной смолы теплый и сладкий, бальзамический, к которому примешиваются камфорно-лекарственные, пряные и смолистые нотки. С давних пор способ добычи мирры претерпел не много изменений. Человек делает на дереве небольшой надрез специальным инструментом. Оттуда вытекают капли древесной смолы, которые при взаимодействии с воздухом застывают «слезами» на коре. Спустя две недели их собирает сборщик, а после этого кусочки ароматического вещества сортируются и оцениваются.Аравия славилась на весь мир как родина большинства употребляемых в древние времена ароматов. Геродот в V в. до н.э. писал: «Аравия – единственная страна, которая производит благовония: мирру, кассию и корицу... благовонные деревья, охраняют разноцветные крылатые змеи небольшого размера». А Диодор Сицилийский во второй половине II в. до н.э. утверждал, что вся Аравия источает тончайший аромат, и даже моряки, проходящие мимо ее берегов, могут почувствовать сладкий запах, который дает здоровье и энергию. Именно оттуда ароматическая смола попала в Египет. Мирра наряду с уже упомянутой кассией использовалась при бальзамировании тел фараонов. Измельченную смесь этих двух благовоний с добавлением других веществ помещали в тело умершего после того, как из него были удалены органы. Любовь к этому благовонию приобрели и иудеи во время своего египетского рабства. Мирра, по всей видимости, была для древних евреев чем-то поистине драгоценным, так как входила в число даров, принесенных тремя волхвами младенцу Христу. Невозможно не упомянуть и изысканную «Песнь Песней», которая изобилует упоминаниями этого благовония: «Твои масти приятны для обоняния, имя твое мирровое масло», «Мирровый пучок – возлюбленный мой у меня, у грудей моих пребывает». О том, насколько мирра была популярна в Древней Греции можно судить хотя бы по тому, что любые благовонные вещества греки называли словом «myron». Истинные сибариты не удовольствовались наружным употреблением этого вещества, а добавляли его также и в вино наряду с цветами и медом. В Древнем Риме популярностью пользовались духи под названием «susinum», в состав которых входили лилии, мед, масло бена, кальмуса, корицы, шафрана и мирры. Пряные кусочки ароматной смолы начали завоевывать Ближний Восток, начиная с 1500 г. до н.э. Оттуда они попали в Китай. Мирра упоминалась в книге, которая датируется IV в.н.э. как лекарственное средство. Ее употребляли для улучшения кровообращения, заживления ран, болезненных опухолей и других болезней, связанных с застоем крови. Спустя века ее лечебным свойствам отдавал должное великий ученый Средней Азии – Абу Али ибн Сина, более известный в Европе как Авиценна. В своем знаменитом трактате «Канон врачебной науки» он посвятил ей отдельную главу, где указал, что она «полезна от расслабления желудка». Ученый также рекомендовал для «сведения следов язв», избавления от неприятного запаха изо рта и подмышек, а также при многочисленных женских болезнях. К сожалению, столь популярная в древности, сейчас она не пользуется большим спросом. Это можно объяснить тем, что в старину ценились именно смолы, так как именно они обладали устойчивым ароматом. В то время еще не были изобретены средства для «удержания» эфирных масел в составе парфюмерии. В наше время к помощи этой смолы прибегают поклонники древнеиндийской медицинской системы – аюрведы. Считается, что ее аромат идеально подходит для медитации, несет свет и стимулирует рост позитивной энергетики. Не брезгуют миррой и стоматологи, признающие альтернативные методы лечения. Они рекомендуют это вещество при кровоточивости десен, пародонтозе, стоматите. Что такое миро и где его найти?Но вернемся к поговорке о «мазаных одним миром». Согласно Толковому словарю русского языка Ушакова, это: «Поговорка о нескольких лицах или вообще о людях, отличающихся какими-нибудь одинаковыми (неодобрительными) свойствами; то же, что «одного поля ягоды»». В данном случае говорится о мире, священном масле, которое используется в христианских обрядах Некоторые люди думают, что слова «миро» и «мирра» – это синонимы. Однако это не так. Слово «миро» созвучно «мирре» именно благодаря его происхождению от греческого слова «μύρον», о котором уже говорилось выше. Миро упоминается в Священном Писании: «И сказал Господь Моисею, говоря: возьми себе самых лучших благовонных веществ: смирны самоточной пятьсот [сиклей], корицы благовонной половину против того, двести пятьдесят, тростника благовонного двести пятьдесят, касии пятьсот сиклей, по сиклю священному, и масла оливкового гин; и сделай из сего миро для священного помазания, масть составную, искусством составляющего масти...» Эта священная смесь использовалась только в религиозных обрядах, в том числе и для освещения новых храмов, а раньше еще и для помазания на царство (отсюда выражение «помазанник Божий»). Помазан миром был и сам Иисус Христос при крещении его Иоанном Крестителем. В наше время в православной Церкви основным составляющим священного мира является елей – оливковое масло самого лучшего качества, смешанное с белым вином и еще 40 ингредиентами. В их число входят ладан, розовое, гвоздичное и лимонное масло и др. Варение священного мира в церкви представляет собой настоящий ритуал. И процесс его приготовления строго регламентирован. Миропомазание совершается после таинства крещения. Это таинство заключается в том, что священник крестообразно мажет человека миром – лоб, глаза, ноздри, уши, грудь, руки и ноги. Считается, что таким образом, на окрещенного снисходит божественная благодать. Что касается широко известного явления мироточения, то о его природе до сих пор ведутся ожесточенные споры. Верующие люди уверены, что «плачут» божественные лики, являя людям Божью скорбь в связи с трагическими событиями и во времена упадка веры. Скептически настроенные люди считают, что оно происходит благодаря ухищрениям священнослужителей. Либо из-за того, что икона, постоянно находясь в храме, накапливает в себе ароматические масла, а потом они конденсируются на ее поверхности. Известен случай, когда Петр I лично взялся за разоблачение мироточивой иконы. Отношения духовенства и царя в то время не ладились, священнослужители исподволь пытались настроить народ против государя. И когда в одной из церквей весьма некстати заплакала мироточивыми слезами икона, монарх решил брать ситуацию в свои руки. Священный лик был доставлен во дворец и детально осмотрен в присутствии канцлера и наиболее приближенных придворных. В результате этого были замечены небольшие углубления напротив глаз иконы. В них было обнаружено «несколько густого деревянного масла», которое, видимо, от тепла свечей размягчалось и стекало. Впрочем, верующих людей подобные свидетельства не смущают. Вне зависимости от своего происхождения и предназначения благовония и ароматические масла, как и прежде, шлют свой эфемерный привет из глубины веков. Ведь человеку во все времена свойственна была тяга к окружению себя приятными вещами и запахами.

Леся: Чей портрет висит в музее Моцарта, или Что помогло автору увековечить себя?В различных странах, в том числе и в дореволюционной России, выпущены многочисленные адаптации мемуаров Казановы, выдержанные в духе бульварного чтиваМоцарт и Казанова… Сочетание этих имён гораздо менее привычно, чем, скажем, Моцарт и Сальери. Между тем каждый, кто посетит Бертрамку – пражский музей Моцарта, сможет убедиться, что там на видном месте висит портрет Джакомо Казановы. Что же дало основание поместить этот портрет в музее Моцарта? На севере Чехии есть городок Духцов (раньше его называли на немецкий лад – Дукс). Здесь, в замке графа Вальдштейна, нашёл себе приют под старость Казанова. Здесь в качестве библиотекаря провёл он последние, наиболее спокойные, 13 лет своей жизни. Отсюда он лишь ненадолго выезжал в Прагу, Берлин, Дрезден, Лейпциг и Веймар, не считая визитов в соседний город Теплице. Во время одного из таких приездов в Прагу Казанова познакомился в 1787 году с Моцартом, прибывшим туда вместе с женой на готовившуюся премьеру «Дон Жуана»... Либреттиста этой оперы Лоренцо да Понте и других людей из пражского окружения Моцарта Казанова хорошо знал раньше. В архиве Казановы была сделана любопытная находка, давшая основание утверждать, что он принимал участие в работе над либретто «Дон Жуана». Речь идет о двух страницах, на которых Казанова набросал собственный вариант текста секстета из второго акта оперы Моцарта (когда Лепорелло ловят в плаще его повелителя). В этом отрывке, не использованном, впрочем, композитором, содержатся примечательные слова: «Я заслуживаю прощенья и не виновен совсем. Виноват не я, а женщины, которые очаровывают души, которые околдовывают сердца. О, пол обманщиц, источник печали!..» Вероятно, сознававая свое сходство с Дон Жуаном, Казанова, переделывая это место в либретто да Понте, имел в какой-то мере в виду и себя. Полулегендарный Дон Жуан не оставил человечеству своих мемуаров. За него пришлось потом потрудиться классикам – Тирсо де Молина, Мольеру, Моцарту, Э. Т. A Гофману, Мериме, Байрону, Пушкину, А. К.Толстому. Казанова же написал «Историю моей жизни» – уникальное произведение в истории мировой литературы. Именно «История моей жизни» – своеобразная «исповедь сына века» – помогла Казанове увековечить себя (эти двенадцатитомные записки были опубликованы более чем через двадцать лет после его смерти). Вместо того, чтобы деликатно умолчать о присущих ему слабостях и подробно остановиться на достоинствах, Казанова облек собственные воспоминания в форму плутовского романа, избрав сюжетным стержнем амурные похождения. Мемуарист Казанова как бы бросал вызов общественному мнению, не останавливаясь перед очернением Казановы-человека. Несмотря на некоторые оплошности автора, мемуары Казановы, этот «Декамерон» XVIII века, имеют значение немаловажного исторического памятника эпохи: за семь бурных десятилетий своей жизни Казанова прекрасно изучил быт и нравы современной ему Европы. Комментаторы потратили массу времени и сил на скрупулёзную проверку сообщаемых им сведений и в итоге пришли к заключению, что мемуары Казановы, изобилующие точными наблюдениями и проницательными характеристиками, гораздо более достоверны, чем это было принято раньше считать. Его зоркой памяти (равно как и начитанности) приходится поражаться, так много сохранила она различных подробностей.Даже Стефан Цвейг, далеко не снисходительный к этому «певцу своей жизни», вынужден был констатировать: «Никто не ознакомил нас лучше Казановы с повседневностью и вместе с тем с культурой восемнадцатого века, – с его балами, театрами, кондитерскими, праздниками, гостиницами, игорными залами, публичными домами, охотами, монастырями и тюрьмами. Благодаря ему мы знаем, как путешествовали, ели, играли, танцевали, жили, любили и веселились, знаем нравы, обычаи, манеру выражаться и образ жизни. И эта неслыханная полнота фактов... дополняется хороводом людей, достаточным, чтобы наполнить двадцать романов и снабдить материалом одно – нет, десять поколений новеллистов». В различных странах, в том числе и в дореволюционной России, выпущены многочисленные адаптации мемуаров Казановы, выдержанные в духе бульварного чтива и нанесшие сильный урон репутации этого произведения. Однако просвещенные читатели сразу же увидели в «Истории моей жизни» любопытнейшую художественную летопись эпохи рококо. В том самом 1822 году, когда только начало выходить немецкое переложение мемуаров Казановы, Генрих Гейне отметил в «Письмах из Берлина», что они возбуждают большой интерес, и добавил: «Моей возлюбленной я бы ее не предложил, но зато всем моим друзья рекомендую... В этой книге нет ни строки, совпадающей с моими чувствами, но также ни строчки, которую я читал бы без удовольствия». Позже Стендаль в «Прогулках по Риму» заявил, что мемуары Казановы значительно превосходят лесажевского «Жиль Блаза». Кстати, тот факт, что одно время бытовало лестное подозрение, будто подлинным автором «Истории моей жизни» был не кто иной, как создатель «Красного и черного», неоспоримо свидетельствует о писательском мастерстве Казановы. Заинтересовался этим произведением и Пушкин, упомянувший его в «Пиковой даме», в одной из газетных заметок 1830 года и написавший в предисловии к «Запискам бригадира Моро-де-Бразе», что «они не имеют оригинальности Казановы». Таким, своеобразным, талантливым, эрудированным, любвеобильным, беспримерно самонадеянным, был Джованни Джакомо Казанова, известный итальянец.

Леся: Первый Крестовый поход Девять веков тому назад, в 1095 году от рождества Христова, глава Вселенской церкви Папа Урбан II призвал весь христианский мир на священную войну для освобождения Святой Земли от владычества «неверных». Причины и условия для этого имелись.Папа Урбан IIНесмотря на бытующее в отечественной историографии мнение, что: «Народные бедствия в XI веке достигли в Западной Европе крайнего предела; беспрерывные феодальные войны, истребляя то и дело жатвы, порождали часто голодные годы; разорение отзывалось и на самих феодалах, что вызывало общее мрачное настроение, от которого люди искали утешения в религии и религиозных подвигах», более вероятным представляется другое, описанное, в частности, в «The Crusades» Дэвида Николь: XI век отмечен крупным экономическим подъемом, и хотя сопровождался взлетами и падениями, было бы ошибочно видеть Первый Крестовый поход продуктом обнищания, отчаяния, приведшим к религиозной истерии. Вполне логично, что столь грандиозное международное предприятие требовало достаточной материальной базы для своего осуществления. Разумеется, сама по себе религиозная истерия не исключается. А идея священной войны существовала всегда, родственная мусульманскому джихаду, разрабатываемая виднейшими теологами. Святой Аврелий Августин в своих сочинениях, в частности «О граде Божьем», тщательно исследует эту проблему. «Справедлива, по его мнению, та война, которая ведется во имя защиты человека от свирепого агрессора: «Обычно справедливыми называют те войны, которые ведутся для того, чтобы отомстить за оскорбление, возместить ущерб, понесенный одним народом от другого».Святой Аврелий АвгустинВ Палестине в XI веке шли междоусобные войны между фатимидами и сельджуками – шеитской и суннитской ветвями ислама. Сельджуки одерживали верх, и в такой сложной ситуации, христиане, проживающие на Ближнем Востоке оказались в достаточно неприятном положении. А раз «братья и сестры во Христе понесли множественные обиды и унижения, принимая подчас мученическую смерть», то не изжитый у европейских народов языческий обычай кровной мести, органично перешедший в христианскую концепцию справедливых войн, требовал скорого и сурового возмездия обидчикам, которые, к тому же, «незаконно» владеют главной христианской святыней – Гробом Господним – Иерусалимом. Византийский император Алексей Комнен прямо просил помощи против турок. В то же время утихла опасность непосредственных набегов на Западную Европу со стороны «диких» народов, таких, как венгры. Здесь языческая опасность миновала. Но в Европе остался огромный общественный пласт профессиональных воинов, которые, при отсутствии общего противника, обычно обращали свое агрессивное внимание друг на друга. Обращение же их на Восток было в этом случае делом весьма полезным для хозяйственной и культурной жизни Запада. Сельджуки (1) Венгерский воин (2)Судя по всему, феодальная раздробленность в начале второго тысячелетия нашей эры была общей тенденцией, и на Западе – далеко не в первую очередь. Святая Земля – Иерусалим и вся Палестина, входила в состав Дамасского султаната, с середины XI века оказавшегося в руках турок-сельджуков. В обстановке постоянных раздоров новых мусульманских государств и попыток Египетских владетелей отнять у Багдадского халифа Сирию, к этому разделу не прочь были присоединиться и христианские правители, чьи земли тоже были раздроблены, но видимо, враждующие между собой чуть менее яростно, и готовые объединиться ради некой общей цели, общего идеала. А какая цель могла быть для них более высокой и общей, чем освобождение Гроба Господня, высшей святыни на Земле? К тому же, Европа дробилась уже почти три столетия со времен распада империи Карла Великого, и успела приспособиться к такому состоянию. Поэтому просьба Византийского императора о помощи, к западным христианам, попала на благодатную почву.Византийские воины«Папа Урбан II увидел благоприятную минуту своим авторитетом возбудить религиозную борьбу, что, конечно, должно было еще более усилить Папский авторитет». Он проповедовал поход для освобождения Палестины на соборах в Пиаченце и Клермоне в 1095 году, обещая участникам экспедиции отпущение грехов, в силу их богоугодного подвига, и намекнув на сказочные богатства Востока, для более практично ориентированной публики. Энтузиазм охватил огромные массы народа, увидевшие возможность удовлетворить свои и духовные, и материальные потребности. При этом большинство искренне верило в святость предприятия «… все пожелавшие участвовать в этом походе нашивали красный крест на плече, откуда и название Крестовых походов». Впрочем, на самом деле, такое название они официально получили много позднее. А в те времена их просто называли Паломничествами или Экспедициями. Первый Крестовый поход состоялся с 1096 по 1099 год. Вообще в период с 1096 по 1270 год было организовано и совершено восемь больших и несколько малых походов, не считая так называемых Детских Крестовых походов, и походов в Европе.8 марта Петр Амьенский (Пустынник) и рыцарь Вальтер Неимущий, «сопровождаемые великим числом пеших франков из Галлии, и имея с собой всего восемь рыцарей, вступили в Венгрию и направили путь свой к Иерусалиму». Другие разношерстные отряды из Германии, Фландрии и Лотарингии отправились в путь в начале лета, возглавляемые священниками Готшалком и Волькмаром, и графом д Эмико. Все эти сверх меры воодушевленные полчища, из которых первое включало, по преданию, 100 тысяч человек, не сочли нужным позаботиться о своем обеспечении, а посему жили, главным образом, за счет грабежа местного населения. А раздраженные жители , разумеется старались при всякой возможности отомстить обидчикам, порою избивая их сотнями. Например, при Мерзебурге в Венгрии и при Ниссе в Болгарии. «В Константинополе грабежи крестоносцев побудили императора Алексея поскорее переправить этот сброд в Малую Азию, где они были в скором времени истреблены турками». Лишь трем тысячам с Петром Пустынником во главе удалось вернуться обратно в Константинополь. Главные же войска крестоносцев, как и было запланировано, выступили в середине августа из различных пунктов Европы. Общее число участников не поддается определению. По одним источникам оно составляло 100 тысяч рыцарей и 600 тысяч пехоты, по другим, в целом не превышало 300 тысяч.Первым прибыл к Константинополю отряд Годфрида Бульонского. И тут же между крестоносцами и Византийским императором возникли недоразумения. Император Алексей считал земли, подлежащие освобождению от приверженцев Магомета своей собственностью, и потребовал от крестоносцев ленной присяги себе как сюзерену. Но герцог Бульонский и его соратники не собирались ничего отвоевывать для кого-то другого, полагая, что земли должны достаться тому, кому Богом будет дарована победа. И, разумеется, отказались. Тогда Алексей Комнен решил бойкотировать пришельцев, запретив продавать им продукты. В ответ крестоносцы взяли силой то, что им не давали добром, ограбив окрестности Константинополя. Но подобные отношения не входили в планы ни той ни другой стороны. Крестоносцы уступили и принесли требуемую присягу. А император с облегчением переправил их на кораблях в Малую Азию, где первый лагерь расположился близ хорошо укрепленного турецкого города Никеи. Сюда же прибыли и остальные войска, включая отряд византийцев.Бой крестоносцев против византийцевТрадиционная концепция неизменно упоминает об ужасающе тяжелом оборонительном снаряжении и оружии крестоносцев, в противовес «легкому и подвижному» противнику. Этот момент обычно описывается весьма живописно: «Тяжелой и неповоротливой рыцарской коннице Запада пришлось вступить в борьбу с легкой конницей Востока, отличавшейся высокой подвижностью. Тактике турок способствовали также и природные условия: солнце накаляло железное рыцарское снаряжение, люди и лошади не выдерживали зноя и падали от солнечных и тепловых ударов . При чтении возникает иллюзия невероятного обилия железа, тяжелых сплошных металлических пластин. По счастью, это не соответствует истине. Тем более в первом крестовом походе. Сплошные металлические доспехи появились значительно позже, да и распределение их веса по телу и умелое сочленение деталей делали их не столь громоздкими и неуклюжими, как кажется на первый взгляд. Кроме того, чем тяжелее и надежнее доспехи, тем дороже они стоят. Следовательно, далеко не всякий мог себе позволить такую роскошь. И, значит, лишь небольшое основное ядро армии крестоносцев обладало сравнительно тяжелой пробивной силой. Что же касается сарацин, то по утверждению все того же Дэвида Николь, элитная конница фатимидов была ничуть не менее тяжело вооружена, чем отборная конница крестоносцев, хотя их оружейная техника была куда более развитой.Снаряжение рыцаря-тамплиера 1165 г.Время прибытия первых крестоносцев благоприятствовало им. «Фатимиды, фактически, только что отобрали Иерусалим у турок, за несколько месяцев перед появлением крестоносцев». Бывшие части халифата постоянно враждовали между собой, пребывая в ослабленном состоянии. Против крестоносцев выступил иконийский султан Килидж-Арслан, успевший собрать со всей Малой Азии и Персии значительное число своих подданных и союзников (упоминается до 100 тысяч), укрепить и снабдить всем необходимым город-крепость Никею, с осады которой открываются военные действия Первого Крестового похода. Никея была покорена 20 июня 1097 года, вернее – признала над собой власть византийского императора, избежав, таким образом, сильных разрушений. 27 июня армия крестоносцев двинулась далее на Антиохию, через Фригию и Киликию. Через два дня войска разделились: Годфрид Бульонский и епископ Адемар возглавили первую колонну, шедшую долиной Дорилеи, Боэмунд Тарентский и Роберт Нормандский – вторую, направлявшуюся восточнее, вглубь территории, по долине Горгони. Буквально в тот же день вторая колонна была атакована никейским султаном Сулиманом, собравшим войска из Антиохии, Тарса, Алеппо и других городов. «Послав за помощью к Годфриду, Боэмунд собрал все, что было возможно и оказал нападавшим отчаянное сопротивление». Сопротивление оказалось успешным – турки бежали. Крестоносцы же, после трехдневного отдыха решили больше не разделяться и отправились дальше единой колонной. С большими трудностями и немалыми потерями им удалось пересечь пустыню и достичь Киликии, где они были радушно встречены дружественными армянами, стремившимися избавиться от турецкого ига.Армянский воинБольшинство крестоносцев стремились поскорее достичь Иерусалима. Но их вожди «затягивали движение и пользовались всяким случаем, чтобы обеспечить себе какое-нибудь земельное владение». Но было ли это только корыстью? Или вполне оправданным желанием укрепить позиции христианства на Востоке? Второе кажется предпочтительнее, к тому же оно не исключает первого. Не будем следовать пагубной теории, что крестоносцы отличались не только беспринципностью, но малым соображением, которая обвиняет их как в алчности, так и в беспечности по отношению к укреплению своих тылов и созданию баз. Итак, Танкред и Балдуин Фландрский отделились от основного войска и захватили вместе приморский город Тарс. Однако в чем-то их взгляды разошлись и дело дошло даже до открытого боя, в котором победителем вышел Балдуин. Позднее он отправился в Армению, где вскоре отвоевал себе немалую территорию и провозгласил себя графом Эдессы, свергнув предыдущего правителя. Так, в 1098 году на Востоке возникло первое латинское государство. В том же году были захвачены Антиохия, Марра и Акра. А 15 июля 1099 года, после длительной осады и кровопролитного штурма, был взят, наконец и сам Иерусалим. Главой нового – Иерусалимского государства стал виднейший деятель крестоносного движения Годфрид Бульонский. Первоначально его титул звучал – барон Гроба Господня. Войны между крестом и полумесяцем не прекращались. Но крестоносцы сумели отстоять Иерусалимское королевство, и еще долгое время удерживали его. Итак, главная задача христиан была выполнена. И этой победой, сакральное значение которой для средневековой Европы трудно переоценить, завершается история Первого Крестового похода.

Леся: Когда и как появились азартные игры? История о том, когда и как появились первые азартные игры покрыта мраком. Однако ученые утверждают, что понятие азарта не ново и существует в мире уже многим более тысячи лет. Вот только выстроить целостную картину эволюции азартных игр довольно непросто. В остатках материальной культуры археологи часто находят предметы, которые применялись в азартных играх. Самой распространенной игрой во всех уголках планеты изначально были кости. Самым древним обнаруженным костям около 4 тысяч лет. Кстати, само слово «азарт» – арабского происхождения, от «аззахр» – «игральные кости». Часто фигурки, рисунки на камнях или керамике изображают людей или богов кидающими бабки (бабка – astragalus – это таранная кость или межфаланговый сустав овцы или собаки) и использующими счетные доски для подсчета результатов игры. Во многих раскопках доисторических стоянок человека еще более раннего периода бабки обнаруживают в больших количествах. Возможно, еще 40000 лет назад люди бросали эти кости в азартных играх, но правила и порядок этих игр полностью, конечно, не известны.Кости использовались как для бросания жребия, так и для азартной игры. Например, арийские захватчики Индии во 2-м тысячелетии до н. э. очень любили азартные игры. Игра в кости орехами вибхидака была популярна среди всех каст, кроме очень религиозных людей. Собрание ведических гимнов Ригведа содержит поэму «Жалобы Игрока», в одной из строф которой цитируется бог Савитр: ««Не играй в кости, а паши свою борозду! Находи наслаждение в собственности своей и цени ее высоко! Смотри за скотом своим и за женою своей, презренный игрок!» – так говорит мне благородный Савитр».Карты появились в Индии. Старинные индийские карты были круглыми, имели восемь мастей, причем колода состояла из 96 карт. Принцип игры больше напоминал шахматы, нежели современные карты. Из европейских государств на карточную пальму первенства претендует, прежде всего, Италия, где упоминания о картах встречаются уже в документах второй половины XIV века. В Италии же, по мнению исследователей, была изобретена древнейшая карточная игра – тарок. Очень много упоминаний об азартных играх содержится в народных сказаниях различных культур по всему миру. Греческие и римские мифы упоминают о боге азартной игры, или боге удачи. У ирландцев и шотландцев есть сказания о необыкновенных ставках или ставках, не востребованных победителями. Но наиболее многочисленные драматические истории об азартных играх можно обнаружить в народной литературе Азии, включая Юго-Восточную Азию, Японию, Филиппины и Индию. В Азии имеется множество народных преданий о том, как мужчины использовали в качестве ставок в азартной игре собственных жен, сестер, дочерей, собственные тела или части тела. Некоторые из этих преданий древнего происхождения, в некоторых рассказывается об азартных играх с богами, тогда как другие – абсолютно светского характера. Еще один континент, богатый народными преданиями об азартных играх, – Северная Америка. Из всех достаточно исследованных народов, играющих в азартные игры, половина – североамериканские индейцы. Римские императоры очень любили играть в кости, и делали это весьма часто, особенно Август и Клавдий. Но простым гражданам Рима игра в кости разрешалась лишь в определенные сезоны. В течение средних веков служители церкви и короли предпринимали попытки искоренения азартных игр, и их неудачи служат подтверждением прочности тяги к игровому азарту.В 1765 году во Франции появилось первое устройство для игры в рулетку. Авторство приписывают офицеру полиции Габриэлю де Сартине, пожелавшему придумать азартную игру, в которой невозможно было бы жульничать. По другой версии рулетка – результат неудачного эксперимента французского философа и математика Паскаля, который пытался создать вечный двигатель. Первое казино в 1863 году открыл Чарлз Грималди, принц Княжества Монако. Само это итальянское слово означает «загородный дом».Игровые автоматы, именуемые в народе «однорукими бандитами», придумал американский механик Чарлз Фей в 1895 году. Сейчас они являются неотъемлемым атрибутом любого казино, как и карточные игры типа блэк-джека и покера. Таким образом, к началу ХХ века были изобретены все основные игры современного казино. Оставалось их легализовать. И здесь в первых рядах оказалась… пуританская Америка. В Неваде (она по сей день остается единственным штатом Америки, где легализовано казино), был построен поселок Лас-Вегас, который теперь считается столицей игорного бизнеса. Но основной бизнес делается в подполье, нелегальные игорные дома приносят баснословные барыши владельцам.

Леся: Украшения, которые исцеляютТрудно найти представительницу прекрасного пола, которая была бы равнодушна к украшениям с драгоценными и поделочными камнями. Но камни и минералы — это не только красота, но и здоровье. Они вполне могут помочь хозяйке справиться с душевными и физическими недугами. Еще в древности врачеватели использовали целебные свойства различных камней на благо пациентов: их принимали внутрь в измельченном виде, носили на себе, смотрели на камень или делали с его помощью массаж. Эффект приема порошка из минералов объясняется тем, что в состав камней входят различные микроэлементы, необходимые человеческому организму: медь, железо, селен, сера, марганец, молибден и прочие. Сейчас с этой же целью пьют биодобавки (БАДы), витаминно-минеральные комплексы или лекарственные препараты (например, активированный уголь, который адсорбирует токсины, теперь с успехом заменяет смесь толченого изумруда с молоком, использовавшуюся ранее в качестве противоядия). Другая сторона лечебного воздействия камня связана с его цветом (цветотерапия вообще используется все активнее). Считается, что красные камни (рубин, гранат, яшма и т. п.) предохраняют от инфекций и вирусных заболеваний, повышают иммунитет, способствуют образованию эритроцитов, поднимают кровяное давление, снимают суставные и менструальные боли, добавляют жизненных сил и активизируют. Они также помогают почувствовать уверенность в собственных силах и повышают сексуальность.Синие и голубые камни (сапфир, лазурит, бирюза и т. д.) расслабляют, успокаивают, снимают психическое напряжение, облегчают спазмы и боли, помогают при гипертонии, заболеваниях глаз, расстройствах кишечника, бронхите, астме, эндокринных нарушениях и бессоннице. Синие камни — символ мудрости, здравомыслия и творческого вдохновения.Зеленые камни (изумруд, малахит, хризолит, хризопраз, нефрит, жадеит, змеевик и т. д.) снижают артериальное давление, успокаивают и умиротворяют, исцеляют головные боли и невралгии, снимают спазмы сосудов, благотворно действуют на сердце и органы зрения, а также способствуют перевариванию пищи.Желтые и оранжевые камни (янтарь, цитрин, сердолик и т. д.) повышают работоспособность на длительное время, поднимают настроение, активизируют мысли, способствуют развитию интеллекта, а также стимулируют зрение и нервную деятельность. Они помогают избавиться от меланхолии, повышают самооценку, лечат болезни внутренних органов, улучшают обмен веществ, нормализуют вес, подавляют чувство страха.Белые камни (жемчуг, кальцит, опал и др.) — символ мира, чистоты и согласия. Они положительно воздействуют на зрительную и эндокринную системы, способствуют оздоровлению организма в целом, помогают преодолеть стеснение и сглаживают конфликты.Черные камни (гематит, магнетит, соколиный глаз и т. п.) нейтрализуют страсти и бурные эмоции, дают возможность накопить силы и избавиться от ненужного внешнего воздействия, а также помогают сосредоточиться, уйти от проблем и достичь поставленных целей. Фиолетовые и сиреневые (аметист, чароит, кварц и т. д.) могут успокоить, повысить самооценку, излечить воспаления внутренних органов, уменьшить боли при артритах и приостановить рост опухолей. Они также помогают при травмах головы, кожных высыпаниях, ослабленном иммунитете и зрительном утомлении. А если на них посмотреть перед приемом пищи, то во время трапезы вы не съедите лишнего. Также камни воздействуют на человека за счет своих физических свойств (к примеру, установлено, что сердолику целительные свойства придают радиоактивные элементы). Долгое время официальная медицина считала каменное лечение шарлатанством, но сейчас медики все благосклоннее относятся к накопленному веками опыту. Конечно, в наше время толочь в ступе камни и принимать их внутрь в здравом уме вряд ли кто будет. Но вот носить камни и любоваться ими вполне реально. Аквамарин — камень цвета морской воды — помогает легче переносить качку и избавляет от неприятных симптомов укачивании (тошноты, головокружения), а также полезен метеозависимым людям и вдобавок проясняет сознание. Александрит — камень-хамелеон — меняет цвет в зависимости от освещения: при искусственном свете становится сиренево-фиолетовым, а при дневном и солнечном — зеленым, иногда отдавая в синеву. Этот камень заряжает оптимизмом и энергией, бодрит своего владельца и в трудные минуты внушает ему надежду на лучшее. Но если александрит попадет к вам неправедным путем, то может «отомстить» за свое похищение. Амазонит — светло-зеленый камень с бело-серебристыми вкраплениями и шелковистым отливом — известен со времен Тутанхамона. Согласно преданиям, порошком из амазонита древние женщины натирали одну грудь, чтобы прекратить ее рост. Так появились одногрудые воительницы — амазонки. Современные исследователи нашли подтверждение тому, что амазонит препятствует разрастанию клеток. Также считается, что массаж шарами из амазонита снимает нервное напряжение, улучшает настроение и благотворно действует на сердце. Если же болят голова или шея, бушует остеохондроз, досаждают артрит или ревматизм, то справиться с напастями помогут бусы из амазонита, размещенные как можно ближе к проблемному месту. Аметист — цвет варьируется от синего до красно-фиолетового — снимает нервное напряжение, борется с бессонницей, восстанавливает мозговое кровообращение, обладает антибактериальным эффектом и препятствует развитию инфекций. Бирюза позитивно воздействует на область горла, в том числе на голосовые связки и щитовидную железу, снимает головную боль. Гематит останавливает кровотечения и заживляет раны, очищает кровь, лечит гормональные расстройства, заболевания печени, почек, крови и селезенки. Но так как гематит обладает довольно сильным магнитным полем, то его влияние не всегда позитивно. У особо чувствительных людей он может вызывать перепады давления, провоцировать слабость и повышение температуры тела. Поэтому выбирайте такое украшение строго под себя. А вот на людей, родившихся под знаком Скорпиона, гематит обычно действует весьма положительно, придавая им силы и повышая самооценку. Гранат положительно влияет на пищеварение, дыхание, кровообращение и иммунную систему. Гранатовые ожерелья показаны при повышенной температуре, воспалении горла, длительных головных болях, аллергии и нарушениях пищеварения. Жемчуг — «эликсир молодости» — улучшает состояние кожи, отгоняет негативные мысли и поднимает настроение, а также помогает справиться с менструальным проблемами. Изумруд улучшает память и зрение, ослабляет депрессивные проявления, избавляет от лихорадки и плохих снов, способствует долгой жизни и верности в любви.Кораллам подвластны щитовидная железа, болезни горла, депрессивные расстройства и неврозы. Также им приписывают умение затягивать раны и снимать одышку.

Леся: История игральных картВо все времена всегда встречалось немало любителей перекинуться в картишки. Это прекрасный способ скоротать время в компании друзей, а то и неплохо подзаработать. Хотя, наверное, мало кто из игроков всерьез задумывался об истории колоды карт. А ведь эта история увлекательна и парадоксальна не менее, чем история любой другой вещи, созданной человеческой цивилизацией. Считается, что родина игральных карт — Восточная Азия. Жители Кореи резались в карты уже в XII веке. Но впервые о них упоминается в X веке — когда китайцы приспособили бумажные домино для других игр. Понятно, что такие раритеты не могли «остаться в живых» в течение веков. А вот карты XV века дошли до нас благодаря… изданиям Библии. Дело в том, что тогда — из-за весьма нестойких материалов, из которых они производились — колоды быстро протирались и выбрасывались. Кроме того, эти карты зачастую изначально выпускались ненадлежащего качества. И вот, бракованными листами с изображением карт (а ведь их еще называли молитвенник черта!) в XV веке подклеивали переплет Библии — так ценные книги «провезли» сквозь столетия и «неучтенных пассажиров», и карты XV века — действительно чудесным образом — сохранились новехонькими!Было время, когда карты изготавливались на российских мануфактурах — предприятиях, где использовался ручной труд рабочих. Процесс производства колод был очень сложным — 119 операций! — и небезопасным — как известно, на мануфактурах не было никакой охраны труда, и несчастные случаи происходили там чуть ли не каждый день. Но при этом государство все доходы от продажи карт пускало на благотворительность (а доходы были немалыми, ведь за одну колоду давали три рубля — столько же стоили восемь килограммов мяса).Немногие знают, что знаменитый Иоганн Гутенберг, изобретатель печатного станка, начал с производства карт и лишь потом приступил к изготовлению книг. Тогда-то эти плотные кусочки бумаги с нарисованными на них значками и заняли свое место в нашей повседневной жизни. Один из самых занимательных вопросов, связанных с российской историей карт, — когда именно и откуда они у нас появились. Исследователи обычно относят это событие к концу XVI — началу XVII столетия. Однако до сих пор нет единой точки зрения на то, из каких именно стран к нам пришли карты. Существует несколько гипотез: одни считают, что из Западной Европы через Чехию, так как именно чехи раньше всех других славянских народов познакомились с карточной игрой; другие утверждают, что прямо из Германии, третьи — через Польшу.Разные периоды переживало производство карт на Руси, но в СССР здесь особого разнообразия не наблюдалось. В Советском Союзе выпускалось всего два вида карт — атласные и преферансные. Как говорится, особо не разгуляешься. Хотя печаталось их немало — 20–25 миллионов колод в год. Видать, советские граждане были совсем не против сыграть между делом партейку-другую, хотя официально азартные игры в СССР не поощрялись. Более того, тиражи карт превышали тогда тиражи… всей политической литературы. Впрочем, помимо двух основных видов игральных карт, названных выше, в СССР выпускались в небольших количествах карты сувенирные — посвященные какой-либо дате, эпохе и так далее. Например, к 150-летию Комбината цветной печати — фабрики, которая и занималась производством игральных карт, были выпущены специальные колоды под названием «Черный палех». Очень красивые карты.

Леся: История советских диафильмов. Позитивные кадры нашего детстваКаждый из нас бережно хранит в своем сердце воспоминания детства. Радостные или грустные, светлые или полные горечи, они служат как бы мостиком, который связывает нас сегодняшних, взрослых и солидных, с теми маленькими детьми, которыми мы были когда-то. Иногда, испытывая ностальгию по ушедшему детству, мы достаем эти воспоминания из глубин своей памяти, чтобы вернуться хотя бы на секунду в то беззаботное время, свободное от наших нынешних проблем и забот. Для многих из нас такими яркими воспоминаниями могут стать диафильмы, которые мы смотрели в детстве.Тихое гудение проектора-фильмоскопа и яркий луч, превращающий белую простыню на стене в волшебный экран, на котором сменяют друг друга цветные картинки… Все это навсегда остается в памяти ребенка. Помните свое настроение в тот момент? Радость и нетерпение, пока старшие настраивают объектив и заряжают пленку с диафильмом в проектор, ваш восторг в ту секунду, когда на стене появляется первый кадр, и начинается сказка…Нашу теперешнюю жизнь уже сложно представить без телевизоров, DVD-проигрывателей, компьютеров и прочих чудес техники, но они не смогут вытеснить из вашего сердца эту чистую детскую радость от цветной сказки, нарисованной лучом света на белой простыне. Диафильм — это серия позитивных изображений (диапозитивов), объединённых общей тематикой в короткометражный фильм, состоящий обычно из 20-50 кадров. Диафильм связан с комиксом, мультфильмом, книжной иллюстрацией, но и отличается от них. Само название происходит от греческого δια, что в данном контексте означает «переход от начала до конца»; и англ. film — рулонная фото(кино)плёнка.Диапозитивный фильм основан на смене статичных кадров (в отличие от кинематографа). Его кадр ближе к станковой живописи или графике, поэтому некоторые художники и относят диафильм к изобразительному искусству. В кадре диафильма присутствует движение, экспрессия, как в любом произведении изобразительного искусства. При этом остро стоит вопрос перехода от кадра к кадру, их сцепления и сочетания, а также проблема соответствия текста изображению.Слово «диафильм» и предмет, которое оно обозначает, хорошо знакомо всем взрослым людям, выросшим из советских детей. Число людей, которые не знают, что такое «диафильм», увеличивается с каждым днем. Объяснить, что такое диафильм, оказывается не так просто. Потому что диафильм – это не только история, рассказанная при помощи текста и изображения, разделенного на кадры. Это еще и своеобразная техника представления истории зрителю, при которой каждый кадр рассматривается по отдельности. Диафильм – это еще и времяпрепровождение, организованное ручным передвижением кадров, чтением подписей вслух, и коллективным рассматриванием изображений, проецируемых на экран в темноте. Диафильмы – неотъемлемая часть советского быта и культуры.Во второй половине ХХ века диафильмы широко использовались в СССР, они были распространены в быту, в частности были созданы многочисленные диафильмы — иллюстрированные сказки, исторические и литературные произведения. Технические диафильмы предназначались для организации учебного процесса.Просмотр диафильмов осуществляется с помощью фильмоскопа или диапроектора, проецируя изображение на экран, в простейшем случае это была белая стена или простыня.Диапроектор ФД-2В странах Западной Европы и в Америке одновременно с диафильмами существовали некоторые виды домашних экранных развлечений для детей и взрослых, но только в нашей стране практика просмотра художественных диафильмов была распространена повсеместно. Популяризации художественных диафильмов способствовала сама любовь зрителей и поддержка государства. А ведь начинался советский диафильм, как и мультфильм, силами энтузиастов. Диафильмы были новым техническим шагом, позволяющим просматривать изображения с помощью недорогого оборудования, типа «волшебный фонарь» (устройство для проекции изображений).Волшебный фонарьЛюбопытно отметить, что диафильм появился намного раньше кинематографа и даже фотографии. Самые ранние устройства, волшебные фонари, конструктивные принципы которых существенно не отличались от диапроекторов XX века, относятся к первой половине XVI столетия. К концу XIX века диафильм уже занял прочное место в жизни людей. Диапозитивы выпускались как на плёнке, так и на стекле. Устраивались массовые показы, в основном, в просветительских, реже, в развлекательных целях. В дореволюционной России были диафильмы по естествознанию, географии, большинство «туманных картин» посвящалось истории Русского государства («25-летие царствования императора Александра II», «Св. Кирилл и Мефодий»), были также инсценировки литературных произведений («Ледяной дом», «Маскарад»). Показ картин сопровождался чтением вслух брошюры, прилагавшейся к каждой картине.Одним из первых советских диапроекторов был агрегат под названием «ИЗБАЧ», сконструированный сотрудником Главполитпросвета П. Мершиным. Встроенная динамо-машина и реостат давали возможность использовать его там, где не было электричества. Технология изготовления диафильмов в качестве иллюстративного материала пришла на смену предшествующей технологии применения отдельных стеклянных диапозитивов. Диапозитивы были не очень удобны, так как имели большой вес (изготавливались на стеклянных фотопластинках), а для их хранения необходимо было много места.В 1930 г. в Москве была основана студия «Диафильм», выпускавшая сначала чёрно-белые, а затем и цветные диафильмы. Диафильмы рассматривались, как средство агитации, их использовали для учебно-школьной, лекционной и пропагандистской работы, они не требовали сложного оборудования, а по эффективности воздействия были близки к кинофильмам. В 1934 г. были изготовлены первые диафильмы для детей: «Багаж» и «Пожар» (по С. Маршаку), «Девочка-ревушка» (по А. Барто) и ряд других. Позже появились диафильмы по кинолентам («Новый Гуливер», 1940 г., «Броненосец «Потемкин», «Летят журавли» и проч.).В студии «ДИАФИЛЬМ» работали в качестве авторов и консультантов многие известные писатели: А. Толстой, Л. Кассиль, К. Чуковский, С. Маршак, С. Михалков, В. Бианки и прочие. В создании диафильмов участвовали художники: Е. Евган, Кукрыниксы, В. Сутеев, К. Ротов, В. Радлов, А. Брей и другие.Начиная с конца 50-х гг. производство художественных диафильмов стало массовым: студия «Диафильм» стала выпускать 300-400 наименований диафильмов в год. Был начат выпуск озвученных диафильмов, звуковое сопровождение для них записывали на граммофонных пластинках; к учебным фильмам выпускали сопроводительный текст в виде книжечки. Важным шагом был переход от огнеопасной киноплёнки на основе нитроцеллюлозы - к безопасной «ацетатной» основе.С 60-х — 70-х гг. ХХ века, с появлением более совершенных проекторов, эпидиаскопов, киносъёмочных и кинопроекционных аппаратов для узкой плёнки (16 мм и 8 мм) позволяющих просматривать как старые диафильмы, так и цветные профессиональные и любительские слайды и фильмы, начался закат «эпохи диафильмов».Сейчас существуют оцифрованные диафильмы, которые можно записать на флешку или жесткий диск и воспроизводить с помощью обычного проектора. Некоторые диафильмы можно даже смотреть онлайн на тематических сайтах.Но, пожалуй, даже новые технологии не способны до конца заменить уютное чудо «волшебного фонаря». Иначе и быть не может, ведь мир диафильма – это необыкновенный мир. Погасить в комнате свет, направить луч проектора на белую стену и встретиться с любимыми персонажами – это значит на время забыть о многоканальной акустике, плазменных панелях и домашних кинотеатрах; это все равно, что приехать на дорогой машине в свою старую квартиру и вдруг найти там плюшевого мишку, который когда-то был лучшим другом детства...

Леся: Когда было создано первое государство морских пиратов?Избежать встречи с быстроходными кораблями Поликрата не помогали ни паруса, ни весла Морской разбой (пиратство) возник вместе с развитием мореплавания. Нападения на купеческие корабли не были редкостью во всех морях, но на заре развития мореходства особо процветали у берегов Юго-Восточной Азии, в Южно-Китайском и Средиземном морях. Считается, что первым упоминанием о пиратах в Средиземноморье стала небольшая глиняная табличка с египетского острова Фарос (1350 год до н. э.), в которой есть короткое упоминание о нападениях с моря разбойников-берберов на прибрежные африканские селения. Долгое время пиратские корабли действовали поодиночке или небольшими группами, полагаясь на внезапность нападения, удачу и невозможность торговых судов оказать должное сопротивление. Промысел оказался хоть и рискованным, но прибыльным, естественно, что появлялось все больше желающих им заняться. Для того чтобы действовать наверняка, пираты начали создавать целые флотилии, противостоять которым были в состоянии только военные корабли. В VI веке до н. э. на острове Самос в восточной части Эгейского моря даже возникло мощное пиратское государство, взявшее под контроль часть Средиземноморья. Началом создания своеобразного государства послужил захват острова группой пиратов. Авантюристов возглавляли три брата, которые по одним сведениям входили в состав аристократии острова, а пиратов привлекли себе в помощь, по другим – приплыли вместе с сообщниками. Собственно, весь остров братьям захватывать не пришлось, было достаточно взять под свой контроль одноименный с островом город, в котором находилось и управление страной, и практически весь гарнизон, и крупный порт. В Самосе были обманом захвачены и уничтожены местные правители, создана новая администрация во главе с тремя вожаками пиратов – Поликратом, Пантагностом и Силосонтом. Первое время братья правили совместно, но примерно в 532 году до н. э. Поликрат, решивший править единолично, распорядился уничтожить братьев, обвинив их в предательстве. Убить удалось только Пантагноста, а Силосонт смог бежать и отправился ко двору правителя Персии.На острове Самос Самос – крупный (примерно 480 км²) и плодородный остров, но его ресурсы не столь значительны, чтобы создать на нем самостоятельное процветающее государство. Поэтому Поликрат предпочел не просто продолжить привычный для его наемников морской разбой, но и возвел его в ранг государственной политики. Был создан крупный флот (более сотни различных кораблей), в котором флотилии возглавляли опытные капитаны, не раз проверенные Поликратом в деле. В короткий срок Поликрат стал фактически хозяином Эгейского моря, совершая периодические набеги не только на греческие берега, но и наводя ужас на жителей прибрежных районов Малой Азии и Пелопоннеса. Пиратское государство быстро богатело, что давало возможность Поликрату строить новые корабли и нанимать опытных моряков, прельщая их солидными заработками. Любопытно, что пират оказался не плохим правителем. На острове были установлены разумные налоги, поощрялось развитие сельского хозяйства, ремесленничества, торговли и образования. Попытки произвола собственно пиратов против коренных жителей острова жестоко пресекались. Активное строительство порта, защищенного большой дамбой, городских стен, замка и храмов привлекало на остров опытных архитекторов, труд которых высоко оплачивался. Для снабжения города чистой водой была построена целая водоводная система с акведуком и пробитыми в горе штольнями. Естественно, что особой заботой правителя был флота. Составлявший основу его могущества. При Поликрате на Самосе был разработан новый тип быстроходных парусных кораблей, получивших название «самены». По названию кораблей так же стали именовать и монеты Самоса, на которых были изображены эти корабли. Пират оказался не чужд искусству и не жалел денег для привлечения на Самос поэтов, философов, художников, скульпторов. При его дворе блистал знаменитый поэт Анакреонт, воспевавший радости любви и чувственных наслаждений. Мог бы блистать и Пифагор, но почему-то не ужился с правителем и с Самоса уехал. Умело лавировал Поликрат и в отношениях с мощными соседними государствами. С фараоном Египта Амасисом он заключил договор о дружбе, обещая египтянам поддержку на море. Умудрялся поддерживать определенный нейтралитет и с персами. При этом его пиратские корабли грабили практически всех, кто встречался на их пути. Свою политику на море Поликрат обосновывал принципом, что «лучше заслужить благодарность друзей, возвратив им отнятое, чем вообще ничего не отнимать у них». Пиратское государство процветало, казалось, что ничто не угрожает его могуществу. Удар был нанесен оттуда, где Поликрат уж никак не мог его ожидать. Когда началась очередная война между Египтом и Персией, он решил поддержать сильнейшего и направил в 524 году до н. э. крупную флотилию на помощь персидскому царю Камбизу. Но до персов его флотилия не дошла. По одной из версий, в эту флотилию были собраны корабли, капитаны которых были недовольны политикой правителя и замышляли заговор. Поликрат рассчитывал, что ему удастся и персам оказать помощь, и удалить подальше от Самоса недовольных им мореходов. Но в открытом море во флотилии произошел мятеж, приверженцы правителя были перебиты, а мятежники, заручившись поддержкой Спарты, попытались захватить Самос. На Самосе в этот момент не было крупного флота. Мятежники смогли разбить выставленную против них эскадру и высадиться на остров. Их надежды на поддержку с суши не оправдались. Гарнизон и поддержавшие его горожане разбили мятежников, привыкших сражаться на море. Только часть восставших смогла пробиться назад к кораблям и уйти в море. Победа была одержана, но по могуществу государства Поликрата был нанесен серьезный удар. К тому же он окончательно испортил отношения и с персами, которым не смог оказать поддержку, и с египтянами, которых открыто предал. Расправиться с Поликратом решил новый царь Персии Дарий I. По его распоряжению правителя Самоса выманили в Лидию для обсуждения крупной совместной морской операции, где захватили и казнили. На Самос вернулся из Персии Силосонт, став правителем государства. Но самостоятельную политику он уже проводить не мог, так как был вынужден признать себя вассалом Персии, да и крупных морских сил у него уже не было. Пиратский промысел пришел в упадок, а Самос превратился в персидскую провинцию. Но в истории пиратства Самос остался как одно из первых государств, не только созданное морскими разбойниками, но и сделавшее разбой на море основой своего могущества.

Леся: Дуэль в России: как дворяне стали невольниками чести? Илья Репин. Дуэль Онегина и ЛенскогоВ стихотворении «Смерть Поэта» М. Ю. Лермонтов очень точно назвал Пушкина «невольником чести». Времена и нравы меняются. Нам сегодня трудно представить, что в начале XIX века «невольниками чести» стало все российское дворянство. Сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на неограниченную власть императора, ни он, ни высшие органы власти, ни суд не могли защитить честь российского дворянина. Это мог сделать только он сам на поединке при помощи клинка или пистолета. С одной стороны, прекрасно, что высшей ценностью для любого дворянина стала его личная честь. Но с другой стороны, дворянское общество однозначно утвердилось во мнении, что защитить и восстановить личную честь или честь семьи может только сам дворянин, законы в этом случае бессильны, а любое вмешательство властей только оттягивает неминуемую развязку. При этом законы, категорически запрещающие дуэли, мягче не стали. Российское дворянство, созданное Петром I, далеко не сразу пришло к такому пониманию личной чести. Собственно, о какой чести мог говорить дворянин, при обращении к монарху униженно называвший себя холопом и не смевший даже думать о сатисфакции, если его оскорбило лицо, стоящее выше в иерархии власти. Ситуация стала медленно меняться только во времена правления Елизаветы. Окончательно же разрушила старое представление дворян о своем месте и значении в государстве Екатерина II. Именно при Екатерине дворяне получили личную свободу и возможность самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Но понадобилась смена поколения, чтобы дворянство утвердилось во мнении, что и личная честь не принадлежит государству и защитить её можно только самостоятельно. Для защиты чести российское дворянство теперь признавало только два способа: дуэль или принесение обидчиком публичного извинения. Естественно, что количество дуэлей резко возросло, а главное, они стали более кровавыми.Д. Шмаринов. Дуэль Пьера Безухова с Долоховым. Иллюстрация к роману «Война и мир» И во времена правления последних императриц дуэлей в России было немало, но как правило они проходили среди равных или близких по общественному положению дворян. При этом, поводом к дуэли могла служить любая мелочь, зачастую чрезвычайно далекая от оскорбления чести. Во времена Екатерины Н. И. Страхов писал о нравах в высшем обществе: «Бывало, хоть чуть-чуть кто-либо кого по нечаянности зацепит шпагою или шляпою, повредит ли на голове один волосочек, погнет ли на плече сукно, так милости просим в поле... Хворающий зубами даст ли ответ вполголоса, насморк имеющий скажет ли что-нибудь в нос... Также глух ли кто, близорук ли, но когда, Боже сохрани, он не ответствовал или недовидел поклона... Тотчас шпаги в руки, шляпы на голову, да и пошла трескотня да рубка!». Любопытно, что именно при Екатерине, смотревшей на дуэли сквозь пальцы и считавшей, что «поединок, хотя и преступление, не может быть судим обыкновенными уголовными законами», стали драться дамы. Поговаривали, что и у самой императрицы в молодости была дуэльная история со своей родственницей. В век Екатерины дуэлянты предпочитали выяснять отношения на шпагах или саблях, поэтому смертельных исходов было относительно немного. Во времена Александра I, когда главной причиной дуэлей стало оскорбление чести, оружие стали выбирать более смертоносное – пистолет. Собственно, причин для этого было две: пистолет практически уравнивал шансы, так как стрелялись на близком расстоянии (обычно 10-15 шагов), когда промазать трудно, да и вероятность убить или тяжело ранить обидчика резко возрастала.Л. Тимошенко. Дуэль. Иллюстрация к роману «Евгений Онегин»Уравнивание шансов было немаловажно, так как теперь на дуэлях часто дрались люди, существенно отличавшиеся и возрастом, и общественным положением, и умением владеть оружием. Понятно, что чиновник предпочитал не рубиться на саблях с кавалерийским офицером, а стреляться. Особенностью русской дуэли этого времени было и то, что её часто стремились закончить если не смертью противника, то его серьезной раной. В Европе подчас сам факт выхода на дуэль свидетельствовал о том, что честь защищена, но в России для этого требовалось пролить кровь обидчика или получить его извинения. Без серьезных последствий при взаимном согласии сторон могла закончиться только дуэль из-за мелких ссор. Если была серьезно затронута честь, компромиссы признавались неуместными, а дуэль обязательной. Так, Пушкин, отправляя секунданта договариваться об условиях дуэли с Дантесом, наставлял его: «Условьтесь только насчет материальной стороны дуэли. Чем кровавее, тем лучше. Ни на какие объяснения не соглашайтесь». От вызова на дуэль были защищены только члены императорской фамилии, которых традиции запрещали вызывать на поединок. Но и в отношении с ними дворяне находили возможность отстаивать свою честь. Еще будучи генералом, великий князь Николай Павлович (будущий император Николай I) во время смотра то ли замахнулся, то ли грубо схватил за мундир чем-то провинившегося офицера. В ответ услышал вежливое, но твердое: «Ваше высочество, в руках у меня шпага». Развития ситуация не получила, но урок будущий император усвоил. По России эта история ходила в нескольких вариантах. В её реальности можно сомневаться, но то, что её пересказывали, отражало главное – теперь свою честь дворянин был готов отстаивать даже перед теми, на кого его предки и глаза поднять не смели, и дворянское общественное мнение его в этом поддерживало.А. Наумов. Дуэль Пушкина с ДантесомВысокие представления дворян о собственной чести устраивали и монархов, недаром же за дуэли, проведенные в соответствии с установившимися правилами, наказания были символическими, хотя закон предусматривал смертную казнь. Зачастую происходило наоборот, тот, кто следовал букве закона, наказывался строже или становился для дворянской среды чужим, его просто переставали принимать. В этом отношении характерна дуэль генерал-майора Бахметьева и штабс-капитана Кушелева. За шесть лет до дуэли Бахметьев оскорбил четырнадцатилетнего юнкера Кушелева, который тогда не смог вызвать офицера на дуэль. Через годы судьба свела их снова, и вызов состоялся. Дуэль пытались предотвратить многие, но безуспешно. Оба стрелявших промазали, видимо, не без умысла. После чего Бахметьев извинился перед Кушелевым и попросил простить обиду. Самое интересное началось после дуэли. О ней стало известно властям, последовал очень жесткий приговор суда, предусматривающий разжалование дуэлянтов и лишение их дворянства. Александр I приговор не утвердил, суровые наказания для участников дуэли и секундантов заменили на чисто символические. Больше других пострадал бывший секундантом граф Венансон, которого заключили в крепость, а затем сослали на Кавказ. Пикантность в том, что именно граф донес о состоявшейся дуэли. В это время в дворянской среде появилось и понятие корпоративной чести, особенно в армии. Честь своей роты, полка, армии, вида войск офицер должен был защищать, как и свою собственную. Если при офицере пренебрежительно отзывались о его полке или сослуживцах, он был обязан вызвать говорившего это на дуэль. В противном случае считалось, что он разделяет это мнение и в полку ему не место. Выходом из подобной ситуации было увольнение со службы или перевод в другой вид войск, но вероятность, что такого офицера примут в другой полк, была крайне низка.Коверзнев. Дуэль Пушкина с Дантесом-Геккерен 27 января 1837 г.В России того периода трудно было найти дворянина, у которого за плечами не «висело» несколько дуэльных историй. Кстати, большинство вызовов, последовавших по пустяшным причинам или спьяну, заканчивались мирно. Протрезвев, потенциальные дуэлянты решали, что дело можно уладить без стрельбы, а заодно и «обмыть». Но появились и бретеры, сделавшие дуэль щекочущим нервы развлечением, стрелявшиеся по поводу и без оного. Появились четверные и даже шестерные поединки, когда по одному поводу стрелялись несколько пар дуэлянтов. Любопытно, что ни бретеры, ни участники массовых поединков обычно серьезных наказаний не несли, если дуэли проходили с соблюдением всех правил. Так, граф Федор Толстой (Американец) убил на дуэлях 11 человек, а общее количество своих дуэльных историй даже подсчитать затруднялся. Временные лишения чина или кратковременные заключения на гауптвахте или в крепости графа не смущали, к ним он относился философски. Именно к дуэли с Федором Толстым несколько лет готовился Пушкин, высланный в Кишинев, но их сумели все же помирить. Стоит заметить, что и сам Александр Сергеевич иногда не прочь был побретерствовать. На его счету более десяти дуэльных историй, стрелялся же он как минимум три раза. После дуэли с поэтом, произошедшей в Кишиневе из-за какого-то пустяка, полковник С. Н. Старов сказал Пушкину: «Вы так же хорошо стоите под пулями, как хорошо пишете». Друг поэта И. П. Бартенев вспоминал позднее: «Такой отзыв храброго человека, участника 1812 года, не только обезоружил Пушкина, но привел его в восторг. Он кинулся обнимать Старова и с тех пор считал долгом отзываться о нем с великим уважением». С Дантесом подобный итог дуэли был невозможен, поэт просто не стал бы его слушать. Трудно подсчитать, сколько жизней российских невольников чести унесли кровавые поединки. Можно по-разному относиться к дуэлям, глядя на них из нашего времени. Но согласитесь, прав был Александр Куприн: «Дуэль – варварский обычай, пережиток старины. Но, господа, скажу вам, не клевещите на дуэль, – это рыцарски благородный способ защитить открыто, что дороже жизни, – честь человека».

Леся: Отпечатки пальцев в древности, или Как родилась дактилоскопия?Первые доказательства появления дактилоскопии как «зародыша научного знания» находятся в старейшей библиотеке мира, в черепках 22 тысяч глиняных таблиц, которые были найдены в руинах старой Ниневии. В середине XIX века весь Лондон следил за скандалом, связанным с нашумевшим судебным процессом. Речь шла о наследстве лорда Джеймса Тычборна, который после своей кончины оставил без вести пропавшему сыну миллионы. Дело в том, что в 1854 году некто Кастро объявил себя Роджером Тычборном – тем самым пропавшим сыном, обманув полуслепую мать, десятки свидетелей, врачей и знаменитых лондонских адвокатов. Но в 1874 году он всё-таки был осужден за мошенничество на 15 лет каторги, несмотря на то, что был опознан как истинный Роджер. Как же удалось раскрыть обман? Дело в том, что во время службы в армии у сего гражданина были взяты отпечатки пальцев, доказывающих то, что хозяин их – никто иной, как Кастро... Интерес к отпечаткам пальцев появился давно. Существуют свидетельства того, что отпечатки использовались уже несколько тысячелетий назад в Вавилоне, Древнем Египте, Ассирии и Китае. Но речь идет лишь о своеобразных глиняных печатях с отпечатком ногтя, скрепляющих различные прообразы современных юридических документов: это и торговые договора, и древние «брачные контракты». Принесение присяги также закреплялось печатью. И даже священнослужители не могли обойтись без печатей: священник или духовник высшего ранга, совершая обряды и молитвы, помещал их в виде письма перед статуей божества, подписываясь и ставя печать. Позднее появилась традиция использовать так называемые «родовые печати». В то время особого внимания на отпечатки узоров на подушечках пальцев еще не обращали. Хотя, помимо отпечатка ногтя, на печати оставалась часть рисунка подушечки пальца. Кроме того, из-за отсутствия письменных принадлежностей часто было принято писать кончиками пальцев, окуная их в краску; при этом, испачканные пальцы соприкасались с полотном письма. Тогда-то и стали невольно обращать внимание на узоры отпечатков, убеждаясь в том, что каждый палец оставляет особый отпечаток.Первые доказательства появления дактилоскопии как «зародыша научного знания» находятся в старейшей библиотеке мира, в черепках 22 тысяч глиняных таблиц, которые были найдены в руинах старой Ниневии. На этих многочисленных документах, принадлежащих Ассирии и Вавилону, рядом с именем автора присутствует и глиняная печать. В Европе было найдено древнее изображение человеческой руки, нацарапанное на камне. Причем, линии ладони и кончиков пальцев были выполнены хоть и примитивно, но очень скрупулезно. В Южном Китае, Сиаме, Камбодже, Бирме и Тибете были найдены древнейшие «складные книги», запечатанные глиняными печатями. На этих печатях нет никаких изображений, за исключением обыкновенного рисунка линий пальцев, принадлежавших лицу, которое поставило эту печать. Первое официальное упоминание о методе установления личности по отпечаткам пальцев принадлежит китайскому писателю Киа Кунгйен (650 г. н.э). Он говорит об этом лишь мимоходом, описывая деревянные таблицы, употреблявшиеся для письма того времени, когда появилась первая бумага. Когда заключался торговый либо долговой договор, каждая из сторон получала по таблице. Затем оставляли на ребре таблиц на соответствующих местах отпечатки так, что, приложив доски одна к другой, можно было установить их тождественность. Киа Кунгйен объясняет эти действия, подчеркивая, что метод хорош для установления подлинности документа и исключения подделки.В Европе дактилоскопический метод в средние века никак не использовался. В то время в Германии и Скандинавии появилась восковая печать. Но к середине XIX века был разработан новый способ подписи на документах: ноготь большого пальца левой руки покрывался черной краской, и его оттиск ставился на документ; при этом оставался след и от кончика большого пальца. Сначала так подписывались женщины и дети привилегированных классов, которые не обладали печатью, а впоследствии и представители остальных классов. Что же касается нашего времени, то в Азии до сих пор существует культ отпечатков пальцев. Так, в некоторых провинциях Японии принято вывешивать на дверь дома белый лист бумаги с черным отпечатком ладони. Для верующих японцев этот ритуал должен оградить род от болезней и злых духов. Там же, в Японии, принято отмечать 88-летие как особый праздник. В этот день юбиляр должен подарить всем родственникам по листку бумаги со своим отпечатком. Детские дома Китая, воспитывающие сирот и брошенных детей, очень ответственно подходят к приему воспитанников. Сначала составляется карта, где подробно описывается пол и возраст ребенка. Затем указываются особые приметы и, наконец, описываются отпечатки пальцев. Этому процессу уделяется особое внимание, и, в том случае, если мать решит вернуть брошенного ребенка обратно, она может сделать это, подробно описав узоры отпечатков своего чада.В 1858 году Джон Гершель, известнейший английский астроном и физик, потребовал от индийца, поставлявшего ему материал для строительства дороги, удостоверить контракт отпечатком своих пальцев. В то время Гершель еще не был посвящен в тайну линий отпечатков. Вскоре он провел ряд экспериментов, доказывающих уникальность каждого отпечатка. А причиной тому стало следующее обстоятельство: Гершель выплачивал индийским солдатам жалованье. Солдаты были похожи друг на друга, имена их часто повторялись, а писать они не умели. Иногда, получив жалованье, индийские солдаты снова приходили и утверждали, что денег еще не получали. Иногда они посылали друзей или родственников, чтобы те еще раз получили их жалованье. И так как Гершель не мог отличить их друг от друга, он стал заставлять их ставить отпечатки двух пальцев и на списке с именами, и на квитанции. Позднее Гершель послал рапорт в полицию с призывом создать своеобразную базу данных преступников, но получил категорический отказ. Одновременно с Гершелем британский врач Генри Фолдз также заинтересовался необычными узорами. Он провел ряд исследований на лемурах и сделал вывод о неповторимости каждого отпечатка. Тогда-то он и выдвинул идею о том, что это открытие сможет существенно облегчить задачу полиции – необходимо лишь сравнить отпечатки пальцев с места преступления с отпечатками подозреваемого. Так официально появилась криминальная дактилоскопия.

Леся: Какие музы нас вдохновляют?Музы, танцующие с АполлономМузы – прекрасные богини древнегреческой мифологии, покровительствующие наукам и искусству. Они давно «живут» рядом с нами, но обычно мы вспоминаем из них только двух-трех. Пожалуй, наиболее часто звучит имя Мельпомены, когда речь заходит о театре. Всего же муз девять. Музы не были затворницами и вели довольно бурную жизнь, наполненную любовными романами с богами и даже со смертными. Кое-кого из их детей мы тоже временами вспоминаем, например, Орфея или Гименея.Рафаэль. Музы на ПарнасеЖили музы на горе Парнасе, но на земле каждая муза имела свои храмы, которые назывались мусейонами. Вот откуда произошел наш современный «музей». В описаниях различных древнегреческих авторов, особенно, когда дело касается любовных похождений муз, немало противоречий. Поэтому приведу версии, которые встречаются чаще всего. Только в одном практически все авторы сходятся – все девять муз дочери Зевса и богини памяти Мнемосины.Каллиопа (Красиворечивая) – муза героического эпоса. Обычно изображалась со свитком папируса или диптихом (специальной дощечкой для писания) в руках. От союза с Аполлоном родила Орфея и Лина. Если Орфей нам хорошо известен, то Лин, как говорится, не на слуху, а ведь он был величайшим знатоком музыки, прекрасным певцом и учителем Геракла, который по версии нескольких авторов приходился ему родным братом.Клио (Славящая) – муза истории. Изображалась практически так же, как и Каллиопа, только вместо диптиха иногда держала в руке футляр для свитков. От Пиера имела сына Гиакинфа (Гиацинта) – юношу божественной красоты, который стал возлюбленным Аполлона и Зефира. Когда Гиацинт погиб от спортивного диска, направленного ему в голову ревнивым Зефиром, Аполлон из его крови вырастил цветок.Урания (Небесная) – муза астрономии. Изображалась со звездной картой (небесным глобусом) и циркулем в руках. От Аполлона родила Гименея - божество брака. Рассказы о Гименее крайне противоречивы: он крутит романы с различными мифическими лицами, спасает девушек от пиратов, а когда решает остепениться, умирает в день свадьбы из-за тоски об уходящей юности и красотеЭвтерпа (Прекрасноуслаждающая) – муза лирической (элегической) поэзии и музыки. Обычно изображалась с двойной флейтой или лирой в руках. От речного бога Стримона родила Реса, который стал царем Фракии и погиб при защите Трои. Обычно его убийцей называют Одиссея или Диомеда.Эрато (Приятная) – муза любовной поэзии. Обычно изображалась с кифарой в руках. От союза с Малом родила Клеофему. Все, на кого она бросала взгляд (по другой версии – кого обучала), становились желанными для противоположного пола и получали способность страстно любить.Терпсихора (Усладительно танцующая) – муза танцев и хорового пения. Изображалась в нескольких вариантах: улыбающаяся молодая женщина с венком на голове, исполняющая танец; женщина, играющая на лире или держащая в руках лиру и плектр (своеобразный медиатор). От бога реки Ахелоя родила сирен.Мельпомена (Пляшущая) – муза трагедии. Обычно изображалась с несколькими специальными атрибутами: в театральной мантии, с повязкой и венком из листьев винограда или плюща на голове, с трагической маской в одной руке и палицей или мечом в другой. Как и Терпсихора, была матерью сирен от Ахелоя.Жан-Марк Натье. Муза ТалияТалия (Цветущая) – муза комедии и легкой, ироничной поэзии. Изображалась с венком из листьев винограда или плюща на голове и комической маской в руках. Любвеобильный Зевс обманом взял её в жены. Боясь ревности Геры, которая хотела владеть любовью Зевса безраздельно, Талия спряталась в недрах земли, где у неё родились демонические существа – палики, которые могли превращаться в лечебные источники. Когда-то палики считались покровителями здоровья, земледелия и мореплавания.Полигимния (Многопоющая) – муза торжественных гимнов, красноречия и пантомимы. Изображалась закутанной в плащ, иногда со свитком в руках. Благодаря постоянной задумчивости (должна была помнить все гимны в честь богов), времени на романы у неё не оставалось, поэтому сведений о детях нет. Уже много веков музы вдохновляют людей на творчество.

Леся: Откуда взялось эхо?Никола Пуссен. «Эхо и Нарцисс»Согласно греческой мифологии, Эхом прозывалась прелестная нимфа, которую угораздило влюбиться в Нарцисса, сына речного бога Кефисса и нимфы Лаврионы. Впрочем, как повествует миф, юноша этот был так хорош собой, что дамы просто не давали ему проходу, но он, однако, никому не отвечал взаимностью. История Нарцисса, полюбившего собственное отражение, достаточно широко известна. А страдалица по имени Эхо не справилась со своими чувствами, иссохла вконец от любви, т. е. растворилась в воздухе и обратилась в эхо, и от нее сохранился лишь голос-отзвук… Но перед этим будто бы успела произнести проклятие своему избраннику: «Пусть не ответит Нарциссу взаимностью тот, кого он полюбит».Овидий в «Метаморфозах» описывает окончание этой истории немного иначе. Когда умер Нарцисс, то «плакали в лесу младые нимфы, и плакала Эхо. Приготовили нимфы юному Нарциссу могилу, но когда пришли за его телом, то не нашли его. На том месте, где склонилась на траву голова Нарцисса, вырос белый душистый цветок – цветок смерти; Нарцисс зовут его. Вторая версия наказание юноше приписывает Афродите, а третья вообще относит ситуацию к пророчеству оракула, которых сообщил родителям Нарцисса, что их потомок проживет долгую жизнь, если не увидит своего отражения. История несчастной любви Эха к Нарциссу часто привлекала художников, кто только не изображал эту парочку: Никола Пуссен, Караваджо, З. Серебрякова, Бакстер и многие другие. Но есть и такой миф, который вообще не связывает их, а отмечает, что она была жуткой болтушкой, и тем сильно разгневала супругу Зевса, богиню Геру. Гера на тот момент и без того была не в духе, поскольку занималась поиском мужа-громовержца, заподозрив его в банальной измене с нимфами. И долгий разговор, который завела с ней Эхо, так допек богиню, что она в порыве ярости ограничила дар речи словоохотливой красотки, оставив ей лишь умение произносить концы слов и не ведать их начала. Римляне пошли еще дальше и добавили драматизма отношениям между Юноной и Эхом. Они посчитали, что горная нимфа Эхо была любимицей верховной богини, доверявшей подруге все свои женские секреты. Но льстивая наперсница завела близкие отношения с Юпитером, а когда он отправлялся позабавиться с другими нимфами, отвлекала его жену продолжительными беседами. Когда это обнаружилось, наступила расплата, предательница отправилась в лесную глушь, лишенная членораздельной речи, но с трудом переносила одиночество и однажды, встретившись с Нарциссом, воспылала к нему страстью, от которой истаяла. Наконец, сохранилась кровавая история любви Пана к нимфе Эхо. Она вроде бы предпочла ему Сатира, и отвергнутый кавалер поступил крайне жестоко, Он натравил на нее пастухов, растерзавших бедняжку, и рассеял части убиенного тела по всему свету. У англичан считается, что есть особое эхо, которое раздается вблизи замков и является предупреждением мистического персонажа Баньши о чьей-то смерти.А согласно русским преданиям, некоторые виды эха означают пересмешничество лешего, особенно если это эхо – многоголосое. В сказках тоже фигурирует эхо. Например, в сюжете, который присутствует в русском, французском, немецком фольклоре, именами его являются Ох и Ах: дровосек утопил топор, охнул, и ему отозвалось эхо, вслед за которым появился великан, предлагавший поочередно золотой, серебряный и железный инструмент. Честный мужик отказался от драгоценных топоров, и они ему были подарены, а сосед, позарившийся на не принадлежащее имущество, оказался в проигрыше. Вот сколько разных версий о происхождении эха. Но не только в древние времена они возникали. У современных альпинистов есть поверье, что если кричать в горах, то эхом может откликнуться Белая женщина, которая утащит за границы жизни. А ведь есть еще и астероид Эхо, у которого ровно такое имя…

Леся: Стюарты - несчастливые короли?Эдвард Хайд граф КларендонИстория Стюартов продолжилась: жена Карла I Генриетта-Мария, сестра короля Франции Людовика XIII, увезла сыновей Карла и Якова во Францию, в эмиграцию. Воспитанием принцев занялся Эдвард Хайд, высокообразованный человек, он первый написал историю Мятежа в Англии (того, который еще называют английской революцией). Неуемный принц Карл на следующий год после казни отца бежал в Шотландию, где, что интересно, был признан законным королем и даже был коронован. Но Кромвель поцарствовать ему не дал: вторгся во главе своих железнобоких в Шотландию и «навел там порядок» с помощью виселиц. О. Кромвелю решительности было не занимать: он держал всю Англию в ежовых рукавицах, с несогласными не церемонился, а восставших ирландцев и шотландцев усмирил с такой нечеловеческой жестокостью, что еще долго его именем матери пугали своих детей! За свои победы Оливер Кромвель стал Генералиссимусом и Лордом-Протектором Англии, Ирландии и Шотландии. В 1660 г. Кромвель умер, оставив преемником сына Ричарда, но в его слабых руках руль управления государством дал такой крен, железная дисциплина вмиг сменилась таким безумным беспорядком, что единственным выходом виделось призвать претендента – принца Карла-младшего. Что и сделал генерал Уильям Монк – Отец английской Реставрации. О. Кромвель оставил о себе такую память, что защитников у республики не нашлось вовсе, все были ею сыты по горло. Карл под торжествующие крики въехал как триумфатор в Лондон. Лорд-канцлером был сделан Э. Хайд, ставший графом Кларендон, У. Монк был сделан герцогом Альбемарль и Главнокомандующим, сын убитого герцога Бекингема – тоже Джордж Вилльерс, 2-й герцог Бекингем, близкий друг нового короля Карла Второго, занял отцовское место второго человека в королевстве.Король Карл IIКак король Карл II был несравненно талантливее, а главное, удачливее отца. Все начинания его имели долгую жизнь, часть английских историков считает его выдающимся королем. Главное, что ему удалось – это наладить взаимодействие с парламентом, благо, девятый вал воинствующего Пресвитерианства схлынул и многие пуритане стали переселяться в северо-американские колонии. Англичане смогли вздохнуть свободнее, когда эти непримиримые, отважные и крайне жестокие люди стали покидать Англию. В 1679 г. король подписал «Хабеас корпус Акт» – «Акт о лучшем обеспечении свободы подданного и о предупреждении заточений за морями», он по праву считается фундаментом английских политических свобод и английского правопорядка.Дж. Вильерс, II герцог БекигемКарл II мог бы запросто посрамить Джакомо Казанову и Дон Жуана, о любвеобильности английского короля говорила вся Европа. Еще О. Кромвелю из Франции и Голландии присылались длиннющие депеши с описанием подвигов юного принца Карла на любовном фронте. Причем по-мужски он был очень благороден: он официально признал и узаконил 14 своих детей, шестерым из них он даровал герцогский титул. Лишь одну политическую ошибку совершил король Карл II – он так и не оставил после себя ни одного законного отпрыска мужского пола – это поразительнейший факт! Королю Карлу II наследовал его младший брат – принц Йоркский Яков (Джеймс). Он был редкий упрямец: в юности Яков соблазнил дочь своего учителя Э. Хайда и вопреки мнению всех его окружающих людей (ведь принцы не могут жениться на ком хотят) повенчался с Анной Хайд. Заметим, что позже выяснилось, что Яков был совершенно прав – обе его дочери, старшая Мария и младшая Анна, стали королевами Англии и Шотландии! Яков сражался в рядах французской армии под началом Анри де Ла Тура, знаменитого маршала Тюренна и показал себя мужественным воином. Еще в детстве он был сделан Верховным Адмиралом английского флота: когда его старший брат Карл в 1661 году взошел на престол, Яков со всей серьезностью приступил к руководству делами флота, лично командовал в серьезных баталиях с голландцами. Интересно, что город Нью-Йорк назван в честь герцога Якова Йоркского! Выросший во Франции, Яков вместе с женой принял католическую веру, тайно, отлично понимая, какие трудности он этим себе создаст – все английской общество зло и яростно ненавидело католиков, им было запрещено занимать государственные должности, они были гонимыми изгоями! Яков же отличался совершенно не свойственной духу времени веротерпимостью, никогда в его отношениях с людьми религия не играла решающей роли.Король Иаков (Джеймс) IIВ 1673 г. на волне антикатолической истерии был принят закон, по которому все государственные чиновники должны были присягнуть в том, что не являются тайными католиками. Именно тогда Яков категорически отказался давать ложную присягу и вся Англия узнала жуткую новость: наследник престола – католик! Яков был вынужден покинуть пост Верховного адмирала, и согласиться на то, что его дочери выйдут замуж за протестантских принцев. Зато женитьба Якова на юной принцессе-католичке Марии Моденской (после смерти Анны) вызвала жуткое смятение умов и настоящий психоз. Рассказывали, что юная принцесса – агент Папы Римского! Против Якова яростно интриговал бывший министр граф Шефтсбери, именно он предложил провокацию – билль об устранении Якова от престолонаследия. Действия Шефтсбери вызвали политический кризис: разгневанный вопиющим самоуправством парламента, Карл II его распустил. Примерно тогда начали зарождаться и политические партии: сторонников скандального билля составляли виги, а противниками были тори. В 1683 году был раскрыт «заговор дома Ржи» – заговорщики собирались убить короля Карла и Якова, герцога Йоркского, и реставрировать республику. После чего в обществе наступило мгновенное отрезвление, пример заговорщиков-республиканцев всех отвратил и резко поднял популярность короля и Якова Йоркского. В 1685 король Карл умер и Яков при полном одобрении народа, парламента и Пэров взошел на престол. Спокойную обстановку взорвали два мятежа – графа Аргайла в Шотландии и племянника короля герцога Монмута (одного из 15 побочных детей покойного Карла II) в Англии. Оба мятежа были быстро подавлены, причем при подавлении мятежа Монмута отличился Джон Черчилль, молодой офицер, ставший генералом. (Д. Черчилль в ранней юности был приглашен ко двору герцога Йоркского, Яков ему покровительствовал и много сделал для продвижения карьеры Джона, тем более, что любовницей Якова одно время была старшая сестра Джона – Арабелла Черчилль).Королева АннаОбщество было шокировано лютой расправой над всеми, хоть малейшим образом причастными к подавленным мятежам. Популярность нового короля была непоправимо испорчена, недовольство быстро переросло в возмущение. Особенно англичан разъярил Акт Якова о свободе совести – «об эмансипации католиков», и то, что Яков позволил католикам занимать посты в армии и государственном аппарате. Пугала также и приверженность Якова к сильной и могущественной королевской власти. Искусство компромисса было абсолютно неизвестно Якову, и уже на второй год царствования против него образовался всеобщий заговор. Семь лордов составили тайную депешу к зятю Якова – принцу Виллему Оранскому, правителю Нидерландов, с приглашением с войском высадиться в Англии и с легкостью занять трон тестя, уверяя, что 19 из 20 англичан будут несказанно этому рады. Тонкий политик, Виллем, муж Марии, старшей дочери Якова, все взвесил и 5 ноября 1688 года с войском высадился в Англии. Король надеялся дать захватчику отпор, но очень скоро выявилось, что дело его погибло: все стремились предать непопулярного короля. Но смертельный удар Якову нанес его давний протеже – генерал-лейтенант Джон Черчилль, которого недавно Яков сделал бароном. Во главе 500 всадников Черчилль, не дожидаясь начала сражения, перебежал в лагерь претендента. Череда измен совершенно сломила волю Якова, и он даже не сумел спокойно покинуть Англию: задержанный на берегу, он был отпущен по личному приказу нового короля – Уильяма III. Произошла Славная революция.Виллем Оранский - король Уильям IIIКак так получилось, что распутник Карл прочно сидел на троне почти четверть века, а его младший брат Яков, человек слова, человек мужественный и храбрый, потерял трон, процарствовав всего три года? Пишут, что король Яков был не очень умен и был плохой политик. Конечно, то, что он принял католичество и завел прочную дружбу с королем Франции Людовиком XIV , который в 1688 году его, свергнутого короля, принял во Франции и оказывал всяческую поддержку и выделял огромные суммы, все это, конечно, было крайне недальновидно. Но дело еще в том, что в результате Великого Мятежа (или революции, как кому нравится) образовался целый слой людей, имеющих прямой доступ к рычагам Верховной Власти – политический класс, или истеблишмент. Центром его сосредоточения был парламент, но не палата общин, а палата пэров (иногда неправильно называемая палатой лордов). В свое время О. Кромвель ликвидировал палату пэров, а Карл II одним из первых шагов ее воссоздал. Сущность пэрства в его наследственности, это сословие наследственных властителей. Пэры признавали Короля всего лишь «Первым среди равных», а не Повелителем. У истоков английской свободы стоят Лорды, именно они, бароны, заставили короля Джона в 13 столетии подписать Великую Хартию Вольностей. Барон, Симон Де Монфор, граф Лестер, а не какой-нибудь монарх основал в 1266 г. парламент. Из столетия в столетие ссориться с пэрами было для королей смертельно опасным, пэры присвоили себе негласное право свергать королей. В 17 столетии структура общества изменилась, появилась буржуазия, но по-прежнему пэры творили историю Англии.Королева Мария II СтюартИменно с правящим сословием рассорился король Яков, своими претензиями на абсолютную власть он отравил свои отношения с лордами как корпорацией. Среди семи человек, «пригласивших Виллема Оранского на престол», трое были пэрами, двое – старшими сыновьями пэров, двое – младшими сыновьями пэров. Интересно, что трое из них через шесть лет будут королем Уильямом III сделаны герцогами, трое станут графами, шестеро будут занимать важнейшие посты в правительстве. Принц Оранский Виллем категорически откажется стать просто мужем царствующей супруги. «Нет, я буду королем!» – заявил он и стал королем Уильямом III. Так они и правили вместе – Уильям и Мэри, но решающее слово всегда было за Уильямом. У них так и не появилось наследника, поэтому, когда в 1702 г. Уильям умер (Мэри умерла раньше, в 1694), на престол взошла королева Анна, младшая дочь Якова II. Наступил звездный час Джона Черчилля, он был личным другом Анны, но главное – огромное влияние на нее имела его жена Сара, урожденная Дженнингс. В том же, 1702 г., Джон и Сара стали герцогом и герцогиней Мальборо. Джон прославился как выдающийся полководец ифельдмаршал, Сара же, пользуясь огромным влиянием на королеву Анну, оказывала огромное влияние на политику Англии. В 1714 г. история королей Стюартов завершается: детей у королевы Анны не было, а единственный сын ее отца, рождение которого послужило сигналом к началу Славной революции, был католиком, и не он, не его потомки уже никогда не правили ни Англией, ни Шотландией. История Стюартов – несчастливых королей, завершилась.

Леся: День в истории 22 октября - Праздник Белых ЖуравлейПраздник Белых Журавлей учрежден народным поэтом Дагестана Расулом Гамзатовым как праздник поэзии и как память о павших на полях сражений во всех войнах.Мне кажется порою, что солдаты, С кровавых не пришедшие полей, Не в землю эту полегли когда-то, А превратились в белых журавлей. Они до сей поры с времен тех дальних Летят и подают нам голоса. Не потому ль так часто и печально Мы замолкаем, глядя в небеса?Расул Гамзатов

Леся: История узловУзел, завязанный на дверях саркофага ТутанхамонаЗавязывание узлов на верёвке для её практического использования в различных профессиональных целях и в быту относится к числу древнейших изобретений человечества. Связывающие, затягивающиеся, стопорящие, быстро развязывающиеся, незатягивающиеся и многие другие узлы, придуманные человеком тысячелетия назад и верно служащие нам сегодня, поистине гениальны своей надёжностью и простотой. Можно предполагать, что первобытный человек придумал десяток другой узлов раньше, чем научился добывать огонь. Очевидно, он начал применять узлы задолго до того, как изобрёл лук и стрелу, лемех, колесо, иглу, якорь. Быт, да и вообще существование первобытного человека, невозможно представить без верёвки, сделанной из лиан, волокон растений, из полосок кожи или сухожилий убитых животных. Ею человек пользовался на охоте, рыбной ловле, связывал жерди и брёвна своего жилища, прикреплял каменный молоток и топор к деревянной рукоятке, привязывал к дереву домашних животных, делал узду для лошади, вязал брёвна плотов, связывал пленников, оснащал свои примитивные парусные лодки. Трудно перечислить все случаи использования нашими далёкими предками верёвки, да и нет в этом необходимости. Умение вязать на верёвке узлы в древности почиталось искусством, которое считалось родовым достоянием, ревниво охранялось от чужаков и передавалось от отца к сыну. Узел для человека, чья жизнь среди многочисленных опасностей природы была борьбой за существование, являлся своего рода верным средством как в битве, на охоте, ловле рыбы, так и у домашнего очага.При первобытнообщинном и рабовладельческом строе, как и в более поздние времена, с узлами в жизни людей было связано немало примет, поверий и суеверий. Использование шаманами, знахарями и жрецами определённых узлов на верёвке носило культовый, религиозный характер. Завязыванием определённых узлов на тетиве лука первобытный человек «изгонял» из своего жилища злых духов, исцелял болезни и т. п. В магическое свойство узлов свято верили древние греки и римляне. Многие дошедшие до нас труды греко-римских классиков сообщают о магической силе узлов. Вспомним Гомера: Эол дарит Одиссею кожаный мешок с противными ветрами, и этот мешок завязан волшебным узлом. Плиний Старший в своей «Естественной истории» серьёзно и подробно описывает целебные свойства геркулесова (он же прямой) узла, которым римские медики завязывали бинты на ранах.В средние века мореплаватели стран Северной Европы свято верили в магическую силу трёх узлов, завязанных на снастях корабля. Развязывая эти узлы последовательно, они таким образом вызывали на море ветер. Особенно много религиозных обрядов, относящихся к узлам, было у охотничьих племён Африки. До сих пор зулусы, убив на охоте какое-нибудь животное, обязательно на его хвосте завязывают узел. По их поверью, это предотвращает боли в животе после еды мяса убитого животного.Известный английский историк религии и этнограф Джеймс Фрэзер (1854-1941) в своей книге «Золотая ветвь» пишет: «Что касается узлов, то народы во многих частях света питают глубокое предубеждение против завязывания узлов на своей одежде в определённые критические периоды, особенно при родах, бракосочетании и погребении». И далее: «У русских сеть со множеством завязанных на ней узлов считалась весьма действенным средством против колдовства. Поэтому жители некоторых областей России накидывали на свадебный наряд невесты рыболовную сеть, чтобы тем самым уберечь её от напастей... Амулет в России нередко представляет собой просто узловатую верёвку».С самых отдалённых времён до наших дней человек не мог обойтись без узлов ни в плетении рыболовных сетей, ни в ткачестве ковров, ни в отделке нарядной одежды. Именно эти ремесла позволяют нам судить об узлах наших далёких предков, узнать, какими из них они пользовались. Узлы, завязанные ими на таком «тленном материале», как верёвка из растительных волокон, кожи или сухожилий убитых животных, по мнению археологов, – редкая находка. Но тем не менее время сохранило нам несколько обрывков сетей и кусков верёвок с завязанными на них узлами. Например, в 1920 году близ Выборга археологи нашли остатки плетёной рыболовной сети с каменными грузилами и поплавками из коры сосны. По мнению учёных, эта находка относится к пятому тысячелетию до нашей эры. На остатках сети отчётливо видны выбленочный и прямой узлы. Строительное оборудование широко использовало различные виды узлов.Сегодня мы применяем узлы, не задумываясь даже, что их возраст исчисляется не веками, а тысячелетиями. Нам и в голову не приходит мысль о том, что такие узлы, как выбленочный, прямой и беседочный, служили жителям Древнего Египта ещё пять тысячелетий назад. Эти узлы сегодня можно видеть на так называемых «кораблях мёртвых» – на самых древних моделях судов, дошедших до нашего времени. Они найдены археологами в некоторых пирамидах Египта. Такие модели вместе с различной утварью жрецы клали после смерти фараона в его гробницу. На этих кораблях ушедший владыка якобы отправился в последнее плавание в «Страну мёртвых». Модели сделаны весьма искусно. Они точно соответствуют рисункам кораблей той же эпохи. На них есть предметы всей оснастки судна, включая вёсла, мачту, реи, блоки, снасти с узлами. Несколько моделей «кораблей мёртвых» есть в экспозиции «Египет» Британского музея в Лондоне. То, что древние египтяне применяли упомянутые узлы, подтверждает археологическая находка 1954 года, когда были обнаружены остатки парусного корабля фараона Хеопса, где на обрывках снастей нашли беседочный узел. О применении египтянами выбленочного узла свидетельствует тот факт, что дверь третьего помещения гробницы фараона Тутанхамона была прикреплена верёвкой, завязанной этим узлом. Прямой узел, хорошо известный в Древнем Египте, широко был распространён в быту древних греков и римлян. Его изображение часто встречается на осколках ваз и кувшинов в виде их ручек. Он украшал жезл древнеримского бога Меркурия – покровителя торговли, и назывался Nodus Hercules – геркулесовым узлом, так как этот древний герой носил шкуру убитого льва, передние лапы которого связывал на груди этим узлом. Древние римлянки геркулесовым узлом завязывали пояса своих туник.Археологические и письменные источники по Южной Америке дают нам возможность считать, что люди племени инков – древних обитателей Перу, не только широко применяли прямой и шкотовый узлы при строительстве висячих мостов из волокон растения магуэй, но и использовали узлы вместо письменности. Древние перуанцы являются изобретателями кипу – узелкового письма. Для этой цели они пользовались цветными шерстяными шнурами и узлами, имевшими от одной до девяти затянутых петель. С помощью комбинаций таких узлов астрономы Древнего Перу могли фиксировать любое число, вплоть до пятизначного.Изобретателями самых хитроумных и надёжных узлов оказались моряки. Ведь именно им, а не постоянным обитателям суши приходилось иметь дело с верёвками гораздо чаще. Появившийся более шести тысячелетий назад парусный корабль был немыслим без верёвок, которыми крепились мачты, поддерживались реи и паруса... А если вспомнить устройство большого парусного судна начала нашего века, например четырёхмачтового барка «Крузенштерн», то это – десятки тысяч метров всевозможных снастей, сотни блоков, талей и пр. В основе оснастки судна с любым парусным вооружением всегда лежали узлы, а механика управления парусами строилась на тросах и блоках. От каждого члена экипажа парусного судна требовалось безукоризненное знание такелажного дела: умение сращивать концы, делать сплесни, огоны, бензели, кнопы, мусинги, плести маты, шить и ремонтировать паруса. Каждый матрос обязан был уметь быстро и правильно вязать десятки всевозможных узлов, причём делать это зачастую впотьмах во время шторма на многометровой высоте. Искусство вязания узлов моряками было доведено до совершенства. Ведь от этого зависела безопасность судна под парусами. К расцвету парусного флота в морском деле насчитываюсь почти 500 узлов, не считая кнопов, мусингов, различных оплёток и пр.Многие морские узлы получили свое название от снастей, на которых они применялись, например шкотовый, фаловый, выбленочный, гинцевый, или по названию предметов, к которым они вязались, — сваечный, гачный, шлюпочный, бочечный, топовый и др. Некоторые узлы в споем названии содержат национальный признак, например: испанский (беседочный), французский (топовый), фламандская петля, турецкий узел и пр. Однако узлов, носящих названия стран, в морском деле немного, так как все морские узлы можно считать изобретением интернациональным и весьма древним. Ведь даже лучший из всех узлов – беседочный, известный ещё 5000 лет назад в Древнем Египте, был придуман финикийцами. С появлением пароходов, которые менее чем за столетие вытеснили с морских дорог парусные суда, исчезла для моряков необходимость знать множество узлов. Искусство вязать узлы исчезало вместе с парусниками. И если ещё в середине прошлого века доведённое до совершенства умение вязать узлы расценивалось всего-навсего как ремесло матроса, то в наши дни это редкость, ушедшее в прошлое и почти забытое искусство. Современный человек знает об узлах меньше, чем человек древности. Большинство людей даже шнурки на ботинках и банты завязывают неправильно. Пределом сложности для нас становится узел галстука. Все остальные узлы мы почтительно называем "морскими". Можно подумать, что древнее ремесло вязания узлов к концу второго тысячелетия новой эры перестало быть необходимостью. В наши дни это - редкость, ушедшее в прошлое и почти забытое искусство. В мореходных училищах изучают 36 обязательных узлов. Врачи, строители, скорняки, сапожники, такелажники, ткачи и портные, а так же люди множества других профессий используют в своей практике не более десятка узлов. Рыболовы применяют еще несколько особых узлов для различных снастей. Альпинисты и туристы знают 15-20 узлов. Любители макраме обходятся всего десятью узлами. В арсенале фокусников и иллюзионистов припасено не более 3-4 узлов. Есть узлы надежные и опасные, бесполезные и хитроумные, порой сложные и таинственные, простые и почти универсальные. Их множество. Но, к сожалению, в отечественной литературе наибольшее собрание насчитывает 150 узлов. Большинство справочников, включая и переводные, ограничиваются пятьюдесятью наименованиями. Из: Скрягин Л.Н. Морские узлы. 3-е изд., доп. М.: Транспорт, 1994.

Леся: ТростьИстория трости насчитывает тысячелетия. В Англии она вошла в моду в XVII веке, а в XVIII-м мода на трости затронула и дам. Изготавливали трости из древесины различных пород, а так же бамбука или ротанга, слоновой кости, стекла и т.д. А уж различным формам набалдашников просто несть числа!В викторианской Англии трость считалась неотъемлемой деталью прогулочного костюма. За неимением трости, джентльменам советовали захватывать на прогулку зонт, но ни в коем случае не заменять тростью зонтиком от солнца, разве что подержать зонтик попросила дама (представить солидного господина опирающимся на зонтик с оборочками и правда как-то затруднительно). Справочники по этикету второй половины XIX века строго-настрого наказывали джентльменам не размахивать тростью на улице и не носить ее подмышкой, чтобы случайно не задеть прохожего или не проткнуть кому-нибудь глаз. Так же считалось неприличным использовать трость не по назначению при посещении музеев – например, использовать ее вместо указки, обсуждая достоинства или дефекты картин. Нанося визит в малознакомый дом, джентльмен оставлял трость в прихожей, но входил в гостиную, держа в руках шляпу и перчатки. Уже в гостиной хозяин или хозяйка предлагали ему убрать в сторону шляпу, тем самым приглашая его провести с ними вечер. Визиты к знакомым были менее формальными и в прихожей оставляли не только трость и пальто, но и шляпу с перчатками. В свою очередь, хозяева дома обязаны были следить за тем, чтобы их дети не играли с тростями или шляпами гостей. Впрочем, сомневаюсь, что викторианские детишки стали бы баловаться с тростью, учитывая, как часто те использовались для наказаний в школе. Правда, школьные трости все же были тоньше прогулочных. Так же справочники по этикету настаивали, чтобы джентльмен, входивший в помещение, где в тот момент обретались леди, держал шляпу, трость и перчатки в левой руке, на случай, если кто-нибудь из дам захочет пожать ему правую руку. «Захочет пожать» - это ключевая фраза. Самому протягивать дамам руку считалось крайне невежливым. Столько строгое соблюдение этикета наверняка приводило к разнообразным комичным ситуациям. Например, стоит бедняга со всем этим добром в левой руке, а никто из дам не торопится его поприветствовать, наоборот, все ждут, когда же он что-нибудь уронит. Но как бы справочники ни настаивали на соблюдении всех правил этикета, жизнь в любом случае вносила коррективы. Помимо использования трости по ее прямому назначению, т.е. опоры во время прогулки, джентльмены оснащали их кто во что горазд. Например, в набалдашник трости вставляли подзорные трубы, бинокли, часы, охотничьи рожки, свистки, табакерки и прочие полезные предметы. Использовали трости в качестве оружия – вставляли в нее шпагу или кинжал, которые можно было эффектно вытащить в подходящий момент, или же фехтовали непосредственно тростью. Можно лишь пожалеть, что столь многофункциональный аксессуар почти полностью вышел из моды.

ната: Татьяна,ну надо же,я зашла в этот раздел впервые.Я в полном восторге!!!!!Столько интересного.

Леся: ната Спасибо, Наташа. Заходи чаще.

Леся: Стилос, стилет и стилус. Мы хотим, чтоб к штыку приравняли перо? По-гречески «стилос» (στύλος) означает «столб, колонна». Приблизительно в этом значении в русском языке прижилось другое древнегреческое слово, «стела» (στήλη). Стела – тоже колонна, но с украшениями и надписями. «Стилосом» в древней Греции называли также и инструмент для письма. Представлял он собой небольшую палочку. (Палочка – это ведь цилиндрик, немного похожий на столб. Отсюда и сходство названий). Один конец стилоса был заострен, а другой – сплющен. Стилосом писали на дощечках, покрытых воском. Светлый воск покрывал темную дощечку, и если его царапали острым концом стилоса, оставался хорошо видимый след. Написанное было легко стереть. Для этого следовало только пригладить воск сплющенным, как лопаточка, другим концом стилоса. На таких дощечках дети в школах учились письму, а взрослые хранили какие-нибудь не очень важные заметки на память: текущие расходы, мелкие долги, записки к родным и членам семьи. Иногда стилосом пользовались ораторы, записывая на вощенных дощечках если не все содержание своей речи, то хотя бы тезисы. И нехитрый этот инструмент для письма, и даже его название у древних греков переняли древние римляне. В Риме вообще считали греков самыми большими специалистами в области культуры. И, кстати, не комплексовали по этому поводу. У каждого народа – своя стезя, вполне разумно считали римляне. Кто-то делает красивые статуи, кто-то рассказывает удивительные истории, кто-то лучше нас выращивает хлеб и виноград. Но кому-то ведь надо всеми этими умельцами повелевать! Тоже очень важное дело. Сомнений по поводу того, кто самый лучший в мире администратор, у римлян не было. У других народов, впрочем, тоже. Греки, рабы или свободные, нанятые за плату, были в древнем Риме учителями. Поэтому почти все римляне сносно говорили по-гречески и хорошо знали греческих писателей и философов. Даже пантеон своих богов они скопировали с пантеона богов древнегреческих. Да и слов, заимствованных у греков, в латинском языке было предостаточно. Настолько, что римляне ввели в свой алфавит буквы, которые применяли только для транскрипции греческих слов: V, X, Y, Z. Буква Y даже называется «и-грек» («греческое и»). Слово «стилус» по-латыни писалось именно с «игреком»: stylus. Ведь римляне позаимствовали это слово у культурных греков вместе с соответствующим инструментом для письма. А уж от римлян перешло оно (вместе с латинскими буквами) в европейские языки. В средние века стилусом по-прежнему пользовались в учебных заведениях. О тех же, кто мог грамотно и красиво изложить на письме свои мысли, стали говорить, что у них хороший, красивый стилус. Так в европейские языки (и в русский, в том числе) вошло слово «стиль». А свой рабочий инструмент многие писатели стали высокопарно именовать «стило». И даже вставляли это красивое слово в стихотворения, притворяясь «кустарями без мотора» и требуя скидки с подоходного налога:А если вам кажется, что всего делов – это пользоваться чужими словесами, то вот вам, товарищи, мое стило, и можете писать сами! (В. Маяковский. Разговор с фининспектором о поэзии)Но вернемся в средневековую Европу. В то время, как древний стилус продолжал трудиться на ниве образования, на большую дорогу в самом неприятном смысле этого слова вышел его однофамилец. Ну, почти однофамилец: стилет.Первоначально это был специальный нож, который мирные крестьяне или горожане использовали для того, чтобы быстро и аккуратно прикончить свинью. Стилет был тонкий, длинный с очень острым колющим концом. Опытный мясник одним ловким ударом вгонял его в сердце хрюшки, так что та даже взвизгнуть не успевала. Стилет довольно скоро стал любимым оружием ночных грабителей и наемных убийц, в первую очередь, в Италии. Тонкий кинжал легко было спрятать в голенище сапога или в складках плаща. В складках женского платья тоже. Стилет часто оказывался лучшим и единственным защитником средневековой женщины. Оружие это было убийственное и безжалостное. От удара в сердце или в печень жертва умирала почти мгновенно и беззвучно. Даже рыцарские доспехи не спасали. Тонкое лезвие легко проходило в стыки между металлическими пластинками панциря и жалило в печень. А название свое стилет получил потому, что был похож на стилус. Такой же заостренный с одной стороны и тупой с другой, там где находится рукоять. «Stiletto» – по-итальянски «маленький стилус». Перышко, с позволения сказать. Теперь понятно, из каких мрачных далей происходит бандитское наименование ножа, «перо» и угроза «я тебя распишу, как Бог черепаху»? Стилетом пользовались не только бандиты. Каждый благородный рыцарь, кроме меча, имел его в качестве второго оружия. Применялся стилет для самозащиты, поскольку давал преимущество спешенному воину перед рыцарем на коне. Снизу, защищаясь, уколоть противника проще. Было у стилета и еще одно назначение: одним ударом добить поверженного врага или прекратить мучение тяжело раненного соратника. Поэтому стилет называли еще «кинжалом милосердия» (по-французски «misericorde»). Впрочем, благородное название не придало стилету благородства.Возрожденный стилусА стилус, казалось бы, давно ставший музейным экспонатом, вдруг возродился с появлением карманных компьютеров и электронных книг. Ни клавиатуры, ни мышки у этих устройств нет, зато они снабжены чувствительным экраном. В комплект входит и стилус, тонкая заостренная палочка. Касаясь стилусом экрана, можно вводить в карманный компьютер информацию. Одно из самых удобных свойств «наладонников» – возможность «рукописного» ввода букв и цифр. Значки, которые для этого надо «писать» в определенной части экрана, не сложны. Их можно легко выучить, после чего ввести информацию в карманный компьютер становится так же легко, как написать записку.

Леся: Чем знаменит Шереметевский театр в Останкино? Сцена крепостного театра в ОстанкиноВ России XVIII века частный театр нередко соперничал по своей пышности с государственным. Многие оперы, комедии, пышные аллегорические представления шли на театральных сценах в имениях знатных вельмож, поставленные силами крепостных актёров, музыкантов и мастеров сцены. Значение такого театра выходило за рамки домашнего развлечения и становилось явлением в культурной жизни российского государства. Нередко на представлениях присутствовали приглашённые хозяином труппы знатные сановники и даже царственные особы.На территории современной Москвы сохранился лишь один из таких частных крепостных театров – Шереметевский театр в знаменитой усадьбе Останкино, в архитектурном отношении образующий основу всего усадебного ансамбля. Архитектурный комплекс усадьбы складывался в течение четырех столетий и принадлежал разным владельцам. Но настоящий расцвет и известность Останкино получило при блистательном любителе театра – графе Николае Петровиче Шереметеве.В конце 1787 г., после смерти Петра Борисовича Шереметева, владение перешло к его сыну – Николаю Петровичу Шереметеву, который не захотел пойти по стопам предков и делать военную карьеру. Хорошо зная театральное дало и литературу, увлекаясь музыкой, граф решает организовать у себя в имении профессиональный театр. В качестве актёров он использует собственных крепостных, предварительно обучив их сценическому искусству. Еще при жизни отца он выстроил в Кускове небольшой европейски оборудованный театр. Но осуществление его обширных замыслов было невозможно рядом с законченным и притом выдержанным в стиле прошлой эпохи – барокко и раннего классицизма – ансамблем Кускова. В 1790 г., появился проект театра для сравнительно необжитого тогда Останкина, выполненный неким Ф. Казье, мало известным в качестве архитектора (он считался инженером, а также работал в качестве воспитателя детей в семье Голицыных). Этот проект так и остался неосуществленным, однако уже в начале 1792 г. здесь было сооружено двухэтажное деревянное театральное здание, включавшее только сценическую коробку и зрительный зал. Сейчас мы уже не может в точности назвать имя архитектора, чьё участие оказалось решающим при постройки уникального останкинского дворца – и это несмотря на обилие документов и графических изображений. Строительными работами постоянно и очень деспотично руководил сам владелец. Различным архитекторам заказывались проекты не только отдельных частей здания, но и небольших фрагментов интерьера, а некоторые детали закупались готовыми. Дворец строился с 1791 по 1799 года, к его строительству на разных стадиях было привлечено много русских и заграничных зодчих. Общая композиция была создана в два приема, в течение года с небольшим: с весны 1792 г. до лета 1793 г. Одним из основных авторов проекта дворца был Иван Евгеньевич Старов, много работавший для Шереметева в Петербурге, а также Виктор Францевич Бренна. Однако затем почти каждая отдельная часть изменялась и расширялась. При этом уничтожалась и только что выполненная сложнейшая отделка: искусственный мрамор, золоченая деревянная резьба и ее имитация в тисненой бумаге, лепка, росписи, штофная обивка и «бумажки» – расписные обои. Проекты перестройки были выполнены архитекторами Франческо Кампорези и Джакомо Кваренги, но они не понравились владельцу и он поручил работу крепостным зодчим Алексею Миронову, Григорию Дикушину и Павлу Аргунову, который работал здесь над важнейшей проблемой театральных зданий – оптической видимостью сцены, конструированием зрительного зала. В архитектурном наследии России трудно найти другое здание, в котором бы дерево было использовано так необычно, всесторонне и талантливо. В руках останкинских мастеров оно приобретало вид мрамора и металла, алебастра и гипса. Главные достопримечательности дворца – театральный и машинный залы, артистические уборные, созданные по чертежам крепостного мастера. Оригинальной особенностью Останкинского театра стала возможность его быстрой трансформации в бальный зал, «воксал», в виде которого он и дошел до нас. Это сценическое оборудование было создано крепостным мастером Иваном Пряхиным. Оборудование машинного зала позволяло менять тяжёлые и объёмные декорации за 2-3 минуты, создавать сценический эффект. А зрительный зал мог за 20 минут превратиться в бальную залу: специальные механизмы убирали кресла и бутафорские колонны, опускали люстры. Театральный зал в Останкине мог вместить до 250 зрителей. Сцена получила в глубину 22 метра (при ширине 17 м) и стала одной из самых больших в России того времени.Прасковья Ивановна Ковалева (Параша Жемчугова)В театре Шереметева выступала крепостная труппа из 200 талантливых актеров, певцов, музыкантов, танцовщиц. Имена многих крепостных Шереметевых вошли в историю русского искусства. Это композитор-капельмейстер Степан Дегтярёв (чья жизнь после роспуска труппы кончилась трагически: он умер от пьянства), инструментальный мастер Иван Батов, актриса Татьяна Шлыкова-Гранатова, режиссер и драматург Василий Вороблевский – и среди них Прасковья Ивановна Ковалева (Параша Жемчугова), обладавшая драматическим талантом, редким по красоте и выразительности голосом, а кроме того незаурядными композиторскими способностями. Когда граф Николай Петрович Шереметев увидел Парашу, он был так поражен её красотой и голосом, что не мог не познакомился с этой женщиной поближе. Шереметев встретил в актрисе действительно редкую и высокую душу, и любовь его скоро сделалась страстью постоянной и единственной. Для того чтобы жениться на ней, граф придумал легенду, что Прасковья – дочь дворянина, которая после смерти родителей была принята в крестьянскую семью. За огромные деньги были сфабрикованы необходимые документы, но, несмотря на это, брак крепостной актрисы и дворянина был официально признан только после смерти Прасковьи Ковалёвой. Для Прасковьи Ковалёвой-Жемчуговой и был построен дворец-театр в Останкино. В репертуар театра Шереметева входило свыше сотни произведений – опер, балетов, комедий. При открытии театра 22 июля 1795 года давали оперу Ивана Козловского на слова Павла Потемкина «Взятие Измаила, или Зельмира и Смелон» (к сожалению, музыка этой оперы ныне утрачена). На представлении в ещё недостроенном театре присутствовали ветераны русско-турецкой войны. У Шереметьева представлялись оперы выдающихся музыкантов XVIII столетия – немца Xристофа Виллибальда Глюка («Эхо и Нарцисс»), француза Анри Эрнеста Гретри («Самнитские браки», «Земира и Азор», «Люсиль»), популярных в России итальянцев Джованни Паизиелло («Инфанта Заморы», «Притворная любовница»), Никколо Пиччини («Атис», «Дидона», «Роланд»), Джузеппе Сарти («Ринальдо»), а также русских композиторов – Евстигнея Фомина («Анюта», «Новогородский богатырь Боеславич»), Василия Пашкевича («Санктпетербургский гостиный двор», «Февей»). Пышные оперные спектакли давались для именитых гостей: в день праздника, устроенного Шереметевым в 1797 году в честь императора Павла I, была поставлена опера Гретри «Самнитские браки»; она же была повторена чуть позже для польского короля Станислава Августа Понятовского. В театре давались концерты: исполнялись сонаты известного петербургского виртуоза Ивана Хандошкина, хоровые концерты капельмейстера Дегтярева. Ставились комедии Александра Сумарокова и его последователей – Якова Княжнина, Николая Николева, Василия Вороблевского. Декорации писали выдающиеся декораторы того времени: Пьетро Гонзаго, Валезини, Гильфердинг, Гатфильд, Бибиена и другие, а также талантливые крепостные живописцы Г. Мухин, К. Фунтусов, С. Калинин. Расцвет Останкино был ярок, но краток. В 1801 году состоялся последний при жизни Н. П. Шереметева праздник в честь императора Александра I. Вскоре труппа была распущена, а усадьба надолго оставлена владельцами. Шереметевы, владевшие Останкиным до 1917 года, деятельности театра не возобновляли. Не произошло это и в 1918 году, когда Останкинский дворец стал музеем. Театр продолжал безмолвствовать. Только в 1988 году вновь начались спектакли: музей попытался хотя бы отчасти восстановить репертуар Шереметевского театра. В настоящее время Останкино – единственный в России театр XVIII века, сохранивший сцену, зрительный зал, гримировочные комнаты и часть механизмов машинного отделения. Некогда обладавший возможностью трансформации, театр дошел до нас в виде бального зала «воксала». Исчезла оркестровая яма, которая до сих пор не восстановлена в первоначальных формах. Тем не менее, зал время от время используется для постановки старинных опер и проведения камерных концертов. Однако всё это – лишь отзвуки былого величия: театральная сцена, которая могла бы стать главной оплотом аутентичного музицирования в Москве, нуждается в полноценной, грамотной и всесторонней реставрации.

Леся: Кем командует домовой?У суседушки, то есть домового, по поверьям предков, имелся довольно многочисленный штат помощников. Например, целый отряд вяшек и вяшат – так в старину называли домашних позастенных божков. Вяшки были побольше – с воробья, вяшата – помельче, с муху, а то и еще меньше – так, что без лупы и не разглядишь. Считалось, что и те и другие отличались завидным трудолюбием и вели исключительно ночной образ жизни. Днем спали, а как стемнеет, принимались за работу: пересчитывали все, что можно: кирпичи или бревна в стенах, солому на крыше, стебельки растений в огороде; перебирали паклю, конопатили щели. Предки наши наделили этих персонажей добродушным и веселым нравом. В качестве службы им было определено следить за тем, чтобы не было никакого урона хозяйству. Поэтому если ночью раздавались шорохи в избе, то говорили, что вяшки трудятся либо шалят. А если что-то не так случится, вяшек с вяшатами никогда не ругали, а только вздыхали: «Ишь, недосмотрели позастенные». Одной этой фразы было достаточно, чтобы бедняжек начинала мучить совесть. Если ж все в порядке, то в лунную ночь они на радостях танцуют и веселятся со всей простодушной искренностью своей «дитячьей души». Мало того, что вяшки незлобивы и незлопамятны, они еще и умеют быть благодарными. И если среди бестелесных сущностей эти крохи безукоризненно подчиняются домовому, то от людей с удовольствием принимают угощение – «страву». Под крышей обретался горешник (не от слова горе, горещем называли чердак), в холодной клети при избе – сенник, под полом – чуланник, в печи Царь Огонь. Духи-обитатели двора тоже были связаны субординацией с домовым, и было их великое множество: дворовый, банник, овинник, амбарник/гумник (гуменник), птичий, клунный, зерновик. Невидимый хозяин двора представлялся как приверженец консервативных взглядов. Ему не по нраву как новые люди, так и животные, поэтому приплод скота уносили в дом, чтобы дворовый не причинил вреда. Более всего он был дружен с собакой и козлом. Чтоб не серчал, развешивали цветные лоскуты в хлеву, куриного бога помещали. Овинник считался огненным духом, вечно вымазанным сажей. В его полномочия входило следить за кладкой снопов, контролировать время разведения костра. Он тоже не любит посторонних и пытается их пугать. После сушки снопов ему полагалось говорить: «Спасибо, батюшка-овинник, послужил ты верой и правдой». Тот, кому довелось понравиться гуменнику, мог рассчитывать на то, что тот пополнит хлебные запасы, позаимствовав их в чужом дворе. Садовник отвечал за плодоношение, у него под началом находились яблонник, грушевник, вишенник, сливовник, ягодник, травник. За огородом присматривал одноименный дух – огородник, которому помогали капустник, гороховик, огуречник, картошник, кукурузник, дынник, арбузник, цибульник/свекольник и даже укропник. В зависимости от того, что растет на грядках. В общем, хозяйство, крестьянское было густо населено бесплотными существами. Но и это еще не все. Люди верили, что у всего сущего есть по два духа – один защитник, другой вредитель, и они меж собой постоянно борются, а от исхода схваток зависит урожай. Защитника полагалось задабривать жертвоприношениями, соблюдать традиционные табу и т. д. В общем, ладить надо было с невидимками, а по большому счету – жить в согласии с природой.

Леся: Домовой и его именины. А вы положили монетку под плиту?«Дедушка-суседушка! Кушай кашу, да избу храни нашу!»Почему вся информация, которая касается домовых, так популярна? Неужто из-за одной склонности к суевериям? Скорее, речь идет об интересе к традициям предков, – ведь были они неслучайны и основаны на стремлении обустроить жизнь в гармонии со всем сущим: природой, людьми, собственной душой. При этом мифологический образ домового помогал выстроить нерушимый порядок взаимоотношений в семье и настраивал на достойное поведение независимо от того, есть ли тому свидетели. Домовой выполнял роль невидимого контролера благопристойности речей и поступков, а также согласия в отношениях между домочадцами. По существующим версиям, он либо дух-хранитель самого дома, либо дух предка, который защищает семью потомка. В древние времена многие, если не все, народы включали в традицию аналогичный персонаж. Например, Сельве/Сельван/Сильванус этрусков и римлян выполнял подобные функции. О защите дома полагалось помнить постоянно, но устанавливались и специальные дни, в которые нужно было призывать ее с особой силой. Так возникали праздники в честь духов-хранителей. У наших предков один из таких праздников приходился на день 10 февраля – этой дате народный календарь не изменил и с принятием христианства. В результате день почитания православного святого Ефрема Сирина стал в народе Ефремовым днем – Ефремом Ветродуем, Запечником, Прибаутником и Сверчковым заступником. А раньше праздничная дата называлась Кудесами, т.е. чудесами (вспомним: «Скажи мне, кудесник, любимец богов…»). Чудеса как раз и были связаны с домовым, который 10 февраля считался именинником. В качестве такового он мог разгуляться – расшалиться и, чтобы не разошелся «через край», его полагалось «унимать». Обряд унимания заключался прежде всего в угощении. В разных местах имелись свои особенности подношения кушаний для домашнего духа. Где-то ставили на печь или за нее кашу в горшке, да не просто так, а обкладывая угольками, чтоб не остыла до полуночи, когда «суседушка» придет ужинать; где-то – наливали молока в миску. Кое-где за ужином ставили прибор «для хозяина» и накладывали в предназначавшуюся для него посудину всех кушаний, что подавались к столу. А если баньку топили, то уходя из нее, оставляли ведро и веник – чтоб «батюшка» тоже мог попариться ради праздничка. В купеческом сословии и в среде зажиточных крестьян было принято класть под печку серебряную монету во исполнение поверья: коли примет «дедушка» подношение – быть достатку в доме целый год. Мужички победнее в надежде разбогатеть оставляли там же медную денежку. Ни в коем случае нельзя было убивать насекомых, будь-то сверчки, тараканы или даже клопы. А иначе разобидится домовой, осерчает и отплатит разором, который никак невозможно будет одолеть, пугать начнет стуками да бряками, а то и вовсе дом покинет, оставит без своего покровительства (вот почему назвали Ефрема Сверчковым заступником). В знак почитания домового 10 февраля полагалось разговаривать тихо да ласково, обходиться без споров и упреков: мол, увидит он, что в семье лад, обрадуется и будет помогать хозяевам (а ссоры да дрязги домашние «хозяин», по поверью, терпеть не может). Полынным веником избу подметали, чтобы «дедушка» в именинный день мог отдохнуть, а не сражаться с той нечистью, что не дай Бог, забредет в дом. Одним словом, праздничный день должен быть выходным. А в вечернюю пору, выказывая почет да уважение, принято было вспоминать байки да сказки о житье-бытье «суседушки». Коли все положенное исполнено как надо, можно было обратиться к домовому с просьбами и пожеланиями: – Хозяин-батюшка, побереги скотинку. – Хозяинушка-батюшка, хлеб-соль прими, скотинку води. – Домовишко-дедушка, всех пой, корми овечушек, ладь ладно, а гладь гладко и стели им мягко. – Дедушка-суседушка! Кушай кашу, да избу храни нашу! – Хозяин-батюшка, прими нашу кашу! И ешь пироги да наш дом береги! – Дядюшка-домовой, хозяин-батюшка! Тебе хлеб-соль, а нам в дому счастье, здоровье, лад и любовь! Пожелание: пусть в каждом доме будут хлеб-соль, счастье, здоровье, лад и любовь!



полная версия страницы